Четверг, 22.02.2018, 19:53
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 17
Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 32
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека



Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Правовая практика: уголовные наказания, вероотступничество, принесение свидетельства, наследование

В Коране и в пророческой традиции встречается ряд текстов с ясными формулировками, что, казалось бы, дает возможность понимать их буквально и непосредственно применять. Тем не менее, как и в случае с иджтихадом (см. здесь), ясность формулировки не является достаточным условием для непосредственного ее применения. Вначале должны быть определены причины (основание закона, иллях ) и цели, а также тот контекст, в котором оценивается возможность применения. Эту процедуру можно описать как двойной иджтихад – изучение священного текста и контекста, даже если сам текст вроде бы настолько ясен, что не оставляет поля для интерпретации. Буквальное применение ясного текста для выведения правовой формулировки в сложной обстановке и без принятия во внимание состояния общества может дать совершенно противоположный результат по отношению к изначальному смыслу.

Неудивительно, что тексты об исламском уголовном наказании (худуд ) требуют тройной интерпретации, юридического анализа и исследования. О чем действительно говорят священные тексты, учитывая первопричину и конечные цели? Каковы условия, необходимые для их применения? Для начала, в каких социальных и политических условиях могут применяться эти правила? В Коране и пророческой традиции есть тексты, где говорится о смертной казни, о телесных наказаниях, забивании камнями и тому подобном. Некоторые очень однозначны, как, например, аят о воровстве: «Вору и воровке отсекайте руки в воздаяние за то, что они совершили» (5:38). Исследованию и анализу должен быть подвергнут не только сам этот текст, начиная с определения понятия «вор», во внимание следует принимать и контекстуальные обстоятельства. Например, хорошо известно, что Омар ибн аль‑Хаттаб, второй халиф, ввел мораторий на это наказание, когда разразились голод и засуха, так как буквальное применение данного закона было бы несправедливым и противоречило бы общему смыслу Послания ислама (и целям этого установления, в частности). Даже если определенные буквалисты и традиционалисты, приверженцы политических «религиозных» экстремистских группировок, отвергают идею контекстуализации правила на основе причины, условий и цели, большинство ученых ислама высказываются против буквального применения подобных текстов. Некоторые, хотя они и составляют меньшинство, занимают четкую позицию, отвергая применение смертной казни, телесных наказаний и забрасывания камнями.

В пророческой традиции, но не в Коране, в двух текстах говорится о вероотступничестве. В одном хадисе указывается, что Пророк сказал: «Убейте того, кто поменял свою религию», а во втором сказано о разрешении пролить кровь того, «кто покинул свою религию и отделился от общины»[1]. В течение долгого времени большинство ученых считали, что наказание за вероотступничество – смерть. Однако еще в VIII веке другие ученые, например иракский правовед Суфьян аль‑Саури (умер в 778 году), высказали противоположное мнение на основе контекстуального анализа этих достаточно ясных хадисов. В первом хадисе цепочка передатчиков (см. здесь) вызывает сомнение, так как один из них считался человеком, не заслуживающим доверия. Многие также указывали на противоречия между двумя хадисами, особенно когда они вырваны из контекста, противоречия с Кораном и отношением самого Пророка.

Дело в том, что оба этих высказывания относились к людям, которые во время войны приняли ислам для того, чтобы собрать нужную информацию, а затем перешли на сторону врагов, отделились тем самым от общины. Это были, по сути, предатели, и по отношению к ним смертная казнь могла применяться. Второй хадис также мог относиться к подобному случаю. В отличие от большинства, некоторые ученые подвергли священные тексты критическому анализу, рассмотрели в исторической перспективе и сравнили с высказыванием Корана: «нет принуждения в религии» (2:235) и в заключение – с отношением самого Пророка, который никогда не казнил ни мужчин, ни женщин за смену религии. Они пришли к выводу, что нельзя казнить человека, сменившего религию, и что каждый индивид имеет право на свободу выбора.

Широкое обсуждение получил также ряд других правил, в частности дача свидетельских показаний мужчинами и женщинами. Аят Корана указывает, что для свидетельствования должны быть двое мужчин либо, если таковых не имеется, «один мужчина и две женщины» (2:282). Толкователи Корана и правоведы давали разную интерпретацию этому аяту , от самой патриархальной до крайне женофобской, заключив, что женщины уступают мужчинам, обладают более низким уровнем умственных способностей, они эмоциональнее, хуже разбираются в юридической терминологии. Существует несколько подобных женофобских толкований. Другие ученые, составляющие меньшинство, дистанцировались от патриархальной культуры, настаивая на том, что этот аят надо понимать в свете общего смысла Послания и той роли, которой наделяют женщин Коран и Мухаммад. Женщины обладали социальными и политическими правами, они приносили клятву верности Пророку так же, как мужчины, следовали его учению наравне с мужчинами, обладали правом оставлять свою фамилию, выходя замуж, самим выбирать себе мужей и сохранять финансовую независимость в замужестве.

Таким образом, женофобские интерпретации полностью противоречат общему смыслу Послания. Существенными моментами в данном вопросе являются наличие жизненного опыта, активной жизненной позиции и компетенции женщин. Так, если женщина никак не участвовала в экономической жизни, в торговле своего времени, тогда, и только в этом частном случае (отсутствие компетенции и опыта), требование свидетельства двух женщин вполне понятно и объяснимо. Но, если рассматривать правило в общем виде, свидетельство женщины приравнивается к свидетельству мужчины (как в случае, описанном в самом Коране (см. 4:6–9), в ситуации взаимных обвинений между супругами). Подобная установка должна стать правилом в повседневной жизни, в профессиональных отношениях и в зале суда, где женщина может также выступать в качестве судьи или адвоката.

Глубокое понимание контекста не менее важно в вопросах наследования. В Коране содержится очень много аятов , посвященных этой проблеме. Упоминается несколько жизненных ситуаций, когда прямыми наследниками являются дочери и сыновья, и также указываются другие наследники – матери, отцы и вся семья. Сказано, что при прямом наследовании дочь получает долю, равную половине доли сына, но при этом во многих иных обстоятельствах женщины получают бо́льшую долю наследства по сравнению с мужчинами.

Деление наследства рассчитывается в соответствии с очень специфической концепцией семьи, где мужчине уделяется особая роль, на нем лежит обязанность поддержания благосостояния всей семьи, именно он обязан заботиться и обеспечивать женщину, а женщина обладает правом на свое обеспечение. Мужчина, получающий двойную долю наследства по сравнению с женщиной, должен тратить его на содержание себя и своей семьи, в то время как женщина получает свою долю и тратит ее только на свои нужны, и никто – ни муж, ни ее семья – не имеет права обязать ее отчитываться в тратах. Эта система раздела наследства понятна и справедлива в теории, но что происходит, когда в реальной жизни семья не обеспечивает женщину, если она разведена или ее оставили с маленькими детьми? Некоторые ученые предпочитают избегать подобных тем и применяют правило буквально, поскольку текст достаточно ясный. Они указывают, что надо не изменять применение текста, а требовать от мужа, который не выполняет свои обязанности, изменить поведение. Все ученые согласны с этим последним пунктом, однако нужно также принимать во внимание конкретный контекст каждой ситуации, ведь мужчины могут случайно оказаться в роли жертвы и избегать буквального применения правил. В противном случае произойдет подмена понятий, причины и цели коранического правила, а именно справедливого пропорционального раздела наследства в соответствии с ролью, обязанностями и правами каждого. Применение правила в реальной жизни (танзиль ) требует разработки определенной системы, сохраняющей дух и цели коранического указания и восстанавливающей справедливость, а не создающей дополнительные затруднения для женщин. Например, руководство местной общины может выплачивать компенсацию женщинам – наследницам, если они оказались в стесненных обстоятельствах, либо этот вопрос решается внутрисемейно, в форме периодической помощи со стороны братьев из полученного ими наследства, так как на них возложена обязанность оказывать помощь сестрам. В случае если мужчина не в состоянии выполнить свои обязанности и обеспечить женщину, соответствующая доля наследства должна быть компенсирована на основе периодических выплат, чтобы сохранилась цель коранического предписания, а именно обеспечение женщин и поддержание их благосостояния.

 

[1] Хадис передал Бухари.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (12.02.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2018



0%