Четверг, 15.11.2018, 16:27
Приветствую Вас Гость | RSS



Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Ужасно
2. Отлично
3. Хорошо
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 37
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Электронная библиотека здоровья

«Спроси у мамы!»

Да, такой отец мягок и терпелив настолько, что это граничит с равнодушием. Он всю жизнь проживает в тени своей жены. Как правило, женщина берет на себя обязанности добытчика и кормильца, а заодно и дисциплинатора. От такого отца никогда не добьешься ничего конкретного, он на все вопросы отвечает расплывчато. Его любят жалеючи, как‑то снисходительно. А сыновья часто стесняются таких отцов и злятся на них.

Почему я говорю только о сыновьях? Потому что они наиболее чувствительны к отношениям с папами, и именно им меньше всего достается отцовской любви. Парадокс! Существует миф, что все мужчины мечтают о сыне. Но «папиных сыновей» что‑то не встречается. «Папины дочки» – обычное дело; а дружеские и доверительные отношения мальчика с отцом – исключение.

Анатолий, 46 лет, Самара

«Отца уже нет, но чем старше становлюсь, тем чаще о нем думаю. Вспоминаю с обидой и досадой. Я считаю себя человеком несостоявшимся, одиноким. В жизни были ситуации, когда надо было рисковать, пробовать себя. А я пасовал. А теперь вспоминаю, что любимой отцовской приговорочкой было: «Не высовывайся! За умного сойдешь!» Вот думаю, неужели это стало моим принципом жизни? Похоже, что так. Жаль, что понял это слишком поздно, когда карьеру уже не сделаешь, а семья развалилась».

Виталий, 32 года

«Совсем не хочу быть похожим на своего отца! Мягкий, какой‑то беззубый. Помню, в детстве дворовые мальчишки отняли у меня новенький самокат. Я им так гордился! Прибежал к отцу, думал, сейчас он выйдет во двор и всем покажет! Мама выскочила в коридор, стала меня утешать. А отцу говорит: «Лучше не вмешивайся, бог с ним, с самокатом. А то вечером подкараулят и изобьют». И отец согласился. До сих пор помню, как у меня в душе что‑то оборвалось. Больше я никогда на него не надеялся. Сейчас у меня у самого двое детей. Дед из отца получился классический: книжки им читает, в музыкальную школу старшую дочку водит. Но это ничего во мне не меняет. Я на всю жизнь запомнил этот самокат!»

Если вы заметили, что ваш ребенок курит – не спешите его наказывать. Вдруг вашему сыну уже далеко за двадцать.

Вот такие грустные письма. Описания отношений с отцом крайне скупы и полны боли. Мужчины неохотно говорят о своих отцах. Эта тема – как тонкий лед: зазеваешься – и провалился и утонул в болезненных переживаниях как о своем отце, так и о своем отцовстве.

Да что письма! Выйдете воскресным утром в любой парк, где гуляют малыши. Подавляющее большинство детей сопровождают мамы и бабушки. Я часто замечала, как на лицах мам появляется откровенная грусть, а порой и тоска, когда они видят мужчину с коляской. Так хочется, чтобы мужчина, отец малыша, проявлял больше заботы и был включен в процесс воспитания с первых дней!

В детских театрах, на утренниках, концертах вы крайне редко увидите пап. Обычно отцы отсутствуют. Они вообще отсутствуют! В нашей стране, к великому сожалению, сам институт отцовства крайне расплывчатый и непонятный. И мальчишки скучают по отцам, по старшим мужчинам.

По моей скромной статистике, которая ни в коем случае не претендует на объективность, только один из двадцати опрошенных мужчин ответил, что часто разговаривает с отцом и ценит его мнение. В остальных случаях рассказывают печальное. Либо отец ушел из семьи, либо он всегда очень занят, либо главным является мнение матери, а мужчина только следует ее решениям. Когда же я спрашивала тех же мужчин, считают ли они себя хорошими отцами, то слышала утвердительный ответ. На деле это означало: «Я много работаю, мои дети ни в чем не нуждаются, ими занимается жена, я ей полностью доверяю».

– Дорогая сколько у нас детей?

– Двое.

– А почему в комнате шестеро?

– К нашим малышам пришли друзья.

– Ну и как я отличу своих от чужих?

– Я наших пометила. Те, что лысые с красным крестом на голове, – не наши.

Но все же есть и другие отцы, которые похожи на «мифических», придуманных, желанных. Ими гордятся, на них хотят походить, по их позиции и ценностям сверяют свою жизнь сыновья. Может быть, звучит пафосно, но это только потому, что они сами почти легенды.

Андрей, Рыбинск, 32 года

«Многое скажет одна фраза: мой Отец – Офицер, и я им горжусь. Горжусь хотя бы потому, что он предпочел уйти в отставку в весьма невысоком звании, но сохранил офицерскую честь. Я не хочу быть таким, как он. Я стараюсь не повторять его ошибок. Если у меня это получится, то я исполню, пожалуй, самое жгучее его пожелание. Я считаю, я много достиг в своей жизни. В школе я был хорошистом, в институте – отличником, закончил аспирантуру, сделал относительно неплохую карьеру на одном из крупнейших предприятий нашей страны. Сейчас я – гастарбайтер. Одиночка. Формально – предприниматель. Я сам выбрал этот путь. Потому, что только так я могу уделять своему сыну ровно столько времени, сколько сам решу. И никакие оперативки, командировки и корпоративное мышление не могут меня лишить выходных с сыном в Демино. Именно так. Потому что мой отец, несмотря ни на какие трудности службы, находил время для нас с братом именно в то время, когда нам хотелось его внимания и было с ним интересно. Именно благодаря этому у меня вовремя появилась своя точка зрения на все. И именно поэтому я не попал в дурную компанию и не страдаю фанатизмом, могу объективно смотреть на вещи. А все остальное – дело выбора: что тебе важнее в этой жизни. Главное, чему меня научил Отец – думать и соображать. Был период, когда мои родители чуть не развелись. Всякое бывает. Мне тогда было 15. Я отчетливо помню это тяжелое для нашей семьи время. Денег было предостаточно, отец в то время уже ушел в отставку и успел предпринять все, чтобы обеспечить нас материально. А счастья почему‑то не было… Порой смотрю на отца и думаю: «Неужели и я буду таким отчаявшимся, сварливым, обиженным жизнью стариком?..»»

У молодого отца спрашивают:

– Вы присутствовали при родах?

– Нет, мне достаточно, что я присутствовал при зачатии.

Растеряно, перевернуто, размазано

Что происходит с нашими мужчинами? Почему им стало так трудно быть мужьями и отцами? Почему словосочетание «безответственный отец» прилепилось к современному мужчине, как второе имя? Почему женщины уверены, что мужчины не чувствуют боли и не страдают, приходя к мысли о разводе, и легко оставляют детей?

Кризис, господа! Кризис! И не где‑нибудь снаружи, а в головах! Как тут булгаковского Филиппа Филипповича не вспомнить!

Слово «кризис» с древнегреческого переводится как поворотный пункт, переворот, пора переходного состояния. То есть, это – состояние, при котором привычные средства достижения целей перестают работать. И возникают непредсказуемые ситуации и проблемы.

В психологическом смысле при кризисном состоянии становится невозможно жить в рамках прежней модели поведения. Кризис проявляется в чувстве растерянности, страхе, неуверенности в себе, иногда в агрессии. В контексте данной темы мы говорим об индивидуальном кризисном переживании мужчины, которое, к сожалению, стало всеобщим, за редким персональным исключением.

Современные отцы уже не могут следовать патриархальной традиции, а новые формы взаимоотношений приживаются с трудом. «Новое отцовство», то, о котором мечтают женщины, то есть теплое, эмоциональное и неравнодушное, рождается болезненно и тяжело.

Давайте сравним патриархальные и современные критерии отцовства.

Патриархальные:

1. Кормилец

2. Дисциплинатор

3. Пример для подражания и мастер

Современный:

1. Равноправный партнер матери

2. Понимающий и эмоционально вовлеченный в воспитание

3. Пример для подражания

С патриархатными требованиями все более или менее ясно, их и мужчины, и женщины видят одинаково. С новыми – сложнее, поскольку они частично отменяют традиционные критерии отцовства. Все, наверное, были бы довольны, если к прежним, традиционным ролям можно было бы механически добавить новые требования. Но не получается из‑за их психологической несовместимости.

Женская претензия о равном распределении домашних обязанностей и забот о детях весьма молодая. Тридцать пять веков человечество придерживалось строгой модели безоговорочной власти мужчины. Новое представление о ролях в семье зародилось в шестидесятых годах прошлого века, а расцвело в наши дни.

И возникло оно, когда:

– во‑первых, работа перестала измеряться почетом и усталостью, эквивалентом хорошей работы стало материальное вознаграждение;

– во‑вторых, доля жены в семейном бюджете стала ощутимой, а порой и определяющей. Женщина потребовала равноправия в социальной жизни и паритета в распределении домашних обязанностей;

– в‑третьих, государство сняло с себя обязанности воспитателя и полностью отдало детей в руки родителей;

– в‑четвертых, старший мужчина в семье перестал быть непререкаемой властью.

Казалось бы, эти социально‑экономические изменения очевидны, все о них знают и переживают их в своей собственной жизни. Но мы не до конца осознаем закономерность происходящего. Патриархальные требования к мужчине, вынесенные женщиной из родительской семьи, не укладываются в рамки современной жизни. Претензии живы, а ответить на них мужчинам нечем. Кроме того, очень часто требования и претензии к отцовской роли в семье носят фантазийный характер.

Мудрый, заботливый, тонко чувствующий мачо, содержащий семью, работающий почти круглосуточно, при этом делающий уроки и утреннюю зарядку с детьми, вникающий в их жизнь и присутствующий дома всегда, когда требуют обстоятельства, в реальной жизни невозможен.

Мужчины не понимают, чего от них ждут женщины. На вопрос, каким должен быть отец, отвечают общими фразами, красивыми и правильными. Критериев «правильного отцовства», в отличие от «правильного материнства», общество не знает.

Ситуацию еще больше запутывают женщины, пытаясь в своих требованиях совместить несовместимое.

И каждая семья, где спорят о роли отца, считает, что их конфликт особенный, носит «местный характер», что у «других» все правильно, что где‑то там, на соседней улице живут идеальные папы.

Нет, не живут. Кризис отцовства такой же тотальный, как и кризис семьи в целом. И причины этого – в огромных социальных изменениях, которые мы не хотим осознать во всей их глубине.

Мы все продолжаем мечтать о «большом столе на террасе», за которым радостно расположились три поколения. А во главе стола – отец семейства, самый уважаемый и почитаемый. И все счастливы, все искренне любят друг друга. Никакого недовольства, зависти, неприязни. А если кто‑то из большой семьи ведет себя недостойно, то будет незамедлительно наказан старшим. Чтобы эта замечательная и теплая картинка стала реальностью, необходимо безоговорочно признать власть мужчины, отдать в его руки финансовые рычаги управления семьей, признать его нравственный приоритет, поставить всех в зависимость от его единоличной воли. Вот тогда все три поколения мирно уживутся за столом. Это не только идеалистично, но и совершенно невозможно.

Мы не заметили, как перешагнули в новую цивилизацию, сменив не только век и тысячелетие, но и уклад жизни. Наши коммуникативные и информационные возможности стали практически неограниченными. При таких колоссальных изменениях, случившихся всего в одном поколении, мы наивно хотим, чтобы в бурном море стремительнейших изменений один остров остался неизменным: патриархальная семья и прежние отцовские роли. Не получится!

Тем более что в обществе растет запрос на «теплое», новое отцовство. Новые формы медленно и мучительно прокладывают себе дорогу. Мужчины, хоть и крайне редко, но соглашаются брать декретный отпуск по уходу за ребенком, рационально подходя к бюджету семьи. Раньше об этом и подумать было невозможно.

Молодые отцы все чаще обращаются к педагогам и психологам с вопросами о своих детях, интересуясь эмоциональным состоянием детей, способами их воспитания. В недалеком прошлом это делали только матери.

Ребенок видит только результаты труда отца и матери, а сама их работа остается за скобками. Утром родители уходят, вечером приходят. В детстве и подростковом возрасте сыновья почти ничем не занимаются вместе с отцами.

Однако меняющиеся условия жизни семьи, огромное количество разводов, большая загруженность отцов на работе создают новые проблемы. И здесь, рассуждая об отцовстве, мы говорим о нравственных категориях: порядочности, ответственности, взрослости и умению любить.

Мать ругает сына‑двоечника:

– Ты такой же тупой и бестолковый, как и твой отец!

Ее муж, который в это время находится рядом с дверью и все слышит, входит в комнату и говорит:

– Это что же получается? Я тупой и бестолковый?

– А ты молчи! Не о тебе речь!

Резюме

В нашей культуре отец исторически является фигурой недоступной, отдаленной и властной.

Современный отец по‑прежнему отдален от семьи. Домочадцы оценивают его по вкладу в финансовое и материальное состояние. Это в традиции нашей культуры. Единственное, что помогает не терять контакта, – средства электронной связи. На помощь в общении с детьми приходят эсэмэски, мобильный телефон, скайп, наконец. Мать рассказывает о развитии детей, их заботах и переживаниях отцу. Он, как правило, получает информацию из вторых рук.

Матери «в тесном сотрудничестве» с бабушками не позволяют мужчинам воспитывать детей так, как они считают нужным. Женщины становятся буфером между отцами и детьми. Общее недоверие к мужчине и отрицание его власти приводят к отчуждению мужчин от детей.

Ситуация усугубляется большим количеством разводов, при которых безотцовщина становится нормой жизни. А если сюда добавить использование детей как орудие женской мести, то картина становится совсем печальной.

Женское воспитание в семье, детских учреждениях и школах делает фигуру мужчины, с одной стороны, непонятной и отдаленной, с другой – желаемой и фантазийной. Что порождает конфликты и непонимание в отношениях детей и отцов.

Отцам все труднее сочетать новые требования к родительству с высокой профессиональной и рабочей загруженностью.

На фоне воспевания «святого материнства» тема отцовства остается в тени. Об отцах не говорят, не пишут, эту тему почти не исследуют. Психологии отцовства как будто и не существует. Вместо нее предлагается широкий выбор ярлыков и шаблонов. Института отцовства в нашей стране практически нет.

По данным Министерства труда и социального развития, каждый седьмой ребенок до 18 лет в России воспитывается в неполной семье. Большую часть неполных семей составляют матери с детьми (94 %). Папы‑одиночки – явление крайне редкое, чаще даже встречаются дети‑сироты, которых растят бабушки и дедушки. Самая распространенная модель неполной семьи – это родители или родитель матери‑одиночки и сама мать с ребенком или несколькими детьми.

Сильная мать становится символом и бедой эпохи, порождающей новых и новых инфантильных мужчин. Круг замыкается.

Психология отцовства требует особого внимания. В одной главе невозможно изложить и исследовать все ее аспекты. С этой главы я только начинаю разговор об отцах, их представлениях о себе и своей роли в жизни детей.

Категория: Электронная библиотека здоровья | Добавил: medline-rus (12.03.2018)
Просмотров: 75 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%