Понедельник, 19.02.2018, 13:05
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 17
Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 23
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека



Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Воспитание как важный фактор победы в войне

В отношении политработы вообще и в период Великой Отечественной войны в частности в настоящее время обнаруживается два подхода. Один состоит в том, что иные авторы, опасаясь упреков, всячески стараются обходить эту, вызывающую особую критику тему, другие же подходят к ней исключительно односторонне, с позиции жесткой критики, считая политработу лишь средством коммунистической пропаганды. Уверен, что обе эти крайние точки зрения ошибочны. Они обедняют исторический путь нашей страны, ее Вооруженных Сил, в том числе и пограничных войск. Напротив, обращение к политработе, в том числе в Красной Армии и пограничных войсках, позволяет выявить те важные факторы, которые укрепляли боевую мощь советских Вооруженных Сил, а нашего воина‑защитника делали более стойким в бою, мужественным и храбрым. Естественно, здесь нужен объективный, всесторонний подход, позволяющий раскрыть как положительное, так и имевшие место недочеты и слабости.

У автора не было никакого сомнения в необходимости отдельного разговора о политработе в пограничных войсках в военные годы.

Тема это большая, вполне заслуживает целого тома. В настоящем же издании имеется в виду повести разговор в основном о месте и роли политработы в пограничных войсках в годы Великой Отечественной войны, а также остановиться на наиболее важных ее моментах, и главным образом тех, которые были характерны именно для пограничных войск и являлись ее особенностями.

Чтобы правильно и объективно оценить роль и место политработы в армии, необходим конкретно‑исторический подход, имея в виду, во‑первых, что она, хотя и под другими названиями, проводится в любой армии и, во‑вторых, ее сущность и содержание определяются государственным строем страны, целями и задачами ее Вооруженных Сил в конкретных исторических условиях.

Напомним, что под политической работой в советских Вооруженных Силах в годы войны понималось: а) идеологическая и организаторская работа военных советов, командиров, а до 1991 года – политорганов и партийных организаций в армии, флоте и в пограничных войсках; б) система проведения в жизнь государственной политики в Вооруженных Силах; в) теория и практика воспитания военнослужащих в духе политической сознательности, патриотизма, интернационализма, бдительности и ненависти к врагам Отечества, верности воинскому долгу, военной присяге, постоянной готовности выступить на защиту советского строя, суверенитета и территориальной целостности СССР.

Касаясь двух первых направлений политработы применительно к советским Вооруженным Силам, следует указать, что они обусловливались исключительно природой социалистического общественного и государственного строя, коммунистической идеологией и основывались на классовом подходе при определении функций и назначения Советской Армии, Военно‑Морского Флота и пограничных войск как составной части советских Вооруженных Сил.

Что касается теории и практики воспитательной работы в советских Вооруженных Силах, и в пограничных войсках в частности, то здесь широко используется опыт других армий, и прежде всего, конечно, российской (русской) армии и российской пограничной стражи.

Как известно, армия России, как в целом ее общественный и государственный строй, функционировала на трех основах: самодержавие, православие и народность. Исходя из этого строилась и вся политическая работа, которая включала воспитание верноподданнической преданности царскому престолу, прославление христианства и вообще религии. Очень важное место в воспитательной работе отводилось патриотизму и выработке дисциплинированности, высоких боевых качеств – отваги, мужества и стойкости в бою.

Воинское воспитание развивалось буквально с первых дней существования регулярной Российской армии. Хорошо его значение понимал ее основатель Петр I. Вот только некоторые свидетельства этому, непосредственно относящиеся к российскому императору.

В марте 1711 года Петр I выпустил под своим редакторством переведенную с французского книгу с довольно длинным, как бы сейчас некоторые редакторы сказали, неброским названием: «Новая манера укрепления городов, учиненная чрез господина Бланделя, генерал‑порутчика войск короля французского».

Как свидетельствуют современники Петра I, его заинтересовали не только мысли и суждения опытного практика по фортификации, но и иные заметки военного историка и писателя. В сочинении содержались советы и изречения по многим сторонам армейской жизни. Есть в нем и такое высказывание: «Соберите сто тысяч человек, дайте им оружие, снаряды, мундиры, и у вас еще не будет армии. Научите их употреблять все средства к истреблению неприятеля, предположите, что все они мужественны и сильны, у вас будет сто тысяч солдат, но еще не армия. Если их одушевляет одно чувство, поведите их на врага, они, быть может, одержат мгновенную победу, но на другой же день расстроятся и рассыпятся: они еще не составляют армии. «Чего же недостает этим вооруженным храбрым людям, чтобы стать армией? – спрашивает военный писатель Блондель и отвечает: – Им недостает дисциплины». Петр I не раз в разговоре с военными ссылался именно на это высказывание французского историка для подкрепления мыслей о значении дисциплины в армии.

А вот другое свидетельство. Первым российским кадровым офицером был Иван Батурин в чине майора Семеновского полка. Так вот в его обязанностях, лично расписанных Петром I, наряду с обучением указано на «воспитание солдата в духе верности Отечеству».

Тем же, кто не признает значения политической, воспитательной работы в армии, очевидно, следует напомнить, как к этому явлению относился наш великий предшественник Петр I. В своем манифесте, с которого начинается «Артикул воинский», он требовал: «И дабы неведением никто не отговаривался, подлежит сей Артикул на смотрах, а особенно при всяком полку поединажды прочитать в неделю, чтобы всяк своего стыда, наказания и бесчестия удалялся и бегал, против того ж о благодеянии, храбрости и повышения прилежание имел».

Другой наш знаменитый соотечественник – полководец Александр Васильевич Суворов заставлял солдат заучивать наизусть свой катехизис, заключающий основные положения его «науки побеждать». Он повторялся солдатами каждый день. Суворов сам лично повторял катехизис в своих выступлениях перед армией. И известно, что таким образом он лично влиял на сознание своих подчиненных, которые воспринимали идеи своего военачальника, как свои.

Высоко оценивая значение воинского воспитания, великий русский полководец А. В. Суворов создал для своего времени и передовую систему воспитания. В ее основе лежало убеждение, что человек является решающим фактором победы. Он был врагом бесполезной и бессмысленной муштры, стремился пробудить в солдатах чувство национального самосознания и любовь к Родине, приучить к смелым, инициативным и искусным действиям в самых разнообразных условиях боевой обстановки. Проявляя неустанную заботу о солдатах, их быте и нуждах и разделяя с ними все тяготы походной жизни, Суворов завоевал безграничное доверие и любовь Российской армии.

В полном объеме заслуги А. В. Суворова перед Родиной получили настоящее признание в советское время. В первую служебную книжку красноармейца были включены основные положения суворовской «Науки побеждать». Это сочинение полководца неоднократно издавалось в годы Великой Отечественной войны, на нем воспитывались новые отряды преданных и храбрых солдат и командиров нашей Отчизны.

Большой вклад в теорию и практику воинского воспитания внес ученик и сподвижник А. В. Суворова великий русский полководец М. И. Кутузов (Голенищев‑Кутузов). Благодаря большому боевому опыту и непрерывному совершенствованию своих знаний, он стал одним из виднейших русских военачальников. Являясь образованнейшим и всесторонне подготовленным человеком, М. И. Кутузов настойчиво проводил в жизнь суворовские принципы воспитания в войсках, в чем достиг больших успехов и заслужил почет и уважение всех категорий воинов Российской армии.

Среди российских военных историков и писателей, оставивших свои заметки о значении морального факта в войне, надо назвать генерала М. С. Воронцова. Его «Наставление господам пехотным офицерам Нарвского полка в день сражения» предназначалось командиром Нарвского мушкетерского полка, которым в ту пору был молодой полковник, в будущем генерал‑губернатор Новороссийского края и наместник Кавказа М. С. Воронцов, для своих подчиненных накануне Смоленского сражения и было разослано войскам 17 июля 1812 года. Идеи, выраженные в Наставлении, отличались плодотворностью и соответствовали лучшим суворовским традициям. Одаренный молодой офицер, воспитанный в культе Суворова, сделал свой полк образцовым.

Надо сказать, что сочинения генерала М. С. Воронцова пользовались большой известностью среди генералов и офицеров Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. К ним часто обращался К. К. Рокоссовский. Под впечатлением «Наставления» в 1941 году командир Московской пролетарской дивизии полковник, позже генерал А. И. Лизюков написал брошюру «Из опыта боев». Эту серию очень быстро выпускал в свет Воениздат, и она без задержки шла в войска.

Стоит указать некоторые положения «Наставления». Прежде всего обращают на себя внимание такие места этого интересного документа, где говорится о боевых качествах воина. «Храбрые люди, – читаем в «Наставлении», – никогда отрезаны быть не могут; куда бы не зашел неприятель, туда и поворотись грудью, иди на него и разбей. Коли неприятель был силен, то ежели он частью заходит к нам во фланг, он разделит свои силы и тем делает себя слабее; коли же он и прежде был слаб и хочет только испугать захождением, то он пропал, как скоро на него пойдут в штыки».

Необыкновенно ясно и четко сказано в «Наставлении» об отношении офицера к солдатам и о чести офицерского звания: «Господам офицерам, особливо ротным командирам, в сражении крепко и прилежно замечать, кто из нижних чинов больше отличается храбростью, духом твердости и порядка, таковых долг есть высшего начальника скорее производить в чины, ибо корпус офицеров всегда выигрывает получением настоящего храброго офицера, из какого бы рода он ни был».

Точно в «Наставлении» сказано о роли морального фактора на войне и о значении нравственной силы примера, поданного офицерами. Высокой доблестью, по мнению М. С. Воронцова, является хладнокровие под огнем, на виду у неприятеля. Запомнилось и его изречение: «У победителя раны заживают быстрее».

Такие военные историки, как М. С. Воронцов, должны быть известны современным офицерам, а их сочинения заслуживают того, чтобы с ними как можно шире были ознакомлены в нашей армии.

Заметный след в военно‑исторических исследованиях оставил русский генерал, педагог и военный теоретик М. И. Драгомиров. Он талантливо отстаивал суворовское понимание задач офицерского корпуса и суворовские принципы обучения и воспитание, войск. Подчеркивая важность наличия у каждого офицера именно качеств воспитателя, Михаил Иванович писал: «Как часто случается на вопрос о причине какого‑либо упущения получать в ответ: «Я приказал». Подобный ответ обнаруживает убеждение, будто обязанность офицера только приказывать, а воспитывать в исполнительности – не его дело».

И сегодня актуальны и современны замечания, сделанные М. И. Драгомировым о качествах офицера: «Велика и почетна роль офицера, понимаемая таким образом, и тягость ее не всякому под силу. Душу нужно положить в свое дело для того, чтобы с чистой совестью сказать: много людей прошло через мои руки и мало было между ними таких, которые от того не стали лучше. Ни одного я не заморил бестолковой работой или невниманием к его нуждам, ни в одном не подорвал доверия к собственным силам».

Много внимания воспитательной работе уделялось и в российской пограничной страже. К сожалению, об этом почти ничего не известно не только массовому читателю, но и советским пограничникам. Нужно назвать в связи с этим генерал‑майора Михаила Петровича Чернушевича, который в период с 1901 по 1909 год, будучи сначала командиром Таврической пограничной бригады, а затем старшим адъютантом и помощником командира Отдельного корпуса пограничной стражи, подготовил и выпустил шесть томов в двух частях «Материалов к истории пограничной стражи». В этом сочинении ярко показан боевой путь российской пограничной стражи, а один из выпусков посвящен истории пограничной стражи, написан специально для нижних чинов. В издании дается описание наиболее значимых задержаний на границе, боевых схватках с контрабандистами и иными лазутчиками, причем сделано это с профессиональным знанием пограничного дела и на высоком литературном уровне. Вопросы воспитания, верности воинскому долгу широко освещались на страницах журналов «Пограничник» и «Страж», выходящих до 1917 года.

Приведенные выше свидетельства убедительно показывают, что для разработки системы воспитания в Красной Армии, в том числе и в пограничных войсках, имелись солидные теоретические предпосылки и огромный практический опыт Российской армии, снискавшей заслуженно славу передовой военной организации, не раз громившей своих врагов, а в их числе были и такие сильные неприятели, как Наполеон, прусский генерал Фридрих II. На должном уровне была поставлена воспитательная работа и в российской пограничной страже.

Подчеркивая преемственность ряда принципов строительства и управления, в том числе и в области воспитания советских Вооруженных Сил и Российской армии, а также российской пограничной стражи и советских пограничных войск, необходимо иметь в виду следующее.

Первое. Русская армия, как и в целом вся Российская империя, далеко не использовала своих возможностей для совершенствования. Если говорить об армии, то здесь часто мешала кастовость офицерского состава, нередко высшие военные посты занимала самовлюбленная посредственность. Что, как говорится, было, то было. Вместе с тем на всех этапах истории русской армии в ее рядах всегда было немало по‑настоящему одаренных военачальников, как и с передовыми взглядами офицеров, которые и составляли ее боевой костяк, обеспечивающий ей славные победы над противником. В таком состоянии, со своими плюсами и минусами, и пришла русская армия к своему финалу в 1917 году.

В 1918 году была создана Красная Армия. В ее строительстве приняли участие революционные солдаты, матросы Российской армии и Российского Военно‑Морского флота, а также значительная часть офицеров русской армии и часть ее генералов, перешедших на сторону советской власти. Вот все они‑то и были живыми носителями славных военных традиций России, которые были по наследству восприняты Красной Армией и ее личным составом и затем преумножены в борьбе за честь и независимость своей Родины. Все лучшее и сохранившее свое значение, в том числе и в области воспитания, было использовано при строительстве советских Вооруженных Сил.

Вместе с тем следует указать, что в отношении к прошлому наследию были допущены и серьезные ошибки. Нередко имело место огульное отрицание достоинств Российской армии. Проявилось это в незаслуженном развенчивании ряда видных военачальников Российской армии, как героя русско‑турецкой войны 1877–1878 годов генерала М. Д. Скобелева, знаменитого руководителя и организатора обороны Петропавловска‑на‑Камчатке против англичан и французов в Крымской войне 1853–1856 годах генерала В. В. Завойко. Коснулось это генерала Н. Н. Муравьева‑Амурского, чьи заслуги в освоении Дальнего Востока и защите этого края огромны, их трудно переоценить, а также адмирала Г. И. Невельского, внесшего большой личный вклад не только в открытие новых земель на Дальнем Востоке, но и в установление наших дальневосточных границ, в частности с Китаем. Такая же дискриминация была проявлена и к другим знаменитым личностям из состава Российской армии и флота. Еще в большей степени это коснулось руководящего состава и в целом состава российской пограничной стражи, из числа которых лишь отдельные из них смогли продолжить службу и только в первые годы становления советской пограничной охраны. Сейчас, хотя и с опозданием, следует не только обратиться к славным традициям Российской армии, флота и пограничной стражи, сделать всенародным достоянием имена их лучших представителей, но и в целом переосмыслить их исторический путь, взяв из него все положительное и ценное.

Второе. Поскольку Рабоче‑Крестьянская Красная Армия (РККА) отражала характер социалистического общества и государственного строя, выражающего интересы трудящихся, то, естественно, она создавалась на иных политических и организационных принципах. Высшее руководство обороной страны осуществляли Коммунистическая партия (РКП(б) – ВКП(б) КПСС) и высшие органы государственной власти – ВНИК – Верховный Совет СССР, СНК и СМ СССР.

Непосредственно руководство РККА (Вооруженными силами) осуществляли Наркомат обороны (Министерство обороны), пограничными войсками, которые до марта 1989 года входили в состав Вооруженных Сил СССР, а в настоящее время вышли из их состава, руководили ВЧК – ГПУ – ОГПУ – НКВД – КГБ – МБРФ. С ноября 1991 года пограничные войска самостоятельны и замыкаются на высшие представительные и исполнительные органы страны – Президента и Правительство Российской Федерации.

Руководство партийно‑политической работой в РККА (ВС СССР) осуществлял ЦК РКП(б) – ВКП(б) – КПСС через Главное политическое управление РККА (Советской Армии и Военно‑Морского Флота), работавшего на правах отдела ЦК. Руководство партийно‑политической работой в пограничных войсках до создания самостоятельного Политуправления погранвойск в 1939 году, замыкавшего на отдел административных органов ЦК партии, осуществляли в первые годы их создания политорганы Красной Армии, а затем политической работой – политорганы НКВД, а парторганизациями – местные территориальные партийные комитеты.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (12.02.2018)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2018



0%