Понедельник, 19.02.2018, 13:06
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 17
Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 23
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека



Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Участие погранвойск в разгроме японских милитаристов

Для выполнения решительных задач по разгрому Японии была подготовлена советским командованием и соответствующая группировка. Главнокомандующим был назначен Маршал Советского Союза А. М. Василевский. Были образованы три фронта – Забайкальский, Первый Дальневосточный и Второй Дальневосточный. Активно привлекался Тихоокеанский флот.

Пограничникам Дальнего Востока в разгроме милитаристской Японии принадлежит важная роль. Этот вклад внесен мужественной и зоркой охраной и защитой границ в напряженные предвоенные и военные годы. Он приумножен героическими усилиями по срыву всех попыток самураев посягнуть на нашу священную землю в годы войны. Заключается он и в том, что пограничники по приказу командования первыми вступили в бой с японцами, а затем приняли активное участие в разгроме вражеских войск.

Пограничникам Дальнего Востока предстояло уничтожить пограничные полицейские кордоны и мелкие гарнизоны, обеспечить успешную переправу через реки, в том числе многоводные Амур и Уссури, частей и подразделений Советской Армии. Решали пограничные войска и такую ответственную задачу, как охрана тыла действующей армии. Пограничники‑тихоокеанцы приняли участие в десантных операциях на Сахалине и Курилах.

В военно‑исторической литературе дан обстоятельный разбор всей кампании по разгрому милитаристской Японии[1]. Отмечается активное участие в ней частей и подразделений пограничников Приморья, Приамурья, Забайкалья, Сахалина и Камчатки. Их боевые действия составили славную страницу во всей истории пограничных войск.

К лету 1945 года империалистическая Япония, как уже отмечалось, хотя и понесла потери в ходе Второй мировой войны, однако ее основные военные группировки сохраняли полную боевую готовность. Япония, являясь активной союзницей фашистской Германии, не оставляла агрессивных планов против СССР, в которых предусматривался захват советской территории вплоть до Урала.

Советский Союз, стремясь ускорить завершение Второй мировой войны и обеспечить безопасность границ Дальнего Востока, верный своему союзническому долгу, 8 августа 1945 года объявил войну империалистической Японии. Это решение Советского правительства нашло горячий отклик у советских людей, которые не могли простить коварства и агрессивных намерений японских самураев.

Особенно широкую поддержку заявление Советского правительства получило у трудящихся Дальнего Востока, которым памятны были многочисленные злодеяния японских империалистов.

Подготовка Советских Вооруженных Сил к войне против Японии началась после Крымской конференции, состоявшейся в феврале 1945 года. Ставка Верховного Главнокомандования в соответствии с политической целью кампании на Дальнем Востоке определила замысел стратегической операции по разгрому Квантунской армии. Для этого было спланировано два основных удара: один с территории Монгольской Народной Республики, второй – из Приморья.

В общей задаче армейского командования частям погранвойск отводилась ответственная роль в начале операции. Они должны были уничтожить японские пограничные пикеты и гарнизоны. Кроме того, они продолжали усиленную службу на границе, участвовали в охране тыла действующей Красной Армии, организовывали и несли комендантскую службу на занятой нашими войсками территории, а также в составе наступающих войск вели борьбу с мелкими группами противника. Достойный вклад внесли пограничники в успешное осуществление десантных операций в Корее, на Южном Сахалине. Пограничники Камчатки освобождали Курилы.

Всего в войне с милитаристской Японией приняло участие двадцать шесть пограничных отрядов, в которых было семь мангрупп, семьдесят три погранкомендатуры, 452 заставы и береговых постов, двадцать дивизионов пограничных судов и катеров. Общая численность всех этих погранвойск составляла 50 662 человека[2].

Командование Приморского (начальник войск – генерал‑майор П. И. Зырянов, начальник политотдела – полковник А. Ф. Тиканов, начальник штаба – полковник Д. А. Арефьев), Хабаровского (начальник войск – генерал‑майор А. А. Никифоров, начальник политотдела – полковник С. С. Крышан, начальник штаба – полковник Я. М. Левинсон), Забайкальского (начальник войск – генерал‑майор M. H. Шишкарев, начальник политотдела – полковник С. Я. Логвенюк, начальник штаба – полковник Ю. М. Паремский, с июня 1945 года – полковник П. А. Гольцев) округов провело большую организаторскую и политическую работу по подготовке личного состава к ликвидации японских погранполицейских подразделений.

С поставленными задачами пограничники справились успешно. Начальник Приморского пограничного округа генерал‑майор П. И. Зырянов докладывал, что в ночь на 9 августа непосредственно на границе было ликвидировано 33 объекта противника, в том числе один полицейский отряд, 9 погранполицейских постов, 17 гарнизонов и 6 пикетов, а всего пограничниками Дальнего Востока и Забайкалья был уничтожен 71 кордон японцев[3]. Все ликвидированные объекты являлись опорными пунктами в системе укрепленных районов с хорошо оборудованными инженерными сооружениями. Их уничтожение позволило частям Красной Армии, не задерживаясь, войти в глубь территории противника.

Так же успешно выполнили пограничные части и другие задания армейского командования.

В боевых операциях от пограничных войск успешно действовали морские и авиационные части, о чем в печати, даже пограничной, говорится очень мало.

Пограничные корабли приняли участие в десантных операциях по освобождению портов Кореи, уничтожению японских войск на Южном Сахалине и Курильских островах. В общей сложности морские пограничные части участвовали в десантных операциях Тихоокеанского флота против японских военно‑морских баз по овладению портом Расин (Корея) и 104 городами и населенными пунктами, расположенными по берегам Амура и Уссури.

Успешно действовали пограничники в Курильской десантной операции. Наиболее укрепленным у японцев на севере Курильской гряды был о‑в Шумшу, отдаленный от Камчатки Первым Курильским проливом шириной 6,5 мили. Гарнизон самураев составляли 73‑я бригада 92‑й пехотной дивизии, 31‑й полк ПВО, Курильский крепостной артиллерийский полк, подразделения танкового полка (60 танков) – всего 8500 человек. За счет переброски войск с о‑ва Парамушир его можно было увеличить до 23 тысяч, что и было японцами сделано.

Сторожевой пограничный корабль «Киров», участвовавший в войне с Японией

Командующий Камчатским оборонительным районом (КОР) генерал‑майор А. Р. Гнечко принял решение провести десантную операцию силами 101‑й стрелковой дивизии (командир – генерал‑майор П. И. Дьяков) и кораблями Петропавловской военно‑морской базы (командир – капитан 1 ранга Д. Г. Пономарев). Пограничники приняли участие как в составе десанта, выделив для этого сначала сводную роту во главе с капитаном В. Ф. Кожевниковым, а затем и батальон, так и в составе охранения и артиллерийской поддержки. Отряд охранения возглавил командир морпогран– дивизиона капитан 3 ранга И. М. Скиба, артиллерийскую поддержку осуществляли пограничные корабли «Киров», «Дзержинский» и минный заградитель «Охотск». Руководил ими пограничник капитан 3 ранга И. Д. Сизов.

Операция началась в 5 часов утра 17 августа 1945 года. Корабли снялись с якоря и вышли из Авачинской бухты. На рассвете 18 августа десант начал высадку. Сразу разгорелись жаркие бои, которые продолжались и весь день 19 августа. Под напором советских войск японцы к вечеру следующего дня капитулировали. До 23 августа только на о‑ве Шумшу было пленено свыше 12 тысяч самураев. К 1 сентября вся Курильская гряда была очищена от японских войск. Во всех этих операциях активное участие принимали пограничники‑тихоокеанцы.

Согласно расчетам, пограничные корабли и катера на пограничных реках, помимо непосредственного участия в боевых действиях в составе Амурской флотилии только Хабаровского погранокруга, на своих средствах переправили 12 174 человека и большое количество грузов, в том числе 600 тонн боевой техники. Кроме того, на трофейных судах под руководством офицеров‑пограничников было переправлено 12 тысяч личного состава только 2‑го Дальневосточного фронта, 6,5 тысячи тонн боеприпасов, 384 автомашины, 152 орудия различного калибра, 80 тракторов, 324 лошади и 812 повозок[4].

Активное участие в боевых действиях против японцев принимали авиаторы‑пограничники. На дальневосточном театре впервые непосредственно в боях участвовало такое большое количество авиации, а именно 2, 3,7, 8‑й авиаполки и 5‑я отдельная эскадрилья[5].

Они выполняли задачи по боевой разведке, оказывали помощь наземным войскам, поддерживали связь с оперативными группами, совершали переброски личного состава и грузов в район боевых действий. Так, звеном самолетов 2‑го авиационного пограничного полка, входящего в состав Приморского округа, был потоплен японский танкер «Касаду‑Мару» водоизмещением 5 тысяч тонн[6].

В боевых операциях личный состав пограничных войск показал высокие морально‑боевые качества, командно‑политический состав – твердость руководства, умелое управление частями и подразделениями. Боевая практика пограничников дала много образцов выполнения воинского долга.

Высокое воинское мастерство, незаурядную профессиональную подготовку показали пограничники в боях по ликвидации японских гарнизонов и пикетов. Все боевые операции по их уничтожению были проведены на хорошем военном и чекистском уровне. Для этой цели были специально созданы отряды нападения, укомплектованные из лучших воинов‑пограничников, в основном коммунистов и комсомольцев. Во главе этих отрядов были поставлены наиболее подготовленные командиры и политработники. Автору довелось лично знать многих из них. Работая сначала в политотделе отряда, а затем и в политотделе войск округа над обобщением материалов боевых действий, особое внимание мы обращали на успешные действия отрядов, которые возглавляли капитаны Н. И. Гнедышев, Н. Д. Хмелевский, В. Н. Пискунов, старший лейтенант М. С. Андросов и лейтенанты П. И. Горбанев, П. А. Запевалов.

Идет шестой десяток лет с той памятной ночи на 9 августа 1945 года, когда первые отряды нападения пограничников пошли на японские пикеты, но до сих пор свежа о ней память у участников боев. И тогда отмечались высокая военная и специальная подготовка командиров и политработников, самоотверженность и бесстрашие рядовых и сержантов. Обратившись вновь к событиям прошлого, нельзя не вынести твердую убежденность в том, что героическим подвигам, совершенным во имя Родины в августовскую ночь 1945 года, жить вечно.

Условия, в которых пришлось действовать отрядам пограничников, были сложными. Несмотря на темную дождливую ночь, все отряды нападения вовремя, соблюдая все меры предосторожности, скрытно подошли к целям атаки. Но и враг был наготове. В казармах многих японских застав солдат почти не было, они находились на боевых позициях – в окопах, траншеях, дотах и дзотах. Но и эта мера не спасла врага. Стремительно врываясь в расположение гарнизонов противника, пограничники решительно вступали в схватки с врагом. Бои носили упорный характер. Как правило, были скоротечными. Самураи отчаянно сопротивлялись. Всюду шли ожесточенные бои, заканчивающиеся обычно рукопашными схватками, и везде противник уничтожался смелыми, дерзкими и решительными ударами.

13‑я группа под командованием начальника заставы Ново‑Алексеевка лейтенанта П. А. Запевалова получила задачу уничтожить противника на высоте Острая. 20 пограничников бесшумно преодолели крутой склон горы и всей силой обрушились на врага. За геройство вся группа во главе с офицером была награждена орденами и медалями, а ефрейтор Акакий Сохадзе посмертно награжден орденом Отечественной войны II степени.

Смело и решительно действовала группа пограничников Павло‑Федоровской комендатуры под командой начальника штаба комендатуры капитана В. Н. Пискунова. Пограничники получили сложную задачу по уничтожению гарнизона противника в Луннанмяо. Этот опорный пункт имел целую систему инженерно‑технических сооружений, включая шесть дотов. Несмотря на отчаянное сопротивление, враг не выдержал атаки пограничников. Душой в бою был парторг заставы Ново‑Михайловской младший сержант М. П. Соловьев. В разгар боя он спас ценой своей жизни офицера М. Т. Сябро. В бою смертью храбрых погиб капитан В. Н. Пискунов.

Высокие образцы мужества, отваги и воинского мастерства показал в бою личный состав группы, возглавляемой старшим лейтенантом М. С. Андросовым, при уничтожении японского поста Концуренко. Особое геройство проявил в бою коммунист младший сержант Петр Овчинников. Он своим телом закрыл амбразуру вражеского дота, повторив подвиг Александра Матросова.

53‑му Краснознаменному пограничному отряду предстояло ликвидировать погранполицейские посты применительно к условиям Даурии. Здесь особенно больших успехов добилась группа, где замполитом был капитан В. А. Изюров. Ею было уничтожено в общей сложности 56 японцев при своих потерях – одном убитом и двумя ранеными пограничниками.

Настоящей проверкой зрелости пограничников явились боевые действия. Они эту проверку выдержали с честью. В абсолютном своем большинстве все группы действовали слаженно, в соответствии с утвержденным планом, проявляя разумную инициативу. Большой мобилизующей силой было поведение в бою офицеров, сержантов, боевого актива. Так, когда катер, доставлявший одну из оперативных групп 78‑го погранотряда, не дойдя до берега 100–120 метров, наскочил на гребень косы и остановился, то коммунист рядовой Ф. Г. Семеняк, не ожидая команды, с шестом в руках мгновенно прыгнул в воду и, промеряя глубину, повел вброд весь отряд. Самоотверженный поступок коммуниста воодушевил весь личный состав десанта на смелые и решительные действия. В другой группе этого отряда отличился коммунист старший сержант И. П. Шилков, один из наиболее способных парторгов в отряде. Он первым ворвался во двор полицейского поста, вел меткий огонь по окнам казармы. Рядом с парторгом находился рядовой Г. А. Бескаравайнов. Стараясь во всем подражать парторгу, он вел себя также мужественно и решительно. В составе оперативной группы капитана И. Г. Борна отлично действовал парторг старшина Н. В. Старостин. Возглавляя одну из штурмовых групп, он первым выбрался на маньчжурский берег Амура, умело произвел разведку, прикрывая огнем высадку десанта основной группы. Пример дерзких и умелых действий младшего сержанта комсомольца В. Н. Тихонова стал поводом для призыва: «Действовать отважно, как Тихонов!»

В действиях отрядов нападения было много поучительного как в организации боя, так и в его ведении, а также в поведении личного состава. В качестве конкретного примера сошлемся на ликвидацию пограничной заставой Кауль Уссурийского погранотряда японского поста Калатун[7].

На стороне нашей заставы было двойное превосходство в личном составе. Советские пограничники были в основном вооружены автоматами, имели равенство в станковых пулеметах. Против двух японских ручных пулеметов наша сторона имела пять. Следует учесть, что советским воинам приходилось атаковать противника, засевшего в хорошо оборудованном блокгаузе, что давало большие выгоды обороняющимся. Только командирское мастерство офицеров и высокие морально‑боевые качества личного состава дали возможность пограничникам одержать блистательную победу. Об этом свидетельствует весь ход боевых действий.

Подготовка к ним началась с тщательного изучения местности. Японский пост Калатун расположен на сильно заболоченной местности, особенно с южной стороны. Наиболее удобна для подхода северная сторона. Но, как было установлено разведкой, и здесь уровень воды был в пределах 20 см. К западу от пикета местность возвышенная. К востоку от пикета вся местность залита водой, вплоть до Сунгача.

Пикет занимал территорию 120 м в длину и около 60 м в ширину, обнесен земляным валом высотой до 1,5 м, а по углам городка имелись четыре дзота. Кроме того, было два дзота в северной стороне вала. В валу оборудованы амбразуры. С северной стороны сооружены три ряда земляных тумб, представляющих из себя нечто вроде надолб. В удалении 500 м от пикета оборудованы 18 насыпных окопов, рассчитанных на 2–3 стрелка каждый. Как видно, японский пикет представлял мощное оборонительное сооружение.

Оценив силы, средства, местность, начальник штаба комендатуры капитан Ф. Р. Лушня, которому было поручено возглавить операцию по ликвидации японского поста, принял решение тремя группами по пять человек каждая провести дополнительную разведку. Кроме того, группа лейтенанта А. И. Канакона получила задачу установить наличие минных полей по маршруту движения отряда нападения и непосредственно у пикета. Задание по повреждению линий связи и прикрытию дороги на случай подхода поддержки получила группа во главе со старшиной заставы Л. В. Терековым. Третья группа под командой командира отделения сержанта С. М. Мерзлякова должна была выйти на дорогу в северном направлении с целью установления возможного движения сил поддержки с соседнего японского поста. Непосредственно для ликвидации поста назначались три штурмовые группы: первая – во главе с начальником заставы лейтенантом А. Г. Ведерниковым, которая должна была атаковать пост с северо‑западной стороны, вторая – во главе с заместителем начальника заставы Кауль младшим лейтенантом И. Г. Поповым – должна была наступать с северной стороны вала, и третья – во главе с заместителем начальника заставы Дальрис младшим лейтенантом П. Я. Кузнецовым – атаковала пост с северо‑восточной стороны. Начало атаки было назначено на 01.00 9 августа.

Хорошая боевая натренированность личного состава позволила отряду нападения в назначенное время выйти в указанные районы. Группа лейтенанта Канакова без шума проникла во двор пикета, где находилось двое часовых, один из них был с собакой. Последняя набросилась на пограничников, но тут же была убита вместе со своим хозяином. Второй часовой сумел произвести выстрел, что явилось сигналом для японцев, которые, несмотря на огонь разведчиков, заняли подготовленные сооружения. В этой обстановке капитан Лушня дал сигнал к атаке. Пограничники с ходу преодолели земляной вал и ворвались на территорию пикета. Японцы, прикрываясь станковым пулеметом, заняли оборону внутри казармы. В ход пошли гранаты. Умелым броском гранаты сержант С. В. Милавин подавил японский пулемет. Загорелась казарма. К 01.45 пикет был уничтожен, и отряд нападения стал отходить к переправе. В результате проведенной операции противник был разгромлен, все его оружие и боеприпасы были уничтожены или захвачены. Наши потери составили трое убитых и восемь раненых.

Грамотное использование своих сил и средств, умелое руководство боем было характерно для абсолютного числа отрядов нападения.

В организации охраны войскового тыла на территории Маньчжурии широко использовался опыт Западного театра военных действий. Так, из числа выделенного от Приморского пограничного округа личного состава в количестве 3602 человек[8] (от каждого пограничного отряда в пределах 700 – 1000 человек) было выставлено в ходе боевых действий 22 комендатуры (к концу операции осталось 11) и создано 23 оперативные группы. Для контроля передвижения в прифронтовой полосе от комендатур выставлялись контрольно‑проверочные пункты (КПП). Охрана тыла осуществлялась дозорами, патрулями, часовыми, секретами, засадами. Большую роль играли оперативные группы, которые в отличие от запада имели постоянный состав.

Высокие морально‑боевые качества показала в охране границы оперативная группа Уссурийского отряда во главе с майором И. Н. Митяевым. В частности, она отличилась при ликвидации бандитской группы в окрестностях г. Хулинь. Внезапно напав на самураев, пограничники 8 человек убили, из них двух офицеров, 10 взяли в плен. Было изъято 15 винтовок, 2 маузера, одна шашка[9].

От Хасанского отряда умело действовала по охране тыла оперативная группа майора Г. К. Шевелева. В районе г. Пинянь‑Чжень офицеру стало известно, что отряд японцев в 70 человек готовится напасть на тыловые части Красной Армии. Взяв с собой 60 пограничников, майор Шевелев принял решение разгромить диверсионную группу японцев. Когда пограничники сблизились с неприятелем, то их оказалось до 400 человек. Несмотря на это, пограничники смело вступили в бой и разгромили самураев. При этом 129 солдат и офицеров было убито[10].

Непосредственно в боях на побережье принял участие личный состав морских погранотрядов (начальники отрядов – полковники Г. А. Фоменко, Ф. С. Трушин, А. В. Соседкин, начальники политотделов – подполковники А. Л. Тарант, С. М. Лебедев, майор А. П. Ломакин). Поскольку самолеты военно‑воздушных сил США, нанося бомбовые удары по Курильской гряде, систематически перелетали морскую границу в районе Камчатки и были случаи вынужденной их посадки на нашу территорию, серьезного внимания требовала служба наблюдения за воздухом. В юго‑восточной части Охотского моря неоднократно фиксировались неизвестные подводные лодки. Действиями пограничных кораблей в этом районе были пресечены эти провокационные вылазки. На Курильских островах и Южном Сахалине японцы имели сильные гарнизоны с большим контингентом полевых войск. Личный состав морских пограничных отрядов и дивизионов готовился к предстоящим десантным операциям. В организаторской работе командования округа и частей заранее предусматривалось разнохарактерное выполнение боевых задач, осуществляемых на огромном участке сухопутной и морской границы, в сложных физико‑географических условиях.

Целиком оправдало себя предварительное планирование, которое во многом облегчало в последующем организацию непосредственно боевых действий. Четкое заблаговременное распределение сил и средств погранвойск создало хорошие условия для высококачественного управления и руководства. В соответствии с решением ГКО Камчатский морпогранотряд уже с 4 ноября 1944 года переходил в оперативное подчинение командующему Камчатским оборонительным районом (КОР), а по совместному плану НКВД и Генерального штаба корабли и дивизионы пограничных катеров, а также Владивостокский отряд переходили в оперативное подчинение Тихоокеанскому флоту с началом военных действий[11]. Исходя из этого, решались все вопросы взаимодействия с армейским и флотским командованием. В Приморье предусматривалось участие в боевых операциях всех отрядов и дивизионов, но не всеми силами и средствами, часть личного состава оставлялась для несения службы по охране границы, усиленного наблюдения за морем и воздухом и на случай отражения воздушных и морских десантов противника. Пограничные корабли и дивизионы катеров планировались для разведки портов, участия в выброске и обеспечении десантных операций, причем как совместно с армейскими и флотскими частями, так и самостоятельно.

 

[1] История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 2. – М.: Воениздат, 1980. С. 496.

[2] ЦПА (фонд ГУПВ), оп. 246, д. 1, л. 145.

[3] ГАРФ, ф. 9401 с, т. 1, д. 2218, л. 242–243.

[4] Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны. 1942–1945. – М.: Изд. «Наука», 1976. С. 645.

[5] ЦПА, ф.19, оп. 229, д. 418, л. 282–284.

[6] Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. С. 892.

[7] Музей ПКПРУ. Докум. фонд, д. 201, л. 192–195.

[8] Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. С. 875.

[9] Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. С. 875.

[10] Там же. С. 877.

[11] Сухопутные отряды Приморья находились в оперативном подчинении 1‑го Дальневосточного фронта.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (12.02.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2018



0%