Четверг, 15.11.2018, 16:28
Приветствую Вас Гость | RSS



Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Ужасно
2. Отлично
3. Хорошо
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 37
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Электронная библиотека здоровья

Перекресток тридцатилетия

Мужской кризис тридцати лет похож на двуликого Януса.

Одна его «голова» смотрит в прошлое, оценивая сделанное и достигнутое. И как правило, там, в прошлом, почти все не так, как надо. Есть очень точный анекдот: «Если в детстве у тебя не было велосипеда, а сейчас есть джип – у тебя все равно в детстве не было велосипеда».

Кризис среднего возраста: уж старость близится, а «Лексуса» всё нет.

Вторая голова смотрит в будущее и с ужасом спрашивает: «И это все? Теперь только повторение? Никаких острых переживаний? Жизнь закончилась и все самое интересное позади?» Душа мужчины протестует и требует перемен. Мысли мечутся от смены семьи до переезда в другую страну. Чаще всего мужчина решает сменить работу или вид деятельности. Он может резко захотеть получить новое образование, уйти в бизнес с хорошо оплачиваемой должности. Завернуть он может достаточно круто, порой не обращая внимания на разумные доводы жены и друзей. Либо он может неожиданно увлечься соревновательными или экстремальными видами спорта. Ведь в этом возрасте еще ничего не поздно, еще открыты все дороги…

Мужчину в этом возрасте так тянет на подвиги и поиск сильных эмоций все тот же пресловутый фаллический аспект его жизни. Мужчине нужны яркие победы. Причем быстрые и с почестями. Он жаждет воплотить собственные детские и юношеские мечты о героике, яркой жизни, независимости и приключениях. Может быть, еще можно догнать детство? Ну, разве только космонавтом он уже вряд ли станет! А там, кто знает…

Кризис тридцатилетия, естественно, не приходит в день рождения, ровно по часам. Он может произойти в диапазоне от 28 до 34 лет. И протекает по‑разному, в зависимости от того, с каким багажом человек добрался до первой вершины.

Как ни парадоксально, но чем богаче багаж, тем сильнее мужчину накрывает. Если к тридцати годам он давно и плотно женат, имеет детей, постоянную работу со стабильным доходом, то чувство безысходности и тоски бывает особенно острым, поскольку к кризису переоценки добавляется кризис достижения. Человек учился, работал, вил гнездо… Ему казалось: вот еще чуть‑чуть, и можно будет расслабиться. Он думал: «Вот куплю квартиру, и заживем… Вот стану руководителем, и можно будет жить спокойнее… Вот подрастут немножко дети, станет легче». Квартира куплена, должность завоевана, дети подросли, а что дальше? Сплошное дежа вю? Теперь все будет идти по заранее спланированному сценарию: зимний отдых, летний отдых, а между ними работа по кругу. И никаких сюрпризов! И никакой мечты! Никаких ярких эмоций! Осталось только доживать… Невыносимо.

А что позади? Да тоже все на «троечку», как с велосипедом: сплошные сожаления и фантазии: «А вот если бы я тогда…» Но это лишь страдания по несбывшемуся. А в голове стучит: «Никогда, никогда, никогда…» Бытие обессмысливается. Если мечты о ярких эмоциях, счастливой радостной семье, больших победах – только иллюзия, а жизнь – это заботы, ответственность и долг, то ради чего тогда жить? Ради серых будней, повторяющихся как дурной сон?..

В эти тяжелые времена часто срабатывает стереотип, усвоенный в юности. Новая любовь принесет полет и желание двигаться вперед. Свежие чувства к женщине, как живая вода, омоют душу, вернут радость. А значит, и жизнь опять обретет смысл и наполненность.

Такой ход мыслей приводит мужчину к самым печальным последствиям. Кризис – событие глубоко личное, персональное, мало зависящее от других людей. Он случается у мужчины не потому, что его жена оказалась ведьмой, а работа обернулась рутиной. А потому, что пришло время ему переосмыслить себя, свои цели и ценности. Если человек не решит их в устоявшейся семейной жизни, то перенесет нетронутые проблемы в новые отношения. И через год‑другой все повторится сначала, но пройдет еще тяжелее – человек будет чувствовать разрушенность и опустошенность.

Так что бессмысленно решать внутренние конфликты, меняя внешние факторы.

Самый эффективный и безопасный способ пройти этот период – расти профессионально и учиться. Концентрироваться на своих и только своих личностных задачах, нащупывать новые цели, выйти за пределы пессимистичного «никогда». Не бойтесь быть эгоистами. Это недолгий период концентрации только на себе. Он закончится, зато все останутся целы.

Первый кризис может пройти более или менее гладко и подтолкнуть человека к развитию. Как показывает опыт, кризис проходит легче, если:

1. Мужчина женился после двадцати пяти лет, избежав раннего брака.

2. У мужчины есть перспектива карьерного роста, и максимум еще не достигнут.

3. Он не прекратил развиваться, хочет меняться дальше, а его амбиции достаточно высоки.

4. Он рискнет привнести в свою жизнь что‑то новое, особенное, но не разрушающее семью.

5. Он осознает, что новая жена или любовница не спасет его от личностного кризиса.

Тоска может одолевать человека и при этих благоприятных условиях. Но он будет создавать свое будущее, а не разрушать настоящее. Благополучный выход из кризиса характеризуется ощущением уверенности, новыми понятными целями, ответственностью за себя и семью. Открывающиеся перспективы возвращают человеку азарт и радость жизни. Кризис идентичности завершен!

Кризис тридцати лет не столь характерен для женщины – она в это время активно разрешает свои проблемы. Ее переоценки связаны с совершенно иными достижениями. Несмотря на равное обучение и образование, мальчиков и девочек почти всегда настраивают на разную жизнь. Для девочки как было, так и остается одной из главных жизненных задач – создать семью и родить детей. Даже если женщина делает блестящую карьеру и до поры до времени откладывает этот процесс. Если женщина к тридцати годам выполнила свою программу минимум, то есть утвердилась профессионально, у нее хороший муж и есть ребенок, то кризис минует ее. У нее не возникает вопроса «А что дальше?». Дорога более или менее ясна. Женская природа пребывает в гармонии с социальной ролью.

Жизнь удалась, когда в пятницу вечером выходишь из дома поужинать и на всякий случай берешь с собой загранпаспорт.

Пожар и землетрясение в одном флаконе

Если кризис тридцатилетия мужчины в основном бьет по его переоценке своей социальной роли, касается выбора пути работы, самоопределения в жизни, и при этом личная жизнь страдает значительно меньше, то в сорок – это настоящая катастрофа. Возраст наступления кризиса варьируется от 37 до 42 лет. Это один из самых тяжело переживаемых периодов в жизни мужчины. Этот период мужской жизни частенько называют «сороковыми роковыми». Да‑да, это тот самый, пресловутый кризис среднего возраста!

Сорок лет – это катастрофа для окружающих и самого мужчины. У этого есть несколько оснований – и они несопоставимы с причинами кризиса идентичности.

Во‑первых, это возраст подведения итогов. Если мужчина считает себя к сорока годам успешным, то есть его социальные амбиции удовлетворены, то он победитель. А победителю требуется награда и пьедестал, и бурные аплодисменты, и восхищенные взгляды. Мужчина – герой! Семья у него в порядке, все на своих местах. Роль главы семьи он выполняет, по его мнению, отлично. У него есть увлечения, свой круг общения, внешние атрибуты успеха. Мир просто обязан восхищаться его достижениями. И кто же населяет этот мир? Жена, которая прошла с ним весь путь его становления, видела и «разбитый нос», и отчаяние? Она давно перестала хвалить мужа и восхищаться им, а к его успехам относится как к чему‑то вполне естественному. Скажет порой: «Ты молодец! Надо бы еще вот это…» – и продолжит спокойно разговор о семейных надобностях. Не те это «медные трубы», которых жаждет мужское самолюбие, ох, не те!

Может быть, отцом восхищаются его дети, достигшие к его сорокалетию подросткового возраста? Я уже вижу вашу улыбку, даже обсуждать не будем. Здесь все ясно.

Так кто же оценит подвиг героя? Кто будет смотреть на него влюбленными глазами, полными восхищения и восторга? Вы это тоже прекрасно знаете! Молоденькие женщины, плененные образом «альфа‑самца». И дело здесь не в том, что мужчину потянуло разменять «старую сорокалетнюю жену на две молоденьких по двадцать лет». И не в том, что он испорчен или развращен. Ему успех нужен, как воздух! А жена не спешит с лавровым венком – или появляется невовремя и некстати. А вокруг так много восторженных девушек… «Если не сейчас, то когда?» – думает мужчина. Ему не дает покоя вопрос: «Чего я сто́ю в жизни?» – и ответа человек ищет не у коллег и друзей, это пройденный этап. Ему нужно восхищение женщин. Теперь для него главное – отношение к его могучей личности.

К голоду признания подмешиваются страхи. Сорок – это не двадцать и не тридцать. Мужчина разменял пятый десяток. Неизвестно, сколько осталось мужской жизни, где же триумф?

Да тут еще и тело подсказывает: молодость утекает, как песок сквозь пальцы. Начинают пошаливать легкие, печень, сосуды, желудок, сердце… Мужчина неожиданно понимает, что старость не за горами, что все лучшее осталось позади, что скоро он начнет терять силы, что ничего нельзя повернуть назад, что он стареет.

Первые ласточки эректильной дисфункции довершают мрачную картину. Дорогие дамы, не пытайтесь понять, что это значит для мужчины. Беспокоящий нас целлюлит, морщины и прочие легкие неприятности не могут дать и тени представления о том, что чувствует мужчина! Любое изменение на гормональном уровне, беспокойство, страх перед импотенцией, понижение потенции, нарушение эрекции в середине жизни вызывает у мужчин панику.

Импотенция для мужчины – это конец жизни, занавес. Навсегда.

Однажды мы вели философскую беседу с господином среднего возраста. Говорили о смыслах жизни и смерти. И он воскликнул: «Смерть! Это естественно и она ждет каждого! Но лучше умереть раньше, чем поймешь, что уже не можешь! Вот что по‑настоящему страшно!» Он был искренен.

Мужчина становится замкнутым, раздраженным. Смотрит на себя в зеркало: вроде бы еще ничего, не старик. А в голове стучит: «Скоро станешь старым и немощным. Спеши, пока есть порох в пороховницах». И он спешит…

Отчаянно бросается восстанавливать здоровье, подчас причиняя себе вред. От этого пугается еще больше. И если учесть, что тестостерон, гормон агрессивности, при стрессе выплескивается в кровь в больших объемах, то можно без труда представить себе обстановку в доме стареющего мужчины. Мало никому не кажется. А «козлом отпущения», как правило, становится жена.

В сорок лет у мужчин все страдания сосредоточены на его потенции и интимных достижениях. Страдает самоидентификация, поскольку, как мы с вами уже знаем, фаллос для него – символ успеха и победы, благополучия и мужской силы.

Он абсолютно уверен в том, что его отношения с женой изжили себя, чувства испарились, остался только долг. Чувство долга – это то, что в период сороковых вдохновляет мужчину меньше всего. Чувство долга никак не может сделать его счастливым, скорее наоборот. Поэтому в период кризиса мужчина утверждает, что его замучила жена, это она не дает ему возможности дышать полной грудью и чувствовать себя молодым. Супружеская постель охладевает. И в этом тоже «виновата» жена.

Мужчина чувствует, что его никто не понимает, он бесконечно одинок, всем от него что‑то нужно, сам же он не нужен никому. Он может стать сентиментальным, проливать слезы. Сам факт слез, жалости к себе и сентиментальности становятся для мужчины признаком непереносимой несчастности. «Уж если я заплакал, то жизнь и вправду ужасна».

Нижеследующий текст можно распечатать и прикрепить магнитиком к холодильнику, чтобы не утруждать благоверного «сочинением» причин недовольства и разочарования.

«– Ты стала несексуальной и неинтересной. Как мужик в юбке.

– С тобой не о чем говорить, у тебя нет никаких интересов, кроме домашних дел и своих подружек.

– Ты перестала понимать меня, в семье я совершенно одинок.

– Ты не занимаешься спортом, поэтому расплылась и одрябла.

– Ты занята только своей карьерой и тряпками.

– Ты относишься ко мне потребительски.

– Мне нужна свобода, а ты постоянно за мной шпионишь.

– Я всю жизнь пахал, теперь хочу пожить для себя.

– Дома – сплошные проблемы, это ты так воспитала детей! Я был занят работой, деньги добывал. А чем ты занималась, непонятно.

– Ты всегда разговариваешь со мной с металлом в голосе.

– Я идиот, что терплю это все! У меня одна жизнь!

– Не приставай с дурацкими вопросами! Ты все равно не поймешь, что со мной».

Перемены, которых жаждет мужчина в сорок лет, уже касаются основ его налаженной жизни. Это побег из тюрьмы, где бал правит ведьма. А вокруг столько прекрасных и добрых фей! Это ломка всего привычного и устоявшегося, это жажда «другой жизни». По‑настоящему другой!

Средний возраст – это когда еще можешь делать все то же, что и раньше, но предпочитаешь не делать.

Мужской кризис сорока лет – это землетрясение в десять баллов. Человек идет вразнос, Все идет вразнос, жажда свободы зашкаливает. Не спасает ни работа, ни привычные увлечения. Все обесценивается. Важен только последний вагон уходящего поезда, в который можно запрыгнуть на ходу. И мужчина прыгает!

Да, именно в сорок лет мужчина жаждет романтических отношений, «высоких чувств», искреннего принятия себя, безо всяких претензий и оговорок. В этом отношении он похож на подростка, и мыслит и чувствует так же тревожно и смутно.

В сорок лет, став более сентиментальным и ранимым, мужчина не просто заводит интрижки, чтобы проверить свою сексуальную состоятельность. Нет! Он влюбляется! Ему нужно понимание и безоговорочное признание. Его душа требует вдохновения, как в юности. И это может дать только женщина, не похожая на его жену.

Здесь есть еще один интересный момент. Если у мужчины к сорока годам количество тестостерона начинает уменьшаться, и именно это делает его более чувствительным и сентиментальным, то женщина, наоборот, становится более уверенной в себе, более сильной. А мужчине нужна родственная душа, нежная и чувственная. Именно такая женщина становится для него сексуально привлекательной. И мужчине начинает казаться, что в семью он больше не вернется. Кто же станет добровольно возвращаться в тюрьму!

Именно на этот период приходится пик разводов. Если мужчина развелся и создал новую семью, с доброй феей, разумеется, то через какое‑то время он начнет сравнивать ее со «старой женой», попытается создать копию.

Мне приходилось встречаться с ситуациями, похожими больше на театр абсурда, чем на реальную жизнь. Из них видно, какая путаница происходит в голове мужчины.

«Мы поженились на пятом курсе института, обоим было чуть больше двадцати. Вместе росли профессионально. Потом появились один за другим дочь и сын. Жена больше занималась детьми, чем карьерой. А я всю жизнь работал, работал, работал… Прожили вместе двадцать лет. Жена стала родной, почти как мать. Живем, как близкие родственники. Но мы же еще молодые! Нет романтики, нет чувств. Жизнь стала серой. Год назад я познакомился с женщиной. Все как в двадцать лет: крылья за спиной. Головой я понимаю, что, наверное, эти новые чувства когда‑нибудь тоже закончатся. А вдруг нет? Но и из семьи уходить не хочется. Двадцать лет в окошко не выбросишь. Перед детьми стыдно, они меня точно не поймут. Как я их всех оставлю? Вот и разрываюсь на части. Жену видеть не могу! Она все знает. Раздражение огромное. Детям в глаза не могу смотреть, стыдно за мысли об уходе из семьи. Ухожу в лес и там плачу. Разрываюсь на кусочки. Адова мука! И любовь безумная, и отчаяние, и стыд, и невозможность так жить дальше… Все в одном флаконе. Как мне все это уладить? Может быть, все как‑то само рассосется?»

И этот человек искренне верит, что он сможет как‑то все уладить, все само собой встанет на место. И волки будут сыты, и овцы целы. Он может даже заявить своей жене, узнавшей о любовнице: «Ну что ты так переживаешь! Я же не собираюсь на ней жениться! Я не ухожу из семьи. Дай мне немножко свободы!»

И это он говорит, перепутав свои сорок с шестнадцатью, а жену с мамой. Его жена решает, что муж либо сошел с ума, либо потерял и разум, и совесть.

В действительности же муж очень нуждается в поддержке и помощи жены, но не знает, как попросить об этом, как объяснить то ужасное, что с ним происходит. Поскольку мужчина ведет себя агрессивно и необъяснимо, то в ответ его осуждают и отталкивают. Кризис когда‑нибудь закончится, но страдающий мужчина об этом не догадывается. Его проблема – «навсегда».

Вот письмо человека, который не паникует, а осознает, что его накрыл кризис.

Игорь, 37 лет

«Сейчас я в полном объеме ощутил на себе «кризис среднего возраста». Так сложилось, что всю жизнь я преодолевал жесткое сопротивление обстоятельств. Отец скончался, когда мне не было десяти лет. Мама была инженером с мизерным окладом, поэтому «поставить меня на ноги» ей было крайне трудно. Я с детства подрабатывал. Учился в школе в первую смену, потом шел на стройку. Вечером делал уроки. В каникулы времени на работу оставалось побольше. Словом, с детством у меня как‑то не задалось. Даже на велосипеде ездить не научился – никогда его у меня не было, да и некогда было. Потом – Суворовское училище. Затем высшее военное. Не то чтобы я армию уж очень любил. Вариантов не было – институт не по карману. Демобилизация. И долгие годы упорного труда. Мне все удалось. У меня крепкая семья. Двое деток. Я работал, жена воспитывала детей. Когда дети подросли, мы открыли для супруги бизнес – она руководит хирургическим центром. Не слишком рентабельно, но ей очень интересно. Я сделал весьма приличную карьеру, параллельно реализуя несколько личных проектов. Нам удалось сформировать небольшой возобновляемый семейный капитал, достаточный для удовлетворения нужд семьи среднего европейца. То есть, труд во имя зарабатывания пропитания просто потерял свой смысл, семье столько не съесть. Личностная реализация тоже мало мотивирует – я добился значимых успехов в различных отраслях деятельности. Политическая карьера мерзка ввиду отвратительности нынешней политики. Те благотворительные проекты, в которых довелось участвовать, оставили на душе весьма липкое ощущение. Казалось бы – самое время уйти в дауншифтинг. Но наблюдения за товарищами, ушедшими за поисками себя, приводит к острому желанию избежать этого. Вот я и хотел бы узнать – насколько мой кризис глубок? Может, просто перетерпеть? Или завести третьего ребенка?»

Отвечая Игорю, говорю всем мужчинам, которые переживают кризис середины пути: сейчас необходимо начать делать то, что вы никогда не делали, но о чем мечтали, возможно, в детстве. Пусть это выглядит глупо, абсурдно и несвоевременно. Неважно! Главное – увлечься. Тогда новые мысли, вернется энергия и желание жить. Пойте, танцуйте, рисуйте, запускайте самолетики и кораблики, занимайтесь философией, езжайте туда, куда никогда не добирались. Что угодно делайте, но не разрушайте.

Помните, что кризис – это этап рост, а не конец жизни. Его необходимо пройти, чтобы опять (о Боже, в который раз!) обрести себя и найти новые смыслы собственной жизни.

– Помните, что в такой период жизни разрушение семьи и создание новой не спасает от самого кризиса, а только усугубляет его. Опасно принимать жизненно важные решения в состоянии «измененного сознания». Если ваш брак действительно изжил себя, расстаньтесь с семьей, когда закончится кризис. Когда опять появятся цели и смыслы. Вы их сразу узнаете.

– Сделайте все от вас зависящее, чтобы ваша жена не узнала о любовнице. Не сжигайте мостов!

– Бегство в алкоголь, азартные игры или загулы не помогает!

– Научитесь ценить самые простые вещи: запах кофе, вкусную еду, уют дома, природу… Один умный человек сказал: «Кто не научился ценить завтрак, никогда не станет счастливым». Вернитесь к основам.

Одни самцы меряются длиной рогов, другие – пышностью хвоста, третьи – красотой оперения. Но дальше всех пошел самец человека…

А душа‑то осталась молодой…

Вот, кажется, и все успокоилось. Обиды и раны, нанесенные во время военных действий, затянулись. Страсти улеглись. И мужчина облегченно вздыхает: «Слава Богу, хватило ума сохранить семью! А ведь над пропастью стояли. Какая же мудрая у меня жена, все поняла и все простила!» Но подождите выдыхать. Придется взять еще один рубеж: пятидесятилетний. Что ж, опять все повторится? На колу мочало – начинай сначала?

Не совсем так, с вариантами. Но тоже непросто.

Когда мужчине пятьдесят, он уже, как правило, смирился с возрастом. Его меньше пугает то, что в зеркале по утрам он видит господина солидного возраста, с заслуженными морщинами, с благородной сединой (а какой ей еще быть) и с молодой улыбкой. Все нормально! При этом хватает сил кататься на лыжах, продуктивно работать и даже нянчиться с внуками… Одно беспокоит: страшно не то, что тело стареет, а то, что душа при этом остается молодой. И молодая душа никак не может пройти мимо хорошеньких женщин лет эдак двадцати пяти‑тридцати.

Здесь речь не идет о влюбленности или марсианских страстях. Начинается другая история.

Мужчина уже почти все знает об этой жизни. А если к тому же он прожил большую ее часть интересно и насыщенно, то ему есть чем поделиться. И с кем же делиться, как не с юными, неопытными красавицами, обладательницами шелковой кожи и стройных ножек? А как они умеют изумляться до головокружения, удивляться и восхищаться! Так и хочется сказать – до идиотизма, – но промолчу. А мужчина, уставший лев, готов впитывать их радость и чувствовать себя первооткрывателем чудес света для милых глупышек. Он что, опять сошел с ума?

Нет, на этот раз он стал слишком сентиментальным. Правда в том, что по достижении мужчиной пятидесяти или шестидесяти лет уровень тестостерона снижается, человек становится менее агрессивным, ему хочется нянчиться, заботиться, опекать. Не внуков – для этого еще немножечко рано, – а юных нимф. Мужчина ничего не знает о противном тестостероне, он просто хочет радости. Так что хватит о гормонах, пора и честь знать!

В кризисе пятидесяти лет мужчина редко уходит от жены к любовнице. Он прекрасно понимает, что молодая женщина ему не пара. Очень трудно круглые сутки находиться рядом с человеком другого менталитета. Не знающим наизусть стихов Цветаевой и Мандельштама, но зато произносящим половину слов на непонятном сленге. Говорить почти не о чем, общие интересы стремятся к нулю. Но все равно приятно!

С психологической точки зрения, мужчина компенсирует недостаток значимости, стремится быть оцененным по достоинству. Более того, он удовлетворяет свою сентиментальную потребность стать для кого‑то «добрым ангелом», исполняющим самые невероятные желания. С молоденькой неопытной нимфой это проще, да и приятнее.

Мужчине кажется, что жена его уже почти не замечает, увлеченная ролью бабушки. Это не так! Ей, как никогда, нужно внимание мужа. Ей нужны комплименты и восхищение. В молодости женщин любят, потому что они красивые. В зрелом возрасте женщина красива, потому что ее любят. Такая простая логика!

Случается и по‑другому.

У меня на приеме Алексей пятидесяти трех лет.

У Алексея в этом году был юбилей – тридцать лет совместной жизни. Семья была дружная и по духу очень молодая. Вырастили с женой прекрасного сына. Сын женился, у него трое детей. Алексей не просто любит, почти боготворит свое произведение. Одна беда – молодая семья уехала жить за границу. Сын много учился, сделал хорошую карьеру, и его пригласили работать в Европу. Когда сын с невесткой и малышами собирали чемоданы, проходили необходимые формальности, Алексей радовался и гордился. Но вот за ними закрылась дверь… И началось!

На него навалилось ощущение пустого гнезда, бессмысленности и усталости. Им с женой стало нечего делать вместе. Говорить не о чем, эмоций нет, общих забот нет. Куда‑то бежали, бежали… а теперь пришла пора остановиться. Оглянулись, и вдруг показалось, что тепла‑то никогда и не было, взаимопонимания тоже. Холод в душе, холод в доме… Хоть в петлю лезь! Как жить дальше, если ничего не интересно, и непонятно зачем двигаться?

Вот такая история. Хочется произнести с умудренным видом и всезнающей интонацией: «Пройдет и это!» Только банальности никого не спасают. Слушая историю Алексея, я вспомнила любопытную индийскую традицию, дикую для нашей культуры. В Индии мужчина проходит несколько этапов жизни: период детства, период обучения, период «домохозяйствования» – и так до шестидесяти лет. А потом традиция предоставляет ему право уйти из дома в поисках мудрости и души. Семья относится к этому с пониманием и уважением.

В нашей культуре это невозможно, никто не поймет. Но люди «уходят» сплошь и рядом. Очевидно, у них возникает насущная потребность ответить себе на какие‑то очень важные вопросы, понять что‑то главное. Кто‑то уходит «в себя», то есть формально присутствует, но в жизнь близких не вникает; кто‑то уезжает жить за город, ссылаясь на чистый воздух и близость природы; кто‑то полностью отдается своему хобби; а кто‑то бежит в алкоголь.

В возрасте пятидесяти‑шестидесяти лет мужчине важно нащупать почву под ногами, не утратить себя. Жизнь продолжается, и хорошо бы не чувствовать себя вне ее течения.

Мужчина, созерцающий на пляже практически обнаженных, молодых красоток, чувствует себя ребенком, которого родители привели в игрушечный магазин посмотреть, а купить ничего не обещали.

Категория: Электронная библиотека здоровья | Добавил: medline-rus (12.03.2018)
Просмотров: 1295 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%