Четверг, 15.11.2018, 16:26
Приветствую Вас Гость | RSS



Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Ужасно
2. Отлично
3. Хорошо
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 37
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Электронная библиотека здоровья

Отпавшие рудименты: школа, пионерия, комсомол…

Современное общество уже давно не воспитывает подростков, не пытается как‑то направить их. Последние остатки инициаций ушли в небытие вместе с желанием школы и общества заниматься проблемами воспитания. Школа озабочена только образованием, и то, прямо скажем, весьма странно и малопродуктивно, а от воспитания открестилась вовсе. Ничего нового не пришло на смену отжившим формам. Нет национальной идеи, нет основной мифологемы – нет и основы для воспитания.

Если раньше отовсюду, где проявлялись неблагополучные подростки, мы слышали вопль возмущенных родителей «Куда смотрит школа?!» – то теперь картинка поменялась. Школьные учителя сетуют и возмущаются: «Куда смотрят родители? Наше дело дать образование, а воспитывать должны родители!»

Кстати, если вслушаться в звучание слова «образование», то в нем внятно слышится мотив изменения и формирования: образование новой личности, образование новой шкалы ценностей, образование логической структуры… Заучивание ответов на тесты ЕГЭ говорит не об образовании, а о шаблонности. Но это другая тема.

Вернемся к инициациям. Еще совсем недавно государство вовсю использовало принципы «ритуала перехода», начиная с самого раннего возраста. Конец первого, начало второго класса. Вступление в октябрята. Школа говорила о необходимости определенных моральных норм. Можете прочитать ребенку тысячу правильных книжек, но пока он не опробует свои познания на сверстниках, он – теоретик. Он должен либо принять, либо отвергнуть законы жизни своего маленького сообщества. Определить свою личную позицию, отстаивая свое мнение.

Я не хочу сейчас оценивать идеологическую часть октябрятско‑пионерского и комсомольского воспитания. Я говорю о рудиментах инициации. Октябрята – это первый шаг. Затем следовала пионерия и комсомол.

«Перед лицом своих товарищей торжественно обещаю!» – мы не знаем, какие клятвы произносили подростки языческих племен. Но сдается мне, что юноши, уходящие в дремучие леса на испытания своего «я», говорили нечто подобное. Может быть, к Перуну обращались, а может быть, к Волку, властителю племени… Однако честь, справедливость, мужественность и верность группе – были составляющими как древней инициации, так и перехода к пионерии и комсомолу. И во всех группах подростков вел строгий наставник, твердо знающий идеологему и мифологему своего общества.

А дальше для юношей обязательной была служба в армии. Люди старшего поколения хорошо помнят времена, когда парень, не служивший армии, считался человеком с изъяном. Сейчас все наоборот, убогим и неполноценным считается молодой человек, отправившийся служить в армию. Заодно считаются слабыми и его родители: не смогли «отмазать».

Теперь принято «отмазывать» молодых людей от всего: от ответственности, чести, проявлений мужественности, от трудностей. От взрослости.

Знаете, чего хотят современные матери от своих сыновей‑подростков? Вот самое‑самое важное? Чтобы маму слушался и убирал за собой. Далее по значимости – чтобы не зависал у компьютера, чтобы хорошо учился. Мамы могут часами разговаривать об этом, жалуясь друг другу. А уж стоит кому‑то из них упомянуть об армии, как остальные воскликнут: «Да зачем это надо! Там же его искалечат! Зачем парню тратить время зря? Я своего ни за что не отдам!»

Женское воспитание захватило нашу страну и утащило ее далеко от мужских ценностей. Женщины, как им и положено, пытаются вырастить «хороших мальчиков», которые к 16 годам уже определились, кем будут работать, какую карьеру хотят построить. А если они не знают, то мамы решат за них. Каждый год зимне‑весенняя лихорадка поступления в вузы сводит с ума абсолютно всех. У юношей практически не остается выбора, настолько велико давление родителей. Времени на размышления нет! Не поступишь – уйдешь в армию! При этом мам мало интересует, каким мужчиной вырастет их сын. Получит образование – материнский долг выполнен. А самое главное – лишь бы мамочку любил.

Мужчин по‑настоящему воспитывают не мамы и бабушки, а мужской коллектив. Во все времена мальчиков и девочек воспитывали по‑разному. Если для девочки было важно домашнее воспитание, так как именно дома ее учили создавать атмосферы тепла и любви, то с мальчиками дело обстояло иначе. Им было необходимо, как и сейчас, пройти определенные испытания на прочность в мужском коллективе – не в семье, а в спортивных лагерях, в армии, наконец.

Общество, отказавшись от воспитания детей, нанесло больший вред мужчинам, чем женщинам, так как именно мужчины зависят от общественных систем ценностей.

В семье в вопросах формирования мужского самосознания для мальчика важен в первую очередь отец. А институт отцовства у нас не развит. Остается улица. Там понятия чести и ответственности и мужественности формируются стихийно. Принцип может быть избран любой: от физической силы и лихости до бахвальства: тот круче, чьи родители богаче. Но стихийное формирование ценностей еще не самая большая беда.

У мальчика спрашивают:

– Мальчик! Кем ты хочешь быть?

– Придурком!

– Почему?!

– Потому что все говорят: посмотри, какая машина у того придурка!

Изгнанных или не нашедших своей стаи мгновенно ловят продавцы наркотиков, группировки всевозможного толка, националисты, сектанты и иже с ними. Те же подростки, кто из‑за чрезмерного внимания родителей не уходит из семьи даже в переносном смысле, остается в родительских стенах, потихоньку становясь социофобом. Зависая в Интернете, подросток формирует себя не реально, а виртуально. Безусловно, существует и «золотая середина», но, она, к сожалению, невелика и не определяет общую тенденцию.

Проблема «вечных юношей», маменькиных сынков выплывает на первый план. Материнские страхи и рассказы о «плохих ребятах» в конечном счете выталкивают мальчиков именно в такие компании или заставляют оставаться дома пришпиленными к юбке, ломают жизнь. Говоря о системе воспитания, о том, что происходит сейчас с поколением молодых людей в целом во всей стране, можно с уверенностью утверждать, что мы в серьезном кризисе воспитания и мальчиков, и девочек.

Материнские страхи непомерно велики. Из‑за того что у нас практически не бывало долгого периода спокойной безвоенной жизни, все боятся потерять детей. То Афганистан, то чеченская война, то бандитские разборки, то отец ушел «на передовую» в бизнес», а семья в заложниках… Я помню, как в 90‑х в Москве, в центре, было страшно гулять уже после семи вечера, когда не было света на улицах, а на переполненных помойках и на фонарных столбах каркали стаи ворон. Сколько бы мы ни говорили, что пережили это время мужественно, просто затянули пояса и делали то, что нужно, – мы до сих пор боимся. И этот страх, испытанный в прошлом, отравляет наше настоящее. Мы тревожимся обо всем, даже если не осознаем этого. Те, кто пережили девяностые, может быть, сейчас и не вспомнят своих страхов и растерянности. Но поколение теперешних двадцатилетних пожинает плоды наших переживаний. Мы им транслировали все, что чувствовали сами; прибавьте к этому нынешнюю гиперопеку, желание дать детям то, чего мы сами были лишены… Служба в армии вызывает фобию, особенно у людей из крупных городов. Ежегодная истерия во время выпускных и вступительных экзаменов процентов на восемьдесят рождена страхом перед армией.

Студенты – это люди, балансирующие между армией и высшим образованием.

А ведь, по сути, это единственный оставшийся в нашей стране институт воспитания молодых людей. Именно в армии молодой человек может оторваться от семьи, проверить себя на прочность.

Я вовсе не считаю, что это должно быть обязательным и единственным условием формирования мужской личности. Все очень разные. Маскулинность и мужественность могут развиваться и по интеллектуальному пути, без физических испытаний. Однако прочность человеческая, личностная, знание своих возможностей – остаются приоритетными. И молодой человек узнает это о себе именно в мужском сообществе, а не в женском или смешанном. Ему без этого очень трудно выжить, как психологически, так порой и физически… Реализовав и проверив себя в социуме, основном поле деятельности мужчины, юноша более или менее готов создать семью и принять на себя ответственность.

Я обратилась к мужчинам со следующим вопросом:

– Когда Вы почувствовали себя взрослым?

– Какие события повлияли на Вас, заставили повзрослеть?

– Что такое взрослость для Вас лично?

– Взрослость – это возраст или состояние?

Как ни странно, но ответов на этот вопрос было значительно меньше, чем на другие.

Анатолий 26 лет Москва

Я стал взрослым в 17 лет. Очень хорошо помню, как решил уехать в Москву, учиться. Дома стало невыносимо, отец сильно пил, придирался по каждому поводу. Денег почти не было, подрабатывал, как мог. Но чувствовал себя вполне счастливым. Сейчас все в порядке, институт закончил, работаю. Собираюсь жениться. Все хорошо!

Артем, 24 года Москва

Большую роль в моей жизни, как ни странно, сыграла служба в армии. Все было как у всех. Окончил школу, поступил в технический институт. Но не задалось. Мне не понравилось. Еле‑еле переползал из семестра в семестр с «хвостами». Я очень увлекался музыкой, днем спал, часов до двух, а по ночам играл. Творческий человек! Родители, особенно мама, постоянно ругали меня, все было бесполезно. Пока разговаривали по душам, я решал для себя, что завтра начну учиться. Наступало завтра, но ничего не менялось. Главным аргументом маминых уговоров была армия. Мне кажется, что я ее с детства боялся. Все время слышал от родителей: «Не будешь учиться – пойдешь в армию! Там тебя прапорщик научит вставать в пять утра». Настроение все время было подавленное. Вроде бы я уже взрослый, а родители все еще меня контролируют. Друзья время от времени предлагали покурить травку. Увлекся, да что говорить, подсел. Из института меня вышибли. Я всегда был уверен: родители что‑нибудь придумают, в армию меня не отправят. Уж очень мама боялась. Но вышло все по‑другому. Когда я уходил служить, мне казалось, что жизнь закончилась, ничего ужаснее со мной произойти уже не может. Первые три месяца было очень тяжело. А потом я понял, что все зависит от меня самого. Когда попал в роту, то испытал на собственной шкуре, что такое «дедовщина».

Всегда есть выбор, либо подчиняешься и становишься объектом моральных издевательств, либо сопротивляешься, и уважаешь себя. У меня было много таких «уроков». Деды заставляли нас, «духов», вне очереди мыть туалеты. Это считалось унижением. Если кто‑то отказывался, то заставляли стоять в позе «полтора» (на полусогнутых ногах у стены) по два часа. Это почти невозможно сделать, очень тяжело! Вымыть туалет в физическом смысле проще. Но в моральном… И я стоял часами. Что меня удивило, так это собственная выносливость. Оказалось, что я сильный, что я могу значительно больше, чем мне раньше казалось. Я начал гордиться собой, перестал бояться. Много чего в армии передумал, пересмотрел всю свою жизнь. Понял, что в свой вуз больше не вернусь, буду строить жизнь так, как мне хочется. И у меня все получилось! Музыку я так и не оставил, поступил учиться на звукорежиссера. Сейчас работаю по специальности. Думаю, что повзрослел я в армии. Там некому было меня опекать, приходилось самому дотумкивать, что делать и как быть. Сначала я очень злился на родителей, а теперь им благодарен.

В походе.

– Фу‑ух… Рядовой, вы взяли что‑нибудь от комаров?

– Так точно, товарищ сержант! От комаров я взял всё самое лучшее – скорость, ловкость, смелость, упорство!

Резюме

Выражение «Да будь ты мужиком!» основано на реальных исторических фактах и психологических особенностях.

Мужчиной мало родиться, им нужно стать.

Чтобы стать мужчиной, юноше приходится проходить определенные этапы становления личности, порой мучительные и болезненные.

Мужские качества оценивались и оцениваются по сей день мужчинами. Взросление юноши неразрывно связано с мужским сообществом, где воспитываются представления о том, как мужчина может поступать, а как – нет.

В современном обществе мужчину воспитывает женщина, оберегая его и защищая.

Культура инициации юношей в мужское сообщество полностью утрачена.

Категория: Электронная библиотека здоровья | Добавил: medline-rus (01.03.2018)
Просмотров: 899 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%