Понедельник, 19.02.2018, 13:12
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 17
Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 32
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека



Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Социальные институты в фашистской Германии

В современной социологии принято выделять экономические (разделение труда, рынок, биржа, маркетинг и др.), политические (государство, армия, суд, партии и др.) институты, институты стратификации (классы, сословия, каста, элита, семья и др.), институты культуры…

К основным социальным институтам традиционно относят семью, государство, образование, церковь, науку, право.

Социальные институты Германии были достаточно структурированы. Наблюдалась устойчивая зависимость: на каждый социальный институт падала однотипная задача, цель, которую преследовал данный институт. Высокая цeлевая обусловленность всех социальных институтов – особенность социальной организации общества в тот период. Особого анализа требуют такие институты как банковское дело и право.

6.1. Банковская система

Банковская система обычно отражает суть экономической политики правящего класса, которая может быть достаточно противоречива и определяться многими обстоятельствами [1].

В 1927 году, в первомай фюрер заявил: «мы – социалисты, мы – враги экономической системы капитализма». Но после этого Гитлер систематически отчуждался от отождествления с марксистами: «мы ничего не имеем общего с марксистским социализмом», «марксизм против частной собственности, а настоящий национал‑социализм – нет» и пр. Позже он восклицал: «Социализм? Уже само слово неудачно… Что такое на самом деле социализм? Если у человека есть что‑то на еду и что‑то на удовольствия – это и есть социализм».

Примечательны и его рассуждения о причинах «провала» социал‑демократии. «Национал‑социализм – вот чем мог бы стать марксизм, если бы отбросил все бредовые идеи о демократии… Зачем социализировать банки и заводы? Мы социализируем человеческие души». В 1942 году в частной беседе Гитлер сказал, что он «абсолютно настаивает на защите частной собственности» и за поощрение частнопредпринимательской инициативы. В другой беседе он высказался за то, чтобы у государства были полномочия регулировать использование частной собственности на благо народа. И, наконец, однажды он изрёк, что «главная черта нашей экономической теории состоит в том, что у нас никакой теории нет».

Но по сути его политика заключалась в установлении прочных связей с международными банками и в национализации всей банковской системы Германии, подчинении её целям государства.

Став в 1933 году рейхсканцлером, Гитлер вернул на должность президента Рейхсбанка Я. Шахта – на тот момент главного представителя американской финансовой корпорации Морганов, которая является одним из основателей Федеральной резервной системы. С одной стороны, Гитлер получил возможности по сути неограниченного кредитования, а, с другой, – Морганы получили возможность влияния на политические процессы в Европе. Некая взаимовыгодная сделка. В связи с этим отметим, что глава империи Морган был выслан из США в 1913 году, находясь под преследованием со стороны сената США и некоторых правительственных структур. Вскоре он умер. Но внешне противоречие с финансовыми кругами США у империи Морган остались. Хотя, по сути, вместе с Рокфеллерами они являлись учредителями ФРС. То есть Гитлер смог опереться на финансовые круги, которые контролировали ФРС. Тесные связи банкирского дома Моргана с немецкими фашистами были установлены через находившуюся под его полным контролем международную телефонно‑телеграфную корпорацию – «ИТТ».

Уже в мае 1933 года Шахт посетил США. В качестве эмиссара Гитлера и германских монополистов Шахт встретился с президентом Рузвельтом, членами правительства, заправилами Уолл‑стрита и добился предоставления Германии американских займов. Примечательно, что Нюрнбергский трибунал признал Шахта невиновным, что свидетельствует именно о сделке между нацистами и американскими банкирами.

Шахт защищал экономику Германии методами, которые впоследствии назвали кейнсианскими. Государство пошло на широкомасштабные затраты на стройки общественного значения, которые покрывались за счёт дефицитного финансирования из бюджета.

Денежная система Германии.

Закон «О валютном регулировании», принятый в 1924 году, положил начало эпохе рейхсмарки. С 1924 г. вплоть до 1929 г. главной задачей Рейхсбанка являлось сохранение ценовой стабильности и контроль над инфляцией. В 1939 г. фашистское правительство приняло закон о покрытии банкнот не только коммерческими векселями, но и казначейскими (золото и иностранная валюта лишь формально зачислялись в качестве обеспечения).

Агрессивная политика фашистского правительства, сопровождавшаяся непрерывным увеличением военных расходов, вызывала постоянный рост эмиссии кредитных денег. На военные приготовления было истрачено 90 млрд. рейхсмарок, из которых 2/3 было получено за счёт обычных поступлений в государственный бюджет (налоги), а 1/3 – за счёт государственного долга, размещённого преимущественно в кредитной системе. Из общей суммы государственного долга накануне войны в 50 млрд. рейхсмарок, на долю кредитной системы приходилось 34 млрд. рейхсмарок, или 70 %.

За время Второй мировой войны все государственные расходы Германии составили 680 млрд. рейхсмарок, из них военные – 620 млрд. или свыше 90 %. Приблизительно 3/4 государственных расходов было покрыто внутренними источниками и 1/4 за счёт внешних. На прирост государственного долга приходилось около 330 млрд. рейхсмарок, т. е. почти 1/2 всех расходов гитлеровской империи во время войны. На конец 1944 г. свыше 72 % государственного долга размещалось в кредитной системе.

За годы войны налично‑денежная масса в обращении выросла в семь раз, а депозитно‑чековая эмиссия – более чем в четыре раза. Кроме того, для покрытия расходов на захваченных территориях печатались оккупационные марки, масса которых по номиналу даже немного превзошла всю массу рейхмарок, бывших в обороте к концу войны (84 млрд. и 73 млрд., соответственно) [4].

Темпы развития Германии задавались в первую очередь военными заказами.

Придя к власти, национал‑социалисты начали активно проводить политику массового трудоустройства и перевооружения. Независимость Рейхсбанка была отменена, фашисты отказались от международно‑правовых обязательств, был усилен валютный контроль. В 1937 году Рейсхбанк переименовывается в Немецкий Имперский Банк, а выпущенные им банкноты стали обеспечиваться золотом. В том же году был принят закон «О национализации» и частные банки в большинстве своём были национализированы [5].

Расчёты американских корпораций с промышленниками фашистской Германии велись опосредованно через Банк международных расчётов в Базеле, основателем которого сейчас считают Шахта. Банк международных расчётов был основан в результате договорённости руководства Нью‑Йоркского федерального резервного банка с руководством крупнейших европейских банков в 1930 году. В многочисленный и разношёрстный совет директоров нового банка вошли представители банковской элиты Великобритании, Италии, Франции, Бельгии и Германии. Несмотря на чисто европейский состав дирекции, все нити управления этим Банком с самого момента его основания целиком и полностью сосредоточились в руках американских банкирских домов Ротшильда и Моргана, которые были акционерами, а лучше сказать – владельцами Федеральной резервной системы [3].

Банки были национализированы.

Они выполняли те функции и задачи, которые на них возлагало государство, то есть по сути были расчётными центрами. Это, вероятно, сыграло не последнюю роль в бурном экономическом развитии государства, в темпах выхода его из кризиса. Но это было возможно только в условиях, когда все участники экономического процесса в Германии согласились с тем, что прибыль не является целью развития, целью существования людей и экономики. Приняв душой вместо прибыли нацистские идеи не так грустно расставаться и с прибылью, которую просто изымали у предприятий.

А вот во взаимоотношениях с международными банками соблюдалась высочайшая корректность и исполнение взятых на себя обязательств. Но это была скрытая игра, а, возможно, и условие сделки с Федеральной резервной системой, представители которой (Шахт и др.) работали в правительстве нацистов.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (12.02.2018)
Просмотров: 12 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2018



0%