Четверг, 22.02.2018, 19:54
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 17
Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 32
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека



Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Заключительные методологические размышления: союз мягкой силы и созданной системы государственного управления

В 30‑е годы прошлого века Германия сделала скачок в своём развитии. Предпосылками такого скачка были и особенности германского народа, и особый исторический этап развития, и личность Гитлера, и мягкая сила, и умение сочетать мягкую и факторную силу при строительстве государства. Но особо надо выделить две группы драйверов – мягкая сила и система управления страной, которая была адекватна требованиям ситуации, адекватна психологическим особенностям немецкого народа и его лидера в 20‑30‑е годы прошлого века.

Мягкая сила в государственном строительстве

Мягкая сила превращается в нечто неуловимое и непонятное, если не ясны механизмы её включения, в частности, в процесс государственного строительства.

Самый важный вывод из государственного строительства в фашистской Германии заключается в том, что государственные органы находились под жёстким административным контролем, что исключало случаи молчаливого невыполнения распоряжений фюрера. Реакция шла немедленно через имперских представителей и партийные органы. При таком положении дел учёт мягкой силы давал действительно нужный эффект. Но попытка действовать одной мягкой силой, одной интуицией без опоры на отлаженные механизмы управления обществом, без опоры на государство неминуемо приведёт к провалам.

При создании государства в полной мере включилась мягкая сила. Обратим внимание на то, что цель существования государства определена не материальная. По сути она вынесена за рамки самой системы. Любая сверхсложная система имеет цель своего функционирования. Эта цель как закон определяет качество системы, её структуру. Есть выводы системологии, которые говорят о важности цели функционирования сверхсложной системы для её устойчивости. Если цель вынесена за рамки системы, то при прочих равных условиях система будет устойчивее.

Для понимания этого вывода системологии – пример из недавнего прошлого. В середине 80‑х годов Р. Рейган отметил, что противоречия между странами, в том числе США и СССР, отпали бы, если бы появились пришельцы с других миров, чтобы покорить нашу Землю. Если цель – не дать пришельцам покорить Землю, то все страны начнут объединяться для достижения данной цели.

Любая социальная система состоит из элементов, которые имеют между собой противоречия. Другими словами элементы системы между собой всегда неуравновешены, так как у каждого «свой интерес», интерес своей собственной жизни. Конфликты между элементами – ни что иное как движение к равновесию, в результате которого элементы изменяются, что не для всех заканчивает хорошо. В итоге страдает вся система.

Система может иметь одну общую цель, как некий образ того, какой ей надо быть. Если цель определяется внутри самой системы, то она всегда в интересах какого‑то одного её элемента, или их нескольких групп. В итоге это ведёт к появлению серьёзных диспропорций, конфликтам и развалу самой системы. Если цель определяется за рамками системы, то все вынуждены сверяться с этой целью, приводить себя в соответствие с этой целью, уравновешиваться с этой целью. Никаких противоречий между элементами системы до момента достижения цели не будет. Они начнут уравновешиваться между собой, конфликтовать только после того, как все уравновесятся с целью системы.

В этом плане для любой сверхсложной системы, каковой можно понимать и отдельное государство, и даже всё человечество, интересны некие как бы недостижимые цели. Такие цели всегда нечто идеальное, то, чего, мягко говоря, «в природе» не бывает. Например, коммунизм, в которому мы стремились несколько десятков лет, и достигли неплохих результатов в развитии.

При наличии цели развития за рамками человеческого общества основное противоречие развития будет не внутри системы нашей цивилизации, а за её рамками.

Если государство нашло внешнего врага, то это может служить мощным стимулом для граждан данного государства к объединению, но только при условии понимания, что именно принесёт победа над врагом каждому гражданину. В то же время без внешнего врага в одних и тех же условиях с большей вероятностью могла начаться борьба между различными группами населения. В случае с нацистским государством Германии мы имеем определение цели, которая сплотила немцев.

Далее. Эта цель не была только материальной. Материальные интересы, конечно, движут развитием мира. Это бесспорно. Но после достижения минимума материального благосостояния всё больший вес начинают приобретать моральные, духовные факторы. Это особенно характерно для ведения войны. Если войска наёмные, если они ведут войну за материальные блага, то они могут быть эффективными при явном материальном, военном преимуществе. При меньшинстве, при отсутствии явного преимущества наёмные войска обычно разбегаются. А вот войска, которые идут в бой ради своей Родины, за Бога, за царя, за Отечество и т. д., имеют больше шансов на победу. И великие армии дрались именно за великие цели. Так, например, войска Александра Македонского сражались за вечную жизнь, за вечную славу.

Так же и развитие государства. Гитлер определил цель государства как нематериальную, вынесенную за рамки самого государства. Он судорожно искал основания сделать эту цель божественной. Только божественная цель способна уравновесить всю систему, в случае с Гитлером – Германское государство, и тем самым обеспечить её вечность. Но найти подобные обоснования Гитлер не смог ни в Германии, ни на Тибете, ни в размышлениях лучших умов того времени. Никак божественные цели не могли сойтись с реалиями политики фашизма. То есть, цель была объявлена, но её понимания не было, в том числе и у Гитлера.

Но эта, вынесенная за рамки самого государства идеальная цель, суть которой заключалась в том числе и в переносе всех ожиданий в будущее, – «работала» внутри государства. Иногда это «будущее» наступало достаточно быстро, как с ликвидацией безработицы, иногда требовались военные усилия и захват чужих территорий – немцы немного, но реально «обрастали жирком». Главное, как в «пирамиде», – не останавливаться ни на минуту, иначе всё сразу может рухнуть.

Только в рамках подобных целей, вынесенных далеко вперёд, и демонстрации их постоянного достижения, возможны ситуации, когда даже бизнесмены переносят в далёкое будущее ожидание своих сверхприбылей. Становится возможной ситуация, когда в расчётах между собой предприятия верят простым бумажкам, когда устойчивость товарно‑денежного обращения, отсутствие инфляции достигается с огромным дефицитом государственного бюджета. Финансовая политика Германии того периода могла быть по всем финансовым признакам названа авантюрной.

Но целью существования государства и большинства немцев не была прибыль, деньги. Отсюда и устойчивость развития в условиях, когда абсолютно большая часть прибыли изымалась у предприятий. Темпы развития страны в большей степени определялись не прибылью, не кредитно‑денежной политикой, а идеями, стремлением добиться процветания Германии и превосходства над другими народами. Явно не самая благородная цель, но даже она повлияла на темпы развития страны.

Цель экономической политики, цель государства, цель каждого немца связывалась с будущим. 1000‑летний Рейх, захват соседних земель, освоение восточных земель, потом – британцев «на колени» … Цели нацистов были расписаны вплоть до завоевания Америки. А чем дальше цель сверхсложной системы, тем устойчивее её развитие при прочих равных условиях, тем чаще вперёд в развитии выходят люди с устойчивой мотивацией на будущее, сильные личности, обладающие и другими чертами, характерными для резонаторов.

Резонатор живёт будущим. И те, кто разделяют будущую, далёкую цель государства, да ещё такую идеальную, как завоевание всего мира, то есть вынесенную за рамки самого государства, тот уже обладает определёнными личностными качествами. Такие цели отбирают для государственного строительства лучших из лучших представителей нации.

В конечном счёте античеловеческие цели фашизма привели Германию к поражению. Но на этапе выбора смысла развития, на этапе поиска идеальной цели для государства, нации – сам поиск такой цели, само наличие устремлений, вынесенных за рамки государства‑системы, её идеальность и «заброшенность» далеко в будущее приносило плоды. Это важнейшие условия возникновения нужной мягкой силы в масштабе нации.

СССР бурно развивался стремясь к идеальной цели (построение коммунизма), достижение которой было перенесено в будущее и вовне страны (торжество коммунистических идей во всём мире). Советская Россия бурно развивалась так же при наличии этих трёх условий – идеальность цели – коммунизм, взгляд далеко в будущее – на поколения, цель за рамками своей страны (мировая пролетарская революция, мировая социалистическая система и др.). Если взять период бурного развития США, зависимости те же: стремление освободить мир от фашистской чумы, распространение демократии и свободы… И т. д. Такая цель помогает также преодолению внутренних противоречий. Стремление к цели, которая находится за рамками самого государства, ведёт к снижению уровня неравенства внутри страны. В периоды бурного развития, в период принятия населением дальней, идеальной цели развития всегда происходило снижение неравенства между различными социальными, профессиональными группами, между людьми. Так «работает» эта своеобразная мягкая сила.

Для запуска мягкой силы принципиально важно, чтобы население восприняло внушаемые ему идеи на рациональном и эмоциональном уровне. Общественное сознание для своего разворота, для радикального изменения должно пройти два этапа – эмоционального и рационального обновления. Эти этапы более правильно разносить во времени. И чем больше общность, тем важнее разнесение по времени методов рационального и эмоционального влияния на людей.

Это связано с тем, что способы переработки информации, психологические механизмы понимания, принятия решений у эмоциональных лиц (истероиды и др.) иные, чем у лиц, привыкших к рациональному осмыслению ситуации. То, что задевает истероидов, обычно не задевает лиц с высоким IQ, с паранойяльно акцентуированными чертами личности. А общественное сознание устроено так, что для принятия новой ценности необходимо согласие и мужчин, и женщин; и лиц эмоциональных, и лиц рациональных и т. д. Если одна часть общества соглашается с чем‑то, а другая – нет, то в обществе наступает «раздрай», смута, столкновение интересов, нарастают противоречия.

Каждое общество стремится такого состояния избежать. Поэтому на протяжении сотен, тысяч лет сложилась такая система межличностных, социальных отношений, которая «поворачивает» мнение отбившегося в своих взглядах меньшинства к большинству. Этот механизм работает и сейчас через систему внушения, подражания и др. Поэтому даже развороты рынка акций происходят в результате эмоционального изменения и рационального осмысления инвесторов. Эти способы изменения мнения, осмысления новой ситуации могут меняться местами – эмоционально‑рациональный разворот рынка или рационально‑эмоциональный. Но два этих этапа просто необходимы.

Применительно к Германии 30‑х годов прошлого века эти моменты были учтены. Работала и идеология, бившая на эмоции, и наука, апеллировавшая к рациональному. Например, развивались идеи социал‑дарвинизма о продолжении борьбы видов и среди людей, «доказывались» особые способности немцев. В то же время в духе разработанной идеологии оказывалось эмоциональное воздействие на молодых людей, на всех немцев через массовые праздники, фестивали, грандиозные шоу во время съездов партии и др.

Решающим в механизме включения влияния мягкой силы нужной направленности было создание за короткий срок новой элиты. Что было сделано в Германии в этом направлении.

Ранее изложенное позволяет по пунктам сформулировать, что надо для формирования новой элиты, что для этого сделали в Германии.

– Во главе государства встали лица, которые страстно хотели подняться наверх в немецком обществе, у которых на этот счёт включились реакции компенсации и гиперкомпенсации. Они выбрали, обосновали соответствующую своему духу идеологию.

– Эти лица в своём большинстве обладали способностью чувствовать мягкую силу, понимать её влияние. Но они смогли передать компетенцию принятия решений, требующих предварительной профессиональной подготовки, тем специалистам, которые ею обладали в полной мере. Они смогли все решения, которые требовали профессионализма и чётких алгоритмов деятельности, то есть которые не требовали интуиции, отдать на откуп тем, кто такими компетенциями обладал. То есть способности чувствовать мягкую силу не были замутнены необходимостью решать текущие вопросы, которые требовали простой исполнительности, простых расчётов, профессионализма, легко передаваемого через обучение, через типичную систему подготовки.

– Они нашли ресурсы для мотивации (через грабёж евреев и других государств, через обещания на будущее) тех лиц, которые потенциально важны для создания эффективной элиты и для тех, кто не попадал под влияния идей и требовал материального подкрепления своего решения идти за новой властью, поддержать фашистов. В элиту нацисты привлекали из всех социальных слоёв общества. Главное – чистота крови (это давало дух общности), соответствующие личностные качества и принятие нацистской идеологии.

– Они смогли замотивировать народ будущими доходами, будущими достижениями, будущими преференциями, устремив его на соседние территории, страны.

– Они на деле давали возможность продвигаться по социальной лестнице тем, кто вносил наибольший вклад в достижение поставленной цели.

– Все эти мероприятия были проведены с учётом психологических особенностей германского народа, и в момент, в период, когда немецкий народ был готов к таким преобразованиям.

– В своих решениях они опирались на историю развития Германии и на созданную идеологию.

Кроме государства, как фактора развития нации, для успешного развития важны и социальные институты в самом широком смысле этого слова.

Мягкая сила при функционировании социальных институтов

Мягкая сила проявлялась и при привитии молодёжи склонности к труду, к дисциплине в трудовых лагерях. Сами трудовые лагеря по длительности были таковы, чтобы реально можно было изменить динамические стереотипы, привычки поведения. Все юноши Германии прошли через эти лагеря. Был налицо рост дисциплинированности, силы, преданности фюреру. Наряду с этими очевидными последствиями были и иные изменения. Так, росла степень кинестетичности молодых людей, так как их труд был практический, кинестетический.

Но рост кинестетичности, увеличение процента кинестетиков среди молодёжи одновременно вело к росту лиц, у которых были более точные образы восприятия окружающего мира, при сокращении количества понятий, которыми они пользовались. Почти каждое понятие у таких лиц автоматически вызывает тот или иной образ. Экспериментальные данные показывают, что в этом случае растёт IQ – коэффициент интеллектуальности, растёт производительность труда и т. д. Эти процессы до конца не осознаны и в настоящее время. Они не были осознаны и в начале прошлого века, но эти закономерности формирования духа нации, её качественных характеристик хорошо чувствовались нацистами.

В масштабе всей нации шёл процесс формирования маятниково‑кинестетического интеллекта, то есть интеллекта, который способен быть и кинестетическим, и аудиальным, и визуальным. Привитие девушкам потребности ходить в кружки, заниматься вязанием, вышиванием, приготовлением пищи и т. д. «привязывало» их души к таким занятиям, к тому, что говорилось на них. Одна, вторая, сотня, тысяча… И вот уже девушки Германии восторженно смотрят на юношей, которые маршируют в однообразной униформе. Да они и сами одеты однообразно, по немецкой моде. Если в этом направлении изменилась одна девушка – ничего не произойдёт, большая часть – это уже иной социально‑психологический климат в стране.

Казалось бы, какое отношение к победе гитлеровских войск имеет налаженная работа почты, возможность каждого солдата отправить маленькую посылку своим родным. Но это рождало темы для разговоров между соседями, в очередях, на улице, на работе… Это было что‑то вещественное, что получал простой немецкий обыватель. Это был кинестетический сигнал, что всё на фронте идёт хорошо, то есть это был важный компонент морально‑психологического состояния в стране. И все это было на уровне мягкой силы, на уровне микропричин, но давало немалый социальный эффект. Ведь Гитлер сам пережил, что означает письмо для солдата на фронте, как важно ему ощущать, что его не забыли. Солдат, направляя свою посылку своим родственникам (имея такую возможность), психологически привязывается к ним ещё больше.

Простой факт. Проведённые экспериментальные психологические исследования показали, что среди всех ценностей (духовных, материальных, идеологических, социальных и др.) наибольшим положительным влиянием на поведение человека в стрессе обладает образ его родных, семьи. Да, это так… И казалось бы мелочь… вовремя доставлено письмо, посылка, но это кумулятивная сила высокого состояния духа. Всё это влияло на социальные процессы в Германии.

Были приняты решения, которые выдвигали из нации самых сильных, самых умных, самых активных вперёд, на руководящие посты, как в партии, так и в армии. Сейчас это называется использование социальных лифтов.

В Германии использовались методы, приёмы, которые оказались эффективными в истории, но психологический, социально‑психологический механизм, которых до конца не осознан и по сей день. Так, в истории были успешны империи, которые давали своим воинам наделы земли, особенно на завоёванных ими территориях. Это, с одной стороны, влекло в армию лиц, которые руководствовались дальними целями, а с другой – влекло и одновременно формировало особый психотип, который можно мотивировать собственностью. Если такой психотип людей составляет элиту нации – она быстро развивается. В противном случае государство, империя чахнет, рано или поздно гибнет.

Гитлер смог так повлиять на германский народ, что большая часть его зажглась желанием получить надел земли за рамками Германии. Дети крестьян, например, практиковали такие игры, как защита полученных ими от Гитлера участков земли от населения завоёванных стран, что рождало тот дух, который помогал завоёвывать новые земли, который стал опорой захватнических войн. Психологический механизм такого изменения морального духа нации многоаспектен. Это подталкивало отцов дать своим детям такой надел. Это подготавливало детей к владению таким наделом. Это видоизменяло мышление как родителей, так и детей, нацеливая их на манящее будущее и отрывая от сложностей, проблем настоящего.

Получение земельного надела через службу позволяло достичь такого соотношения между людьми по степени богатства, которое соответствовало их психологическим особенностям. В этом случае энергия сильных направляется не на раздел и передел имеющегося, а на захват большего, на службу тому, кто определяет деление собственности, богатства, дохода по активности личности, по интеллекту, по социальным способностям, по усилиям в интересах нации. Это один из самых ярких исторических примеров упорядочивания социальной структуры общества. Это одно из важнейших проявлений мягкой силы в социально‑экономическом развитии страны.

Гитлер смог так построить пропаганду, что она оправдывала всё, что соответствовало интересам немецкого народа. Даже если это глубоко несправедливо… И немецкий народ принял такую логику, такую идеологию… Ему были даны преференции, большие, чем другим народам‑союзникам, но ему были даны и оправдания таких преференций. То есть защитные реакции, движения бессознательного немецкого народа чувствовались и управлялись.

Даже учёные могли найти своё место в общем строю – только изучай и пропагандируй нужные для нацистов работы, в частности, социал‑дарвинизм. А что оставалось учёному? Говорить, что его внук, сын занимаются тем, что не имеет научного обоснования? Или быть в центре внимания и цитировать Ч. Дарвина, Г. Спенсера по поводу особых качеств отдельных видов, отдельных народов, а потом и дополнять сказанное собственными изысканиями в истории. А история всегда хранит в себе столько противоположного, столько противоречивого, что в нужный момент можно найти всё, к чему подталкивает бессознательное…

Структура управления с учётом действия мягкой и факторной сил

Структура управления Германии была построена с учётом психологических особенностей Гитлера. Она учитывала специфику действий мягких и факторных сил. Гитлер чувствовал мягкие силы. Но в силу его настройки на их влияние, он казался необычным в системе типичных взаимоотношений. Ему было тяжело общаться с некоторыми людьми, которые мыслили факторно, для которых интуиция был пустой звук, а то и хуже – повод для насмешек. Но отказываться от таких управленцев Гитлер просто не мог, так как управление факторами, учёт факторных драйверов развития – необходимость любого успешного государственного управления.

Для того, чтобы избегать возможность взаимного непонимания с рационально мыслящими управленцами, Гитлер создал «прослойку» из тех людей, с которыми ему было комфортно общаться, и поставил их руководить. Выход из ситуации был осуществлен двумя путями:

– Путем подбора людей, с которыми Гитлеру было комфортно общаться. Их он ставил на должности, связанные с руководством другими, – государственными структурами, армией, промышленностью и др. Эти люди, в свою очередь, могли общаться с типичными управленцами.

– Путем создания такой системы управления, когда каждой государственной структуре ставилась задача, цель и основной упор делался на контроль за деятельностью по достижению этой цели. Создавались и соответствующие органы, которые администрировали деятельность исполнителей. Это давало огромные преимущества в системе управления. Поставлены задачи, будь добр, – исполняй, как можешь, как требует ситуация, в качество исполнения проверят соответствующие органы. Всё было настроено на результат. Такая система управления особо эффективна при планировании. Это понял Гитлер. Поэтому в Германии стали, как и в СССР, работать по планам, правда 4‑х летним.

Но такая система управления хороша при концентрации власти в одном центре, нужна была новая структура государственного управления. Старую государственную машину надо было ломать, что и было исполнено быстро и радикально. Для этого вначале была создана юридическая основа. После смерти Гинденбурга в 1934 году была ликвидирована должность президента, а вождю нации Гитлеру были даны все права по назначению имперского правительства и даже своего преемника. Психологические особенности немцев и спокойствие на Солнце способствовали принятию такого решения народом.

В апреле 1933 года был принят закон «О слиянии областей с империей», по которому во все земли стали назначаться наместники , закон о которых был принят в январе 1935 года. Имперские наместники были «представителями имперского правительства» с задачей «наблюдения за выполнением политических директив фюрера и рейхсканцлера». Фюрер и рейхсканцлер, то есть Гитлер, оставил за собой право всех кадровых решений. Наместник, по сути, обладал одним правом – административного контроля по заданным критериям. Наместниками назначались лидеры НСДПА.

Решение по своей сути напоминало введение института комиссаров в Красной Армии, да и министры у нас назывались народными комиссарами. Комиссар предан революции, но слаб в специальной подготовке, и у него право контроля за деятельность специалистов. Имперские наместники, будучи членами нацистской партии, имели зачастую слабые профессиональные знания, слабую профессиональную подготовку, невысокий исходный социальный статус, но были лично преданы фюреру. Это достаточно устойчивая и жизненная конструкция сохранения, усиления власти, когда нет достаточно профессионально подготовленных и одновременно лично преданных руководителей.

Выборы на местах ушли в далёкое прошлое. Наступила диктатура. Она была установлена с самого начала прихода Гитлера к власти. В январе 1934 года были ликвидированы земельные ландтаги Правительства земель были полностью подчинены имперскому правительству, а наместники перешли в ведение министерства внутренних дел. То есть с самого начала под диктатором оказалась как исполнительная власть, так и контролирующие её органы. Причём исполнительная власть и контролирующая её система были организационно разъединены.

Правительство получило право заключать договоры с иностранными государствами. До этого такие договора должны были согласовываться с рейхстагом. Роль рейхстага, по сути, была сведена на нет. Был упразднён и орган представительства земель в парламенте. В феврале 1934 года принят закон «О ликвидации рейхсрата», а в 1935 году Положением «О германских общинах» были ликвидированы последние остатки местного самоуправления. Все бургомистры городов стали назначаться министром внутренних дел на 12 лет из кандидатов, выдвигаемых местными партийными организациями нацистов.

Случайно это или нет, но все бургомистры были назначены в год, когда активность Солнца была невысокой (см. табл. 15). Это период минимальных психопатических, истерических реакций в обществе и назначения прошли спокойно. Но и назначены они были именно на 12 лет, что совпадает с наиболее изученным в настоящее время циклом солнечной активности, продолжительность которого колеблется в рамках 11–12 лет. Это означает, что следующее назначение тоже должно было по времени совпасть с низкой солнечной активностью. Удивительно «продуманное» решение.

И сейчас специалисты по влиянию солнечной активности на психику людей выходят с предложениями проводить все основные выборы, вносить изменения в Конституцию, проводить референдумы раз в 12 лет, в годы наименьшей солнечной активности. Конечно, это было сделано Гитлером просто интуитивно. Но таких интуитивных находок слишком много, чтобы считать их случайными.

Государственный аппарат стал очищаться от неугодных лиц. Запрещались браки чиновников с неарийками. Выстроилась вертикаль власти, где государственные и партийные органы как бы переплелись. Лучших, наиболее подготовленных членов нацистской партии назначали бургомистрами и на другие реально властные должности, а менее подготовленных назначали на контролирующие должности. Причём, это был контроль без личной самодеятельности – контроль над тем как исполняются указы Гитлера. Функция руководства и административного контроля были разъединены.

Государственный аппарат трансформировался, изменялся по воле Гитлера, – как ему было комфортно, то есть как было эффективно с его точки зрения. Так, наряду с имперским правительством создавались органы под ситуацию, под себя. Это – Совет министров по вопросам обороны империи, Тайный кабинет, Коллегия трёх уполномоченных, в которую входили начальник партийной канцелярии, начальник имперской канцелярии, начальник штаба верховного командования вооружённых сил, и др. Эти структуры были подчинены лично Гитлеру, но они наделялись и законодательными полномочиями.

Что касается тех структур, через которые формировался дух Третьего Рейха, они непосредственно подчинялись Гитлеру, и никто не мог вмешиваться в работу этих механизмов, так как они были хрупки в силу настроенности на мягкую силу. Лидер «Гитлерюгенда» нёс персональную ответственность перед Гитлером за работу с молодёжью Германии, так как именно через молодёжь шло влияние на весь немецкий народ и именно молодёжь была новым поколением, которое должно быть предано идеалам нацизма.

С демократией было покончено. Была создана вертикаль власти. Всем были нарезаны функции, обязанности. Но чтобы такая машина начала слаженно работать одних указаний уже не хватало. Надо было, чтобы каждый видел перед собой целевые задачи и стремился к ним. Для этого развитие страны шло по 4‑х летним планам развития. Составили план, довели целевые показатели, а дальше – исполнение и контроль. Сами планы опирались на научные разработки, однако научные структуры были отделены от планирующих и работали независимо от них.

Система управления в Германии создавалась под конкретную личность. Между Гитлером и управляющими структурами находились люди, которые были психологически близки и понятны фюреру. Например, Гиммлер (СС и вся безопасность), Геринг (промышленность, люфтваффе), Йодль и Кейтель (Вермахт) и др. Где было возможно давались целевые показатели, составлялись планы.

Наличие различных психотипов и их различная эффективность при выполнении тех или иных функций учитывалась организационно. Между собой разъединялись функции исполнения и контроля, научного обоснования и практического планирования. Для удобства вместо имеющихся структур управления создавались структуры более комфортные для принятия решений именно Гитлером, но ранее созданные управленческие структуры не уничтожались. Иногда это приводило к их соперничеству. И не всегда такое соперничество несло в себе только негативные моменты.

Исторические предпосылки влияния мягкой силы.

Гитлер опирался на историю, на понимание, чувствование психологических особенностей немцев, на те реакции бессознательного, на защитные реакции, которые скопились в обществен‑ном сознании после поражения в Первой мировой войне. Какие же это особенности? О них говорит известный немецко говорящий учёный‑психолог Карл Юнг сразу после поражения Германии. Его интервью «Обретут ли души мир?» опубликовано в газете «Die Weltwoche» (Цюрих) 11 мая 1945 г., через четыре дня после безоговорочной капитуляции немецкой армии.

«Немцы проявляют особенную слабость перед лицом этих демонов вследствие своей невероятной внушаемости. Это обнаруживается в их любви к подчинению, в их безвольной покорности приказам, которые являются только иной формой внушения. Это соответствует общей психической неполноценности немцев[1], следствием их неопределённого положения между Востоком и Западом. Они единственные на Западе, кто при общем исходе из восточного чрева наций, оставались дольше всех со своей матерью. В конце концов они отошли, но прибыли слишком поздно, тогда как мужик (the mujik) не порывался освободиться вообще. Поэтому немцев глубоко терзает комплекс неполноценности, который они пытаются компенсировать манией величия: „Am deutschen Wesen soil die Welt genesen…“»[2]

Это типично юношеская психология, которая проявляется не только в чрезвычайном распространении гомосексуальности, но и в отсутствии образа anima в немецкой литературе (великое исключение составляет Гёте). Это обнаруживается также в немецкой сентиментальности и «Gemiitlichkeit» (Уют, приятность), которые в действительности суть не что иное, как жестокосердие, бесчувственность и бездушие. Все обвинения в бездушии и бесноватости, с которыми немецкая пропаганда нападала на русских, относятся к самим немцам; речи Геббельса не что иное, как немецкая психология, спроецированная на врага. Незрелость личности ужасающим образом проявилась в бесхарактерности немецкого генерального штаба, мягкотелостью напоминающего моллюска в раковине.

Германия всегда была страной психических катастроф: реформация, крестьянские и религиозные войны. При национал‑социализме давление демонов настолько возросло, что человеческие существа, подпав под их власть, превратились в сомнамбулических сверхчеловеков, первым среди которых был Гитлер, заразивший этим всех остальных. Все нацистские лидеры одержимы в буквальном смысле слова, и, несомненно, не случайно, что их министр пропаганды был отмечен меткой демонизированного человека – хромотой. Десять процентов немецкого населения сегодня безнадёжные психопаты».

Эти слова написаны сразу после поражения Германии. Они несут отклик политической ситуации. Они написаны не военным, среди которых навряд ли найдутся те, кто стал бы хулить германский генеральный штаб. В этих словах душа немецкого народа представлена не столь всесторонне, как оно было и есть. Ведь явно не примитивная душа немецкого народа отражена в творениях Т. Манна («Верноподанный»), Шиллера («Разбойники»), Белля, Брехта, Гейне, Лессинга, Фейхтвангера, Ремарка… Глубина переживаний, душевные порывы их героев – отражение души немецкого народа. Она несколько иная, чем в данных строках К. Юнга. Но тем не менее это мнение заслуживает того, чтобы его знать хотя бы как мнение врача‑психиатра, который имел дело чаще со специфической выборкой немцев.

Карл Юнг это практикующий врач – психиатр, психолог. Его мнение основывается на лечебной практике и теоретических рассуждениях, на жизни среди немцев. И здесь Карл Юнг говорит о мистическом отношении немцев к своей матери, о их склонности к подчинению… Конечно, количество немцев с теми или иными психологическими особенностями меняется колебательно, как и во всем мире. И такие особенности, как склонность к подчинению в сочетании с готовностью к активной деятельности проявляются так же колебательно, циклично.

Из вышеизложенного становится понятным зависимость эмоционального состояния нации, её истории от цикличности солнечной активности.

Зависимость здесь такова. Если нация проникнута едиными ценностями, до уровня формирования единого эгрегора, то развитие нации предопределяется содержанием этих ценностей и нация становится управляемой в диапазоне вариабельности этих ценностных установок. Так, если они предполагают захват нацией жизненного пространства, то нация поддержит действия, направленные в этом направлении.

Но если единых ценностей у нации нет, то национальные особенности начинают пульсировать в унисон с солнечной активностью. Это особенно касается капиталистического общества. Дело в том, что при капитализме растёт задёрганность людей. У народа порой денег не хватает на самое важное, на пропитание, на устройство быта. Деньги начинают добываться путём напряжения и перенапряжения психики. Одновременно такое напряжение растёт у всех. Мелкие капиталисты напрягаются и перенапрягаются из‑за повседневного страха разорения. Крупные перенапрягаются от возможности потери рынка сбыта и от социальной активности профсоюзов. Наёмные рабочие боятся потерять работу и постоянно ощущают конкуренцию со стороны тех, кто готов занять их место, то есть в любой момент они могут быть выброшены на улицу.

Желание сбросить с себя эту психическую перегрузку – является актуализированной потребностью людей. Как только находится человек, который готов эту потребность удовлетворить, – он тут же становится в центр положительного отношения со стороны всех социальных групп населения.

Если люди эмоционально задёрганы – у них невозможно сформировать ценности, они будут эмоционально неустойчивы, и в таком обществе выше вероятность наступления психопатических, истероидных реакций в унисон с активностью Солнца. Начать формировать ценности, смыслы жизнедеятельности у людей можно только тогда, когда они находятся не в эмоционально задёрганном состоянии. Поэтому рывок в развитии нации невозможен без создания относительной социальной гармонии, социальной стабильности, спокойствия, при котором можно начать формировать ценности у всего народа, у большинства людей. Такое состояние народа было достигнуто в начале правления Бисмарка и Гитлера. Поэтому их социальные преобразования – необходимый и исходный пункт предвосхищения рывка в развитии нации.

Изменение материальных отношений людей в сторону их гармонизации создаёт условия для духовного единства, для формирования единого эгрегора. Задёрганность людей – первый признак распада общего эгрегора, устойчивых ценностей, смыслов жизни в обществе. При психопатическом состоянии общества растёт количество психически больных, распадается общий эгрегор, на уровне бессознательного происходит изнурение людей, да до такой степени, что требуются годы, а то и десятилетия для восстановления драйверов развития. Люди при этом как бы теряют свою душу, ибо только при размышлениях, только в спокойной обстановке возможно движение людей к смыслам жизни.

Не случайно настоящая, глубокая вера формируется чаще у отшельников, у монахов, у лиц, которые посидели в тюрьме или побыли в иных формах одиночества. Не случайно и то, что истинная вера чаще формируется у интровертов, чем у экстравертов. При классическом капитализме происходит примитивизация отношений людей до стремления получить прибыль, деньги для жизни, деньги для самоутверждения в среде себе подобных, для пропуска в элитарную часть общества.

В этих условиях все мысли людей направлены на обогащение, на то как бы не разориться. Иные мысли улетучиваются. Но если нет своих мыслей, то не формируются и смыслы. А нет смыслов – нет общего эгрегора, нет субъективных оснований для устойчивого развития. Ведь устойчивость социальной жизни в решающей степени зависит от наличия устойчивых целей деятельности. Есть устойчивая цель деятельности – есть устойчивое экономическое, социальное развитие. Да, при этом нужны определённые экономические предпосылки. Но наличие экономических предпосылок и отсутствие совместной цели деятельности или её слабая выраженность не обеспечивает быстрое экономическое, социальное развитие. Быстрое развитие общества начинается при формировании целей деятельности, которые пронизывают людей и становятся для них непреодолимой силой.

Хотим интенсивное социально‑экономическое развитие – нужны люди с великими целями и группировка общества вокруг этой части элиты. Если элиту составляют не люди с великими целями, вокруг которых готова объединяться нация, а люди с деньгами, причём полученными вопреки следованию к великим целям, путём разрушения великих смыслов жизни, быстрое развитие просто невозможно. Без совместных ценностей нет совместного эгрегора, невозможна в силу этого эффективная совместная деятельность, особенно исторического масштаба.

Бисмарк и Гитлер сумели дать цели жизнедеятельности народу, истосковавшемуся по долгому отсутствию единства. Другое дело, что эти цели деятельности были не божественными. Эта фундаментальная причина распада социальных конструкций, построенных на ложных целях. Возможно, Всемирный Разум даёт человечеству возможность убедиться в необходимости построения общества на истинных, верных целях, ценностях? И раскачивая эмоциональные и иные особенности людей, он даёт возможность это людям осознать и сделать верный вывод самостоятельно, с полной свободной воли.

В.Н. Кустов, один из самобытных, нетрадиционно мыслящих российских учёных‑практиков, высказал своё мнение в рассматриваемом аспекте.

По его мнению для рывка в развитии необходимы:

– Единые ценности, смыслы жизнедеятельности, которые бы сплотили народ и способствовали образованию эффективного эгрегора.

– Удовлетворение базисных эмоционально‑материальных потребностей, которые бы дали возможность сформировать нужные ценности у людей. Ибо в эмоционально неустойчивом, психопатическом состоянии ценности у людей формируются с большим трудом.

– Опора на мягкую силу, которая служит критерием правильности выбранных ценностей, смыслов жизнедеятельности. При этом из социально детерминированных потребностей для обеспечения высоких темпов развития общества важно исключить иррациональные эмоциональные потребности. Это можно сделать так же опираясь на мягкую силу, что важно совместить со структурными изменениями в системах управления страной.

Как только такая трансформация произошла – формируется непреодолимая сила, которая влечёт людей в нужном направлении. Степень такого влечения зависит от того насколько точно сформированные ценности, смыслы совпадают с ценностями, смыслами Мирового Разума. Чем больше степень различия, несовпадения, тем быстрее распадаются общности, построенные на таких эгрегорах. Мировой Разум не имеет цель сделать жизнь человека комфортной. Его цель, скорее всего, иная – дать нам свободу и разум, качества для распоряжения этой свободой в интересах более высокого уровня развития человечества.

Предпосылкой достижения цели дальнейшего развития, является сохранение самого человечества, познание окружающего мира и самих себя. В этом самопознании важно то, что за всю историю человечества более устойчивыми были такие социальные организации людей, такие империи, которые не только опирались на веру в Бога, но и сами принимали верные решения по своей самоорганизации, решения, которые сохраняли единство. Но такое единство возможно только на верных целях деятельности, на выверенной духовной основе, на истинных ценностях, а это в душе каждого. Без духовного рывка в развитии невозможен и экономический, социальный прогресс.

Периодически Мировой Разум ставит человечество перед выбором целей своего развития. И именно в период особой солнечной активности растёт эмоциональность, истероидность, психопатичность, распадаются ценности, построенные на иррациональных потребностях, не имеющих поддержку у Мирового Разума. И человечество вновь стоит перед выбором цели развития при наличии свободной воли для этого. Испытания даются не только отдельным людям. Их проходят и общества, человечество в целом. В период испытаний увеличивается количество лиц с разными акцентуациями (особенно с истероидной, психопатичной, феминизированностью, и др.), то есть с разными, в том числе и иррациональными потребностями. Люди имеют возможность наблюдать поведение себе подобных, сравнивать его с историческим прошлым и делать соответствующие выводы, так как все процессы на Земле происходят. И это происходит на Земле циклично.

Часть знаний о данных процессах зафиксировано в оккультизме. Но только часть. В оккультизме присутствуют не только истинные знания, но и заблуждения. И важны личности, которые бы могли отделить одно от другого. Нации, показывающие высокие темпы развития, обладают способностью выдвигать из своих рядов людей, которые, не отрицая истинные научные знания, могут опереться и на нечто иное, выходящее за строго формально‑логическое мышление. В своей совокупности это мягкая сила, которая более эффективная в формировании бессознательного людей, чем факторные, отдельные, легко выражающиеся через формальную логику влияния.

История показывает, что оккультные знания, содержащие истину, наряду с наукой выступают устойчивой формой познания мира, окружающей среды. Так же как абсолютизация науки не даёт преимуществ в социально‑экономическом развитии, так и абсолютизация оккультных знаний приводит к краху. И не случайно в момент угадывания на топографической карте тех или иных явлений в форме эксперимента экстрасенсы, привлечённые для этого фашистами, давали точные ответы на задаваемые вопросы. Как только их знания стали включаться в контекст обеспечения победы Вермахту – пошли системные ошибки. Иные, неправедные цели деятельности, рождают системные ошибки. Да, можно заставить служить себе черные силы. Но это будет временный союз, который не поддержит большинство нации, а если это произойдёт, не поддержит Мировой Разум. Поэтому победа черных сил может быть только временной.

Эти мысли В.Н. Кустова могут послужить основанием для оценки того, что происходило в истории Германии в рассматриваемый период времени.

Мягкая сила и коллективное бессознательное. Индивидуальные отличия в чувствовании мягкой силы.

Обращаясь к психологическим особенностям немцев и доверяя выводам К. Юнга и другим уважаемым психологам, важно отметить, что импульсы бессознательного лежат в основе особенностей представителей немецкой нации. В то же время бессознательное может осознаваться. Но вот осознается оно достаточно причудливо, или вообще не осознается, что связано с психофизиологической основой осознания.

Дело в том, что внешняя среда влияет на наше сознание по принципу скрипки – изменение внешних условий протекает постоянно и непрерывно, а калибровка этого влияния в самой нашей психике происходит по принципу звучания фортепиано, то есть ступенчато. Каждое изменение первоначального стимула за наблюдаемый период примерно на 10 % фиксируется нашим сознанием, а меньшие изменения обычно нашим сознанием не фиксируются в обыденной жизни (в научных исследованиях могут фиксироваться малейшие изменения, чаще с помощью приборов). Осознаем мы внешние факторы с частотой альфа‑ритма, то есть 8–13 герц. Это константа Ганса Бергера. К ней близка константа Ливанова, которая говорит о том, что в рамках 10 процентных различий между частотой ЭЭГ происходит «захват ритма».

Все сигналы головного мозга в рамках этого десятипроцентного отличия начинают резонировать между собой в одном ритме, а различия менее 10 % как бы исчезают в нашем головном мозге. Мы принципиально не можем зафиксировать в нашем сознании того, чего просто в нем нет. Константы Бергера и Ливанова совпадают [2,3].

Осознание изменений происходит в нашей голове скачкообразно, а сам мир меняется чаще непрерывно, кумулятивно (квантовый уровень изменений мы здесь не рассматриваем). Поэтому мало и медленно изменяющиеся факторы в нашей обычной жизни мы просто не замечаем. Это оптимально для сознания, так как если замечать все изменения, то сознание будет перегружено информацией и эффективность его работы по анализу отдельных факторов снизится. Или же оно должно быть интуитивным, то есть одновременно анализировать всё, выдавая итог такого анализа, минуя все промежуточные логические операции. Но тогда хуже будет развиваться язык, речь, которые так важны для прогресса человечества. Тогда будет сложно передавать знания от поколения к поколению.

Поэтому скачкообразное осознание тех или иных причин, факторов характерно для людей. Это наша биологическая, психофизиологическая особенность. Большая часть людей медленно происходящие изменения осознают с трудом. Древнее свойство, способность людей, животных чувствовать эти изменения большая часть из нас утеряла, или мы эту способность просто заглушили в себе. Но некоторая часть людей способно всё это чувствовать благодаря своим индивидуальным особенностям.

Человеческое познание, наука сконцентрировались более на анализе факторов – того, что проявляется рельефно. Большая часть физики имеет дело с факторными причинами. Наука анализирует и ставит опыты с явлениями факторного характера. Они имеют свойство повторяться в своём проявлении от опыта к опыту, а вот кумулятивные причины накапливаются в бессознательном. Затем они из него прорываются в сознание, мы их в эти моменты можем осознать.

Некоторые люди при определённых условиях чувствуют мягкие силы, чувствуют малейшие движения своего бессознательного. Хотя в целом большая часть людей, находясь под влиянием науки и образованной части населения, данную сферу познания вытеснила в область мистики, чего‑то невозможного для обычного земного человека и непонятно как происходящего. В мистических переживаниях и наблюдениях накопилась как истинная информация, так и заблуждения на этот счёт.

Лица с развитой интуицией, способные чувствовать мягкую силу, нередко обращались к мистическим знаниям. Иногда там находили ответ на свои вопросы, но чаще перед ними возникало ещё больше вопросов. Реальные процессы мистики описывают через свою систему понятий, которая не совпадает с той, которой пользуется человек по жизни. Поэтому у большинства людей по отношению к мистическим знаниям накопился скепсис, а некоторые делали новые и новые попытки использовать мягкую силу в своих интересах.

Гитлер и его окружение обладали некоторыми способностями в понимании, чувствовании мягкой силы и влиянии через неё на нацию. Эта способность сохранялась до тех пор, пока психопатия, импульсивность, отход от человеческих норм взаимоотношений между людьми, нациями, народами, отказ немецкого народа следовать своей душой за фюрером, сделали невозможным дальнейший союз мягкой силы и Гитлера.

Хотим мы или нет, но мягкая сила должна быть осознана, иначе мы не поймём основных детерминант нашего развития. В 20–30‑х годах прошлого века эта сила чувствовалась Гитлером и некоторыми его сторонниками. Они чувствовали тенденции, направление изменения этих сил, импульсы коллективного бессознательного и интуитивно использовали это в интересах проводимой политики. Темпы развития Германии в эти годы были впечатляющими.

Мягкую силу современному человеку не просто чувствовать, считывать. Ещё сложнее ею управлять. Но у Гитлера были некоторые интуитивно подобранные пути управления ею. Это молодёжь и женщины.

Лидер «Гитлерюгенда» непосредственно подчинялся Гитлеру. Формирование личности в «Гитлерюгенде» это не что иное как формирование будущего Германии. И Гитлер к этому никого не допускал. Только сам. Никто не вмешивался в молодёжную политику. Только Гитлер определял её направленность и основное содержание. Но формирование нового поколения было возложено и на женщин. Никакие усилия государственных структур не смогут быть сильнее влияния матери.

Женщин Гитлер чувствовал тончайше. Половина его избирателей были женщины. Активное влияние на женщин он осуществлял через личное воздействие и через женщин, которыми восхищалась Германия.

Ханна Райч в 30‑е годы – символ германской женщины, символ героизма и гуманизма. Став пилотом планера, затем лётчицей, она в летала в Африку в качестве миссионера и врача. В 1933 году установила рекорд дальности полёта, абсолютный рекорд высоты среди женщин. Она была пилотом самолёта, на котором А. Гитлер летел на партийный съезд в Нюрнберге, что завораживало немцев. Как пилот‑инструктор Люфтваффе, Х. Райч воевала на германо‑российском фронте, награждена железным крестом. 27 апреля 1945 года прилетела спасать Гитлера из Имперской канцелярии в Берлине, посадив самолёт на автомагистраль рядом с бункером. Это образ, которому подражали многие немецкие женщины и молодёжь.

Постепенно образ мужественной немецкой женщины был дополнен и в какой‑то степени заменён образом немецкой женщины‑матери. Это было психологически тонко. Не все женщины хотели быть лётчицами, служить в армии. А если так, то на уровне бессознательного возникают протесты по поводу подобной пропаганды. Женщины прежде всего матери, и нужен был образ немки‑матери, немки – образцовой жены.

Ею стала Магда Геббельс. Она помогала фюреру понимать психологическое состояние женщин Германии и принимать правильные решения по влиянию на них. Она сама влияла на женщин.

Так, в процессе войны даже при острой нехватке рабочей силы, Гитлер не стал принимать решение о привлечении к обязательному труду женщин. Кухня, церковь, дети – оставались важнейшими ценностями германских женщин и в этот период. А это их самочувствие. Оно передавалось и через общение с мужчинами, через письма фронтовикам, через подготовленные их руками подарками для них, это сказывалось на ухоженности детей, на их общении со своими отцами, родственниками и т. д. Эту силу сложно оценить в количестве выпущенных танков, но она была не меньшей в общем итоге, чем действия отдельных частей армии. Она проявлялась через действия танкистов, лётчиков, моряков и т. д. Если мужчина думает на фронте, что он кормилец своей жены (а женщины получали деньги за своих воюющих мужей), что жена ему благодарна, то и моральный дух его будет выше…

Сама Магда Геббельс неоднократно выполняла представительские функции страны за рубежом. Так, в 1933 году она представляла Германию в Италии, естественно вместе с мужем. Ежедневно получала от немецких женщин около 10 писем с просьбами, с размышлениями, отвечала на них, помогала… Она возглавила движение немецких женщин за национальную моду, поддерживала и руководила многими женскими организациями…

Необходимо сказать и о воздействии личности Магды на самого Гитлера, а также качестве этого влияния. Истоки такого влияния – в её биографии. Несмотря на то, что Магда воспитывалась отчимом евреем, она сохраняла отношения и со своим отцом, который был буддистом. Буддистом был и её первый муж. Поэтому буддизм был естественной средой обитания Магды. Буддизмом увлекался и её отец, и её муж. Буддизм, как религия имеет много составляющих, но одна из них – это вхождение в состоянии медитации и считывание через это состояние истины. По сути речь идёт о том, что через определённые духовные состояния можно войти в резонанс и понять влияние мягких сил, Космоса.

Вот одно из пониманий мягкой силы буддизма: «Буддизм отстаивает мягкое, неагрессивное отношение к природе. Человек должен собирать природные богатства подобно тому, как пчела собирает нектар с цветка. Пчела не вредит красоте и благоуханию цветка, она собирает нектар, который превращается в сладкий мед» [2]. Из 60 видов благозвучия голоса Будды на первое место его последователи ставят мягкость [3].

Лао Цзы. Дао дэ Цзин: «Для сохранения спокойствия души человек должен соблюдать единство. Тогда в нем не будут пробуждаться желания. Если сделать дух мягким, человек станет подобен новорожденному. Если его созерцание становится чистым, тогда не будет заблуждений. Любовь к народу и управление страной осуществляются без умствования. Врата мира открываются и закрываются при соблюдении спокойствия. Знание этой истины делает возможным недеяние. Рождать существа и воспитывать их, создавать и не обладать тем, что создано, творить и не воспользоваться тем, что сделано, будучи старшим среди других, не считать себя властелином – все это называется глубочайшим Дэ» [4].

Магда Геббельс – это совпадение личных пристрастий Гитлера как мужчины и пристрастий по поиску религии Третьего Рейха. Поиск сакральных смыслов, Шамбалы вели Рерих, Блаватская, Кроули. Они были далеки от фашизма. И буддизм по своей сути противник фашизма. По законам кармы злые дела ведут к гибели. Они и привели к гибели нацизм. Но в момент зарождения нацизма буддизм выступал как возможное направление развития нацистской идеологии, создания новой религии. Во всяком случае это направление поддерживали и Гиммлер, и Розенберг, и сам Гитлер. В 1938 году пять ученых‑нацистов и офицеров СС побывали на Тибете. Их задача заключалась, как пишет Герберт Реттинген (Herbert Roettingen), поиск среди Гималаев корней арийской расы. Было желание в новой религии добиться синтеза «аскетического повиновения» фюреру, расовой идеологии с «мудростью основателей индийской религии». Ученые‑эсэсовцы доставили послание Гитлеру от главы Тибета Ретинг Ринпоч (Reting Rinpoche). Другим путем до Гитлера дошло письмо от главы буддистов Китая Тай‑Хсю (Tai‑Hsue). Он отмечал позитивные стороны немцев. И сделал вывод: «Только буддийская религия… может быть религией германского народа» [5].

Тяга к буддизму, оккультизму присутствовала у окружавших Гитлера людей.

Магда Геббельс и Гитлер были духовно близки. Гитлер, готовясь захватить власть над всей Германией, дал обет безбрачия. Любовь к власти была для него сильнее любви к женщине. Как вспоминает тогдашний начальник штаба СА Отто Вагенер, Гитлер произнёс: «Эта женщина могла бы сыграть в моей жизни большую роль даже без того, чтобы я на ней женился».

Своей женственностью Магда должна была вдохновлять фюрера во время его работы. Кроме того, Магда была бы полезна для пропагандистской работы партии. «Жаль, что она не замужем», – произнёс в своё время Гитлер. После этой фразы решение было найдено быстрое и скорое.

В декабре 1931 года Магда Квандт стала Магдой Геббельс. Гитлер был одним из двух свидетелей бракосочетания Магды и Иозефа Геббельса. Но отношение Магды к Гитлеру были явно больше, чем отношение к свидетелю своего бракосочетания. Вот сказанные сразу после свадьбы слова Магды Геббельс: «Я люблю своего мужа, но моя любовь к Гитлеру сильнее, для него я готова пожертвовать своей жизнью. Только тогда, когда я поняла, что Гитлер не может любить никакую женщину, а только Германию, я дала согласие на брак с доктором Геббельсом, так как теперь я могу быть ближе к фюреру» . Эти слова слышала режиссер и актриса Лени Рифеншталь. Она и привела их в своих мемуарах. Вегетарианскую еду для Гитлера готовила Магда.

Магда была объектом восхищения в объятиях многих известных мужчин. Итальянский дуче Бенито Муссолини говорил о ней «невероятные вещи». Почти ежедневно дом Геббельсов навещал фюрер. Он был всегда в сопровождении только мужчин. После назначения Геббельса министром, Магда довольно быстро де‑факто стала «первой леди» Германии. Она являлась для всех женщин Рейха примером того, какой должна быть арийская женщина.

Многие отмечают, что Геббельс ревновал свою жену к Гитлеру. Но сам Гитлер неоднократно спасал чету Геббельсов от развода на почве как неверности Геббельса жене, так и наоборот. Что было намного реже (Карл Ханке).

По мнению многих психологов‑психоаналитиков Гитлер был для Магды «сверхмужем». Немецкий историк Петер Лонгерих (Peter Longerich) после тщательного анализа всего рукописного «наследия» Геббельса и других источников, интерпретирует отношения между Геббельсом, Гитлером и Магдой как любовный треугольник, брак втроем… Все дети Геббельсов были названы именами, начинавшимися на латинскую букву «Н», как и фамилия Гитлер (Hitler).

Но почему такое большое внимание к женщине, к женскому окружению Гитлера? Дело в том, что чувствование мягкой силы требует особых способностей. Как установлено экспериментально, такие лица имеют более высокую частоту своей ЭЭГ головного мозга. Но более высокую частоту ЭЭГ имеют и женщины, что также является научным фактом. Поддержание своего мозга в состоянии считывания мягких сил требует резонансов с себе подобными. И такие лица нередко окружают себя женщинами. Они и поддерживают в них такие способности. Это проверено экспериментально.

Таким образом, на личностном уровне, близко Гитлер управлял молодёжным движением и чувствовал переживания женщин Германии, принимая соответствующие решения. А первая леди Германии была с ним психологически близка. Она чувствовала, понимала суть мягкой силы, разделяла и буддистские взгляды на этот счёт. Известно, что в группе единомышленников способности подобного рода усиливаются. Но принятие буддизма было однобоким, не все положения буддизма соблюдались. Так закон кармы – злые дела ведут к гибели – имел, вероятно, уничтожающее воздействие на историю фашизма и их лидеров.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (12.02.2018)
Просмотров: 29 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2018



0%