Четверг, 15.11.2018, 16:29
Приветствую Вас Гость | RSS



Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Ужасно
2. Отлично
3. Хорошо
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 37
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Электронная библиотека здоровья

Маскулинность, фаллический комплекс и прочие неприятности…

Автор утверждает: Современные российские мужчины морально и психологически полностью дезориентированы. Из‑под мужского трона выбиты все точки опоры. Традиционные мужские роли не принимаются женщинами. К новым ролям не готовы ни те, ни другие. Конфликт полов движется к своему апогею, он разрушителен как для каждого человека, так и для общества в целом.

Из практики.

В кресле напротив меня сидит расстроенная женщина. Переживает по поводу проблем в отношениях с мужем. Разбираем ситуацию, пытаемся понять чувства обоих супругов. И вдруг женщина спрашивает: «Вы думаете, он понимает? Он может что‑то чувствовать?» А у меня перед глазами возникает картинка: люди сидят за обеденным столом, разговаривают. Рядом – большая умная собака. Кто‑то произносит слово «гулять». И собака, реагируя на заветное слово, характерно наклоняет голову. Люди в восторге: «Надо же! Понимает!»

Мужчинам отказано в чувствах, понимании женщины, страхе и совести. Поэтому его необходимо «воспитать», сделать из него человека.

Есть жесткий трафарет, каким мужчина должен быть. И масса печатных изданий, рассказывающих, как этого добиться.

Первая неприятность: маскулинность

Итак, начнем с первой «неприятности» – маскулинности. Прямой перевод этого слова – мужественность. Однако в русском языке мужественность означает, в первую очередь, храбрость, стойкость, выносливость, силу духа и тела, способность рисковать жизнью и даже отдать ее «за други своя». Когда мы говорим «мужественный человек», то возникает портрет сильного, могучего духом и телом, отважного мужчины. Мужественная женщина – это стойкая в беде, выносливая и сильная. То есть слово «мужественность», в отличие от «маскулиности», несет в себе определение заведомо положительных качеств человека, которые могут не быть привязаны к полу.

Маскулинность, так же как и феминность, означает состояние пола в целом, мужского или женского. Маскулинная женщина – это мужеподобная женщина, а вовсе не мужественная.

Настоящий мужчина, исходя из определения маскулинности, это некий несокрушимый богатырь, который обладает двумя свойствами, традиционно отличающими его от женщины: сексуальной силой и разумом. Настоящий мужчина, по классическому определению, брутален, принимает жесткие решения, к женщине относится несколько снисходительно, покровительственно. Казалось бы, мечта, а не мужчина: «настоящий полковник»! Но не тут‑то было. Современная жизнь позволила женщинам конкурировать с мужчинами и в открытой сексуальности, и в разумности, и в силе, и даже в брутальности.

Все‑таки главным качеством мужчины оставалось геройство, самоотверженность, готовность совершить подвиг, отдав жизнь за Родину, за друга. Самопожертвование не обязательно подразумевало защиту страны от внешних врагов. Хотя внешний враг незримо присутствовал всегда. Были и другие «битвы»: за урожай, за выполнение плана, за повышение и укрепление, достижение и победы… на всех фронтах мирной жизни.

Мужественность в России имеет смертельный ореол. О смертельном ореоле» советской мужественности писали многие исследователи этой темы. Самые интересные и полные из них принадлежат перу Ж. Черновой, И. Кона, Е. Здравомысловой, А. Темкиной. Так, Игорь Кон в книге «Мужчина в меняющемся мире» пишет: «…на страницах российских газет и в 1990‑е годы наиболее положительные мужские персонажи обычно бывают уже погибшими, обреченными или жертвующими собой». Мы еще вернемся к теме летального аспекта мужественности, когда будем говорить о взрослении мужчины, превращении его из мальчика и отрока в мужчину.

В последние годы во всем мире, а у нас в силу самого драматического столетия за всю историю, тем более, происходили процессы феминизации общества.

Мне всегда казалось нелепым феминистское движение в нашей стране. Женщинам еще в начале прошлого века общество и власть позволили таскать шпалы, трудиться на великих стройках, рисковать жизнью и здоровьем, работать в любой сфере производства. Здесь мы были впереди планеты всей. Общеизвестный факт, что в конце восьмидесятых годов прошлого столетия девять из десяти женщин учились или работали.

Не хочу углубляться в статистику или подробно описывать недавнюю социальную жизнь. Это не социологическое исследование. Но не могу пройти мимо одного важного факта: управления семейным бюджетом.

Как ни крути, но создание и распределение материальных ценностей является основой любого сообщества, в том числе и семьи. И это все о лидирующей роли мужчины, его маскулиности. В семьях всего каких‑то двадцать пять лет назад было естественным и считалось правильным, что мужчина отдавал женщине всю зарплату, делая себе «заначки» из премиальных или сверхурочных денег. Во многих семьях жена каждое утро выдавала мужу деньги на обед, рубль‑два. Именно женщина решала, какие покупки и когда делать, куда ехать отдыхать, в какую школу отправлять детей. Хоть такая традиция и порождала анекдоты, однако сильного протеста не вызывала. Отсюда и вечный спор на тему «кто в доме хозяин».

Мужчина был ограничен не только в распределении материальных благ, но и в их «добыче». И это, пожалуй, один из важнейших факторов, породивших психологию иждивенчества, актуальную и сейчас. Даже если мужчина готов был работать двадцать четыре часа в сутки, чтобы обеспечить семью, улучшить материальное положение, поменять квартиру, купить дачу и автомобиль, то у него все равно ничего бы не получилось. В зарплатах по каждой профессии был установлен свой «потолок»: в доску расшибешься – получишь не денежную премию, а именные часы и грамоту. Будет тебе почет и уважение, а вот денег все равно не будет. Если повезет, то поставят «на очередь» приобретения автомобиля. Лет на десять… Про квартиру и говорить не приходилось, если у тебя жилая площадь превышала норму постановки на учет хотя бы на десять квадратных сантиметров. Да и потом, не было самого понятия «купить». Говорили: «получил, дали, предоставили». О товарах народного потребления – «достать, добыть, дают, выбросили». Заработанные деньги в просторечье назывались «получкой».

Язык – самый чувствительный орган в теле социума. Именно он отражает реальную жизнь людей, а не лозунги и цифры. Слышите в этой лексике мелодию бессилия и зависимости от тех, кто «дает» и «предоставляет»? Народ моментально перепел в частушку пропагандистские стихи из немецкой листовки времен Великой Отечественной:

«Слева – молот, справа – серп,

Это наш советский герб.

Хочешь – жни, а хочешь – куй,

Все равно получишь х…».

Как в такой ситуации отвечать за семью, как ее содержать? Упирайся, не упирайся – результат один. У мужчин опускались руки, рождалось чувство безнадежности и пассивности. Они чувствовали: от них мало что зависит, все в руках других людей; захотят – дадут.

Это порождало безответственность. Не поверхностный пофигизм типа «не буду мыть посуду». А ту, глубинную, при которой необходимо адаптироваться к общесоциальной ситуации и не рыпаться. Пресловутую инфантильность взрослых мальчиков. Скажу даже – иждивенческое сознание. Несколько поколений мужчин выросли с ощущением «низкого потолка» и «узкого коридора». Социальные лифты работали только через партийно‑профсоюзную дверь, да и то с ограничениями: «не больше, чем положено». Рассчитывать на себя, думать, что сможешь, работая без устали, обеспечить семье лучшую жизнь – не приходилось. От мужчины зависело не много.

Но мужественность в первую очередь подразумевает независимость, энергию, смелость, инициативу и ответственность. Необходимо было найти механизмы адаптации исконно мужских свойств к предлагаемым жизненным обстоятельствам. И они, естественно, нашлись.

Чувство нереализованности и психологическое подавление маскулинного лидерства частично компенсировались почетом и уважением на предприятии, а накопленная агрессивность выплескивалась в семье, в частной жизни. Как правило, это выливалось в бытовые драки, грубые мужские компании, тиранию жен и детей.

Думаю, почти у каждого из людей старшего поколения есть знакомая семья, где глава семьи – домашний тиран для своих, и милейший человек для посторонних. Покладистость и покорность в социуме компенсировались жесткостью, доходящей до жестокости, в семье. И соседи, и сослуживцы завидовали женщине: «Какой у тебя замечательный муж!» Критерии «хорошего мужа» того времени – «Не пьет, не бьет».

Выученная социальная беспомощность имела и оборотную сторону, уже связанную с властью женщины в семье. Мужчины, будучи ограниченны в выборе, отказывались от личной независимости и ответственности, убегали в мир мальчишества, в инфантильность, социальную и бытовую. Они делегировали социальную ответственность начальнику, а семейную – жене.

Женщинам ничего не оставалось, как взвалить на себя весь груз заботы и ответственности и за воспитание детей, и за семейное благополучие. Так что феминизм победил в нашей стране не потому, что за него боролись, а потому, что другого выхода не было! «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик».

Есть еще один любопытный момент, касающийся сексуального аспекта маскулиности. Все мы в школе читали мифы Древней Греции, воспринимая их как сказки. Однако в них есть и психологический подтекст. Система древних мифологических представлений индоевропейской культуры, к которой мы имеем непосредственное отношение, породила и общее бессознательное. О чем я? О символах, которые действуют на психику человека сильнее, чем слова, поскольку имеют более древнее происхождение. Так вот, серп является символом первой кастрации мужчины. Бог Кронос по настоянию своей матери Геи оскопил своего отца Урана. Серп – не только древний символ земледелия, в нашем бессознательном он до сих пор существует как орудие кастрации. Часто мужчины – а иногда и женщины, – говорят о неприятном и неожиданном событии: «Как серпом по яйцам». А теперь представьте себе, как под этим символом жилось мужчинам почти семьдесят лет существования СССР. Наложите этот «пустячок» на описанное выше состояние подавленной маскулиности – и получите психологический портрет мужчины, чья молодость пришлась на советское время.

Режет фаллос острый серп –

это был советский герб.

Символы кастрации

несли на демонстрации.

В. Смирнов

А потом грянули лихие девяностые. И когда весь цивилизованный мир позволил мужчине следовать по пути интеллектуальной маскулинности, наши мужчины ринулись, со всей накопленной агрессией, реализовывать то, что подавляли и вытесняли десятилетиями – в разгул брутальности. Потому они и «лихие», эти годы, что героем стал бесстрашный, бравирующий силой и беспредельностью в отношениях с «чужими», склонный к насилию, живущий «по понятиям», грубый мужчина. А женщинам предоставили почетное право одеть и накормить страну. Именно женщины ринулись с сумками «смерть аэрофлоту» за яркой одеждой, и именно они раскладывали на клеенке на больших площадях Москвы мясо, сметану, овощи. Кто помнит, тот поймет, о чем я говорю!

В идеальной семье жена не знает, откуда берутся деньги, а муж понятия не имеет, куда они деваются!

Вот что написал нам Илья, 32 года, Урал

«Взрослел я до 11 лет в социуме, с определенными ценностями и пониманием «места» мужчины, в обществе. В период с 11 до 16 лет, когда важна моральная поддержка родителей, мои, да и родители многих ребят «из народа» оказались, вместе со своими ценностями, стажами, трудовыми медалями, на «свалке» истории, трясясь за кусок хлеба на новом рынке. Им было не до нашего становления с точки зрения мужественности и будущей успешности; кормили, и на том низкий им поклон. Социальный страх и неуверенность передался и нам, в частности, мне. Разделение в младших классах на гимназистов и ребят – «неудачников» с тройками по математике, без права достойного отношения со стороны учителей, я испытал на собственной шкуре. Плюс массово нас, молодых парней, захлестнул алкоголь, а кого и «наркота». Помню чувство унижения от мизерных зарплаты от «новых русских», после техникумов и институтов.

«Настоящесть» мужчине придают понятный и весомый авторитет и заслуги предков, любящие друг друга родители, уравновешенная семейная обстановка в детстве, признание права на самореализацию, профессионалы‑наставники в деле. Какая у меня и мне подобных, а нас тысячи, мужественность? Максимум – воспоминания о мордобоях, кто сколько девок (простите!) «помял» и т. п. Страхи и комплексы! И так от 19 до 25 лет. И вот тут наличие разума и страх остаться ни с чем, начинают расшевеливать мотивацию к вялым попыткам «под занавес» что‑то сделать. Я и многие из моих товарищей в 30–36 лет бросили курить, «заливать». Велосипед, бокс и т. п. Но финансовых успехов, социальной значимости ноль. И это меня лично жутко раздражает. Какие тут любовь, дети, свадьбы? Мне стыдно жить так. Почитайте Комсомольскую правду за июнь 2011 года. Несколько человек из преступной группы собирала «дань» с офицеров военно‑морской базы. Всей базы! Разделяю мнение Ксюши Собчак: многие из российских мужчин – и я в том числе, – аморфное говно!»

Страшное письмо, и я благодарна Илье за мужество это осознать и написать об этом. История недавних лет наложила свою печать на сознание поколения. А следующие поколение – дети своих родителей.

По образному выражению Виктора Ерофеева, «мужчина состоит из свободы, чести, гипертрофированного эгоизма и чувств. У русских первое отняли, второе потерялось, третье отмерло, четвертое – кисель с пузырями».

Так что же происходит сейчас, в наши дни? На мой взгляд, в начале XXI века реанимировалась мечта о «настоящем мужчине», больше соответствующая представлениям периода патриархата, то есть еще досоветского времени.

Обычно на вопрос женщинам: «Каким должен быть настоящий мужчина?» следует ответ: «Добытчиком, опорой и защитником», перечисляется традиционный набор маскулинных свойств. Когда начинаем разбираться, что это значит, то понимаем: ни одна из этих ролей большинство женщин не устраивает. Но и ничего нового женщины перечислить не могут. Очень редко звучит слово «партнер», не все психологически к этому готовы.

Добытчик означает кормилец. А кормильца и добытчика следует слушаться, ему надо подчиняться и соблюдать, в перовую очередь, именно его интересы. Устал – отменяем поход в ресторан, плохое настроение – ходим на цыпочках, решил с друзьями на рыбалку поехать – собираем сумку, недоволен занятостью жены на работе – меняем работу…

Звучит еще одно пожелание – чтобы муж был опорой. Тоже непонятно: куда падаем, откуда состояние неустойчивости? А если требуется опора, то кто поддержит самого мужчину? Может быть, под этим расхожим словом имеется в виду надежность в сложных жизненных ситуациях, например, когда женщина беременна или ухаживает за младенцем? Скорее всего, да. Но ведь и мужчина ждет от женщины надежности, поддержки, когда он слаб и беспомощен.

Следующим женским запросом выступает желание, чтобы муж был главой семьи, принимал решения, возглавлял все важные жизненные процессы. Но главе придется подчиняться, принимать те решения, которые могут показаться жене неразумными или неправильными. А глава есть глава, хочешь, не хочешь, а придется выполнять и подчиняться.

С таким положением вещей современная женщина не согласна. Слова, описывающие «настоящего мужчину», уже не соответствуют реальному женскому запросу. Старый порядок распределения «он – добытчик и голова всему, а она – хранительница очага», современную российскую женщину не устраивает. Мир и женский запрос давно поменялись, остались лишь слова. Хочет женщина чего‑то другого, и сама не знает, чего…

Недавно в Интернете была опубликована «Анкета идеального мужчины с точки зрения женщины» По‑моему, попали в точку.

АНКЕТА ИДЕАЛЬНОГО МУЖЧИНЫ

(С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЖЕНЩИНЫ)

1. Я богат, у меня нет бывшей жены, детей от первых браков и прочих родственников. А еще я миллиардер.

2. Я очень щедрый. Мне не жалко потратить пару десятков тысяч баксов на двадцать пятую шубу для Тебя.

3. Я очень люблю животных. Меня умиляет, когда они грызут и царапают мои вещи, гадят в мои лучшие туфли и сжирают важные рабочие документы.

4. Я уважаю маленькие женские слабости. Меня вводят в экстаз двухчасовые разговоры по телефону, постоянный шопинг и инет‑флиртинг.

5. Я никогда не разбрасываю свои носки где попало, слежу за своим внешним видом (маникюр, эпиляция в зоне носовых пазух, бровей и лобка), не храплю ночью.

6. Верен до невозмутимости, так как чувство непоколебимого кобелизма мне чуждо.

7. Я готов жениться! Прямо сейчас. Ради того чтобы взвалить на себя груз семейной ответственности вкупе с вашими детьми и милейшими родственниками, я готов активно достать все звезды с неба!

8. Я буду любить Твою маму. Всегда!

9. Не употребляю алкоголь, даже слабоалкогольные коктейльчики, а уж тем более пивасик и прочую дрянь, не смотрю футбол, хоккей и вообще не смотрю спортивные передачи по причине стойкой непереносимости. Обожаю мексиканские сериалы!

10. Не хожу в баню с друзьями, дабы не тратиться на проституток, тем самым берегу семейный бюджет и здоровье, на рыбалку тоже не хожу, по тем же причинам.

11. Посиделки с друзьями в гараже не одобряю и никогда в них не участвую. И вообще, у меня нет друзей, так как жену я люблю до такой степени, что друзья мне ни к чему!

12. Я высок, атлетически сложен, красив, как голливудский актер. Сексуальный темперамент позволяет мне быть порнозвездой мирового масштаба, однако в силу природной скромности и верности не участвую в подобных мероприятиях.

13. Мне не важно, как Ты выглядишь. Ибо в женщине главное – это ее внутренние душевные качества.

14. Готовлю, мою посуду, стираю, глажу сам. Это мои любимейшие занятия. Также мечтаю отводить и забирать наших будущих детей в садик и из садика, а потом в школу и из школы, и таскаться по родительским собраниям.

15. Я говорю комплименты по сто пятьдесят восемь раз на дню, а клянусь в неземной любви до гробовой доски и того чаще, и всегда делаю это искренне и от души. Я – по натуре однолюб. Усю жизню ждал тока тебя!

16. У меня есть конечно же и свои маленькие недостатки – это ночной голод, который побуждает меня опустошать холодильник, и секс по телефону, но исключительно, дабы не потерять мастерство. Но по причине моих бесчисленных достоинств такие пустячки, я считаю, простительны».

Шутка удалась, хотя бы потому, что отражает полное непонимание наших претензий друг к другу: мы не успеваем за быстро меняющимся миром.

Сергей, 30 лет

«Наверное, еще с юношеских лет у меня сложилось стойкое ощущение того, что женщинам нужны не мужчины с их – как бы пафосно это ни звучало – внутренним миром, плюсами и минусами, светлыми и темными сторонами, а эдакие кентавры. Сверху до пояса красивые (не уродливые), умные (не дураки), успешные (перспективные), с великолепным чувством юмора и прочее… А снизу от пояса – просто жеребцы, и больше ничто. Но на самом деле, перефразируя братьев Стругацких, скажу: трудно быть мужчиной, и всегда, похоже, было трудно. А в нынешнее время особенно. Очень много потреблятства с обеих сторон, и мало, а то и вовсе нет, глубины в отношениях. И ведь страшно, что многие мужчины и женщины даже не стремятся строить отношения. Потому что это очень сложно, и потому что мы очень разные, и потому что это требует значительных душевных и эмоциональных затрат. Конечно, ведь гораздо проще встретиться на нейтральной полосе, понежничать, посмеяться, провести время вместе, а потом разбежаться по домам. А потом мы, мужчины, слышим в свой адрес слова: «Да все они одинаковые и им только одно и надо». А женщины слышат еще более четкое: «Да им только деньги и нужны». Не могу однозначно сказать, что значит быть «настоящим мужчиной», но совершенно точно знаю: порой это трудно. Мы живые люди и нуждаемся в эмоциональной, и не только, поддержке не меньше, чем женщины, и не всегда это получаем».

Хорошее слово – «равенство», да только между мужчиной и женщиной оно сеет конфликты, а порой и вражду. И все потому, что есть у мужчины одна штучка, которой нет у женщины. А потому и равенство получается каким‑то натужным и долго баланс не выдерживает. И имя этой штучке – фаллический комплекс. И он самым непосредственным образом связан с маскулинностью, более того, определяет ее. Именно здесь, на мой взгляд, скрывается причина кризиса маскулиности.

И если с критериями и поражением маскулинности все более или менее понятно, то что такое фаллический комплекс?

Вторая неприятность: фаллический комплекс

Фаллос (не путать с пенисом!) – символ мужских побед, силы, завоеваний и жизнестойкости. С тех пор как человечеству для выживания понадобилась физическая сила и агрессивная выносливость, культ фаллоса стал повсеместным. Это утверждение мужской власти, мужской силы жизни… И, как любой символ, оказывает огромное влияние на психологию мужчины.

Для мужчины его первичный половой признак является и центром мужской вселенной, и причиной вечного беспокойства. Еще совсем маленькие мальчишки, собираясь вместе, обязательно будут писать – «кто дальше». Кто дальше, кто больше, у кого лучше, у кого мощнее…

Вот команда: враз мочиться;

Все товарищи в кружок!

У кого сильней струится

И упруже хоботок.

М. Кузмин. «Купанье»

Мужчины конкурируют всегда. Во взрослой жизни речь идет уже о машинах, спортивных достижениях, охотничьих ружьях, сигарах, телефонах, рыболовных снастях… Да мало ли поводов у мужчины померяться чем‑нибудь! И так от рождения и до глубокой старости. Соревновательность и потребность в достижениях – вот основные черты фаллического комплекса, «ахиллесова пята» мужчины. И сопровождает эти черты неизменная спутница – тревога: получится ли?

Когда мужчины рассказывают о размерах своего члена – рыбаки просто отдыхают…

В мирное время, кода доказывать свои бойцовские качества приходится на фоне спокойной жизни, критериями жизненного успеха становятся не столько доблесть и мужество, сколько финансовое и социальное преуспевание. Всем известен российский «джентльменский набор» критериев успешности: дорогая машина, просторное и престижное жилье, хорошая должность или высокий социальный статус, финансовое благополучие. А если к этому еще прилагается любовница – фотомодель, то результат достигнут. Именно таков современный «настоящий мужчина». Именно такими общество принимает их особенно охотно. Новое представление мужчин о самих себе толкает их к бесконечному бегу за успехом. Более того, им необходимо восхищение и признание, доходящее до степени восторга. И это неизменно приводит мужчин к стрессу, разочарованию, кризису достижения. Они утрачивают смысл жизни – а приобретают пустоту и тоску. И тоска связана с самым большим мужским страхом – не соответствовать общественно значимой роли.

Фаллический культ – одна из древнейших систем верований, широко распространенная по всему миру во всех странах эллинского и римского мира небольшие каменные или глиняные фаллосы были амулетами, которым приписывалась чудодейственная сила: прогонять дурные влияния и чары. Фаллосы носили на шее, вешали над входами в дома и комнаты, выставляли в садах и на полях для их охраны. В славянской языческой культуре поклонение фаллосу являлось важнейшей частью ритуалов плодородия.

А знаете ли Вы, что распространенный обычай выставлять кукиш обидчику или человеку с дурным глазом начался с фаллического культа? Изображение фаллоса, символом которого и является кукиш, в прежнее время считалось охраной от злых духов и чар. До сих пор на юге Италии новорожденным мальчикам и девочкам вешают на шею маленькие фаллосы. Взрослые итальянцы, чтобы обезопасить себя от сглаза, хватаются прилюдно за причинные места.

Когда мужчины встречаются, то они сразу же оценивают друг друга по критерию успешности, начинают конкурировать, определять себя и другого по шкале «победитель – проигравший». И вся атрибутика успешной жизни, по сути, является компенсацией огромного страха проиграть, не соответствовать образу. Мужчина не может допустить мысли о своем бессилии, и уж тем более признать, что он боится этого. Признаться в собственном страхе – значит перестать чувствовать себя настоящим мужчиной.

Вот такое «чертово колесо» крутит современного мужчину, не позволяет ему остановиться и пересмотреть свои ценности. Вот тогда ему помогают личностные кризисы, которые случаются регулярно.

Физиология мужчины формирует его отношение к жизни, его психологию. У мужчины все снаружи, он весь на виду. И если его мужская уверенность в себе подорвана, то спрятаться и замаскироваться ему негде! Только уйти в оборону, замкнуться, и агрессивно отвечать на любой запрос снаружи. Психологами замечено, что проблемы с мужским здоровьем влекут за собой целый ворох других проблем, касающихся отношений в семье, социального статуса. И кризисы, и любовницы, и беспросветная тоска – все это производные мужского фаллического комплекса. Так что эректильная дисфункция – это не только вопрос медицины, это, если хотите, серьезная социальная проблема, касающаяся женщин в первую очередь.

И еще один важный момент для мужчины: его сексуальная сила испокон веку определялась количеством детей. Так было тысячелетиями. А последние сто лет все поменялось, сексуальность и деторождение больше не связаны друг с другом. Значимой стала просто сексуальность! А поскольку прямое проявление сексуальности в обществе считается оскорбительным и неприличным, то она искренне маскируется под жажду романтической любви. Особенно остро жаждут романтической любви сорока– и пятидесятилетние отцы семейств. А это грозит жизненной катастрофой.

Категория: Электронная библиотека здоровья | Добавил: medline-rus (26.02.2018)
Просмотров: 1088 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%