Четверг, 24.05.2018, 12:38
Приветствую Вас Гость | RSS



Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Ужасно
2. Отлично
3. Хорошо
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 36
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Электронная библиотека здоровья

Огнестрельные ранения и реакции пищеварительного тракта

Люди так или иначе всегда ощущали и переживали эмоции с помощью пищеварительной системы, и это вызывало интерес у многих пытливых исследователей. Когда в 1822 г. военному врачу Уильяму Бомонту представился случай узнать больше о взаимодействии ЖКТ с мозгом, он не замедлил им воспользоваться.

В начале лета, когда Бомонт находился в форте на острове Макино в верхней части озера Гурон, произошел несчастный случай. Некто Алексис Сент‑Мартин, зарабатывавший на жизнь пушным промыслом, был случайно ранен выстрелом из ружья с расстояния меньше метра. Когда доктор Бомонт осмотрел его через полчаса после происшествия, в верхней левой части живота Сент‑Мартина зияла дыра, в которую можно было бы засунуть руку. Заглянув в рану, Бомонт увидел желудок, в котором было отверстие, достаточное, чтобы просунуть в него указательный палец.

Хирургическое мастерство Бомонта спасло раненому жизнь, но зашить рану в желудке не удалось, и в нем образовалась фистула – постоянное отверстие в животе, открывающееся на поверхность тела. Сент‑Мартин выздоровел, но больше не мог заниматься пушным промыслом. Бомонт предложил пациенту пожить в его семье, выполняя разные работы по дому, – так появилась необычная команда в составе исследователя и объекта его исследований.

В скором времени Бомонт стал первым человеком в истории, который мог наблюдать процесс пищеварения у человека в режиме реального времени. Он проводил эксперименты: привязывал кусочки вареной говядины, сырой капусты, черствого хлеба и других продуктов к шелковой нитке, опускал их в желудок Сент‑Мартина, а потом через разные промежутки времени вынимал и наблюдал, как желудочный сок переваривает разные виды пищи. Эти эксперименты доставляли Сент‑Мартину немало неудобств, очень его беспокоили и раздражали. Наблюдая процессы, происходившие в желудке Сент‑Мартина, Бомонт пришел к выводу, что гнев замедляет пищеварение. Таким образом, Бомонт стал первым ученым в истории, кто сообщил, что эмоции могут напрямую влиять на работу желудка.

Как оказалось, не только желудка, но и всего желудочно‑кишечного тракта. В журнале Weeks в 1946 г. описывался случай с одним солдатом Второй мировой войны. Он получил в бою серьезное ранение в живот, открывшее для обозрения лечащим врачам участки его тонкой и толстой кишки. Медики заметили, что, когда в больничную палату, где лежал несчастный солдат, поступали другие раненые, его страдания усиливались, а перистальтические движения в тонкой и толстой кишке становились более активными.

Потребовалось около 20 лет, чтобы от подобных разрозненных наблюдений перейти к лабораторным исследованиям взаимодействия между мозгом и пищеварительным трактом. В 1960‑х гг. известный гастроэнтеролог из Дартмутского медицинского колледжа Томас Олми исследовал в контролируемых условиях большое число пациентов. Проводя весьма эмоциональные собеседования со здоровыми людьми и с пациентами с синдромом раздраженного кишечника, он наблюдал у обследуемых возникающую активность толстой кишки. Когда испытуемый реагировал на вопросы исследователя враждебно и агрессивно, его толстая кишка быстро сокращалась, если же человек испытывал чувство безнадежности, неустроенности или занимался самобичеванием, сокращения замедлялись. Позднее другие ученые подтвердили результаты Олми и обнаружили, что активность толстой кишки возрастает только тогда, когда обсуждаемые темы лично затрагивают испытуемых.

В настоящее время ученые согласны с тем, что наш мозг настроен на связывание эмоций, которые мы испытываем каждый день, с конкретными реакциями организма. И в том случае, когда возникает стресс, такая настройка будет управлять реакциями пищеварительного тракта.

Помогая пациентам понять, как головной мозг, энтеральная нервная система и желудочно‑кишечный тракт взаимодействуют друг с другом, я привожу такую аналогию.

Представьте, что приближается ураган. В этом случае правительство не посылает каждому гражданину страны инструкции, как следует действовать в критической ситуации. Вместо этого оно посылает инструкции местным органам управления и службам, которые могут распространять указания и осуществлять план действий, если это потребуется. Если речь не идет о серьезных угрозах, например о стихийном бедствии, местные органы в состоянии самостоятельно справиться практически со всеми проблемами. Но, когда в чрезвычайной ситуации поступает конкретное распоряжение правительства, многие привычные действия, осуществляемые на местном уровне, отступают на второй план, а в первую очередь исполняются распоряжения правительства. Когда угроза миновала, все быстро возвращается к обычному порядку.

Точно так же в обычной обстановке энтеральная нервная система сама справляется с рутинными проблемами, связанными с пищеварением. Но, когда мы чувствуем угрозу или испытываем страх или гнев, центр эмоций головного мозга не отправляет инструкции каждой клетке в желудочно‑кишечном тракте. Вместо этого он отправляет сигнал энтеральной нервной системе, отключая ее от повседневных операций. Как только наше эмоциональное состояние приходит в норму, пищеварительная система вновь переключается на режим местного управления.

Головной мозг реализует моторные (двигательные) программы в ЖКТ с помощью различных механизмов. Он вызывает выброс в организм таких гормонов стресса, как кортизол и адреналин (эпинефрин), и отправляет нервные сигналы в энтеральную нервную систему. Головной мозг посылает два вида нервных сигналов: стимулирующие (они передаются по парасимпатическим нервам, включая блуждающий нерв) и тормозящие (передаются по симпатическим нервам) функции пищеварительного тракта. Обычно эти два нервных пути действуют совместно и проделывают замечательную работу – они тонко настраивают и координируют деятельность энтеральной нервной системы таким образом, чтобы активность ЖКТ соответствовала состоянию организма.

Когда эмоции появляются на гастроэнтеральной сцене, в действе принимает участие целый ансамбль специализированных клеток – различные типы клеток кишечника, клетки энтеральной нервной системы и 100 трлн микроорганизмов ЖКТ, чье поведение и химическое взаимодействие меняется в зависимости от эмоциональных обертонов разыгрываемого спектакля. Весь день сменяют друг друга негативные и позитивные повороты сюжета. Вы беспокоитесь за детей; раздражаетесь, когда вас «подрезает» лихач на шоссе; нервничаете, опаздывая на встречу; опасаетесь увольнения и финансовых трудностей. Но в нашей жизни случаются и приятные события: объятия с супругой, добрые слова друга или спокойная семейная трапеза.

Мы уже узнали много нового о реакциях пищеварительного тракта, связанных с такими негативными эмоциями, как гнев, печаль, страх, но практически ничего не знаем о его реакциях на положительные эмоции – любовь, привязанность, счастье. Может быть, в моменты, когда все у нас обстоит хорошо, головной мозг не вмешивается в функционирование энтеральной нервной системы? А может быть, он отправляет набор нервных сигналов, сообщающих о состоянии счастья? Как эти сигналы счастья влияют на кишечную микробиоту, чувствительность ЖКТ и пищеварение? Что происходит в нашем пищеварительном тракте, когда мы садимся за семейный обед, празднуя окончание дочерью колледжа, или когда мы достигаем ощущения просветления во время медитации? Это важные вопросы, на которые науке предстоит отыскать ответы, если мы хотим в полной мере понять, как реакции пищеварительного тракта влияют на наше самочувствие.

У некоторых людей сюжеты, разыгрываемые в ЖКТ, чаще похожи на триллеры и фильмы ужасов, чем на романтические комедии. У испытывающего хроническое раздражение или измотанного заботами человека, который следует усвоенному еще в детстве сценарию, клетки пищеварительного тракта изо дня в день разыгрывают исключительно мрачные сюжеты. Со временем многие клетки привыкают строго следовать наставлениям режиссера, отчего нервные связи энтеральной нервной системы меняются, сенсоры в стенках кишечника становятся более чувствительными, механизм создания серотонина начинает работать на более высокой передаче, и даже кишечные микроорганизмы становятся более агрессивными. В результате, исследуя ЖКТ пациентов с функциональными желудочно‑кишечными расстройствами, тревожными неврозами, депрессией или аутизмом, ученые находят изменения в составе и поведении многих «актеров пищеварительной сцены». В научной литературе часто сообщается о таких фактах. Однако методы лечения, призванные восстановить работу ЖКТ, в целом не могут смягчить симптомы таких расстройств. Вероятно, в таких случаях самый перспективный путь – переписать хранящийся в головном мозге текст пьесы в позитивном духе, чтобы изменить реакции ЖКТ. Так мы развернем направление клеточных изменений в ЖКТ в противоположенную сторону. Сейчас активно проводятся исследования, определяющие, связаны ли изменения кишечной микробиоты с такими позитивными вмешательствами в психику, как гипноз и медитация, и ведут ли они к ослаблению симптомов расстройств, подобных синдрому раздраженного кишечника.

Категория: Электронная библиотека здоровья | Добавил: medline-rus (15.05.2018)
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%