Суббота, 26.05.2018, 13:08
Приветствую Вас Гость | RSS



Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Ужасно
2. Отлично
3. Хорошо
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 36
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Община, самоизоляция, «неверные»

Мусульмане очень трепетно относятся к понятию «община» (умма ), и часто складывается впечатление, что они не видят себя за ее пределами. Некоторые буквалистские и традиционалистские движения воспринимают и практикуют эту концепцию крайне прямолинейно: они полагают, что мусульмане являются частью некой исключительной и специфической общины, должны сильно отличаться и полностью дистанцироваться от немусульман. Однако понятие умма никогда не имело такой ограничительной коннотации. Существует два уровня понимания. С точки зрения веры умма представляет духовную общину, объединяющую верующих на основе общей религиозной принадлежности, обрядов и стремления к трансцендентному. Эта духовная умма вибрирует вместе с общим чувством динамизма и единой энергетикой, особенно во время месяца Рамадан и в дни большого паломничества. Все религиозные и духовные традиции признают такое понятие, как духовное объединение, которое наполняет каждого из своих адептов приливом энергии.

Второй уровень – идея уммы как объединения на основе общих принципов, что несоизмеримо превосходит верующих‑одиночек, эта община может даже обратиться против своих приверженцев, если те предадут ее. Именно в таком ракурсе Мухаммад считал иудеев Медины членами основанной им уммы , обладающими теми же правами и обязанностями, что и мусульмане. Откровение призывает мусульман во имя своих высоких принципов сражаться с мусульманами – угнетателями:

«Если две группы верующих сражаются между собой, то примирите их. Если же одна из них покушается на другую, то сражайтесь против той, которая покушается, пока она не вернется к повелению Господа. Когда же она вернется, то примирите их по справедливости и будьте беспристрастны. Воистину, Господь любит беспристрастных» (49:9).

В том же духе Мухаммад наставлял: «Помогайте своему брату, будь он притеснитель или притесненный». Один сподвижник спросил: «Я помогу моему брату, если его будут притеснять, но как же я буду помогать угнетателю?» На что Мухаммад ответил: «Остановив его руку»[1]. Неприемлемо отстаивать особые привилегии либо заявлять: «Моя община права или нет».

Община, основанная на принципах, должна выступать против искушения привилегированной высокомерной самоизоляции, против сектантского отдаления и претензии на какое‑то особое отношение к своим членам. Напротив, ее приверженцам надлежит занять критическую и открытую позицию, воплощающую беспристрастность по отношению к представителям другой веры или атеистам, и наказывать за несправедливость, совершаемую кем‑либо из верующих. Община на основе веры – это община на основе принципов, и в качестве таковой она запрещает самоизоляцию. Именно вера призывает к уважению принципов и соучастию в любых добрых начинаниях, национальных или культурных, под эгидой общих ценностей.

В таком случае, понятие кяфир надо рассматривать совершенно в ином свете. Это слово часто ошибочно переводят как «неверный», некоторые мусульмане используют сам термин для резкого осуждения людей других религиозных традиций или атеистов, придавая ему пренебрежительный и даже оскорбительный оттенок. Но термин несет строгий нормативный смысл: это тот, кто, обладая знанием, преднамеренно отрицает Бога и (или) истину последнего Откровения и пророческую миссию Мухаммада. Это понятие надо использовать крайне осторожно и не в качестве оскорбления или ругательства, поскольку невозможно определить, обладает ли человек, отрицающий Бога, достаточным знанием, чтобы утверждать подобное. Ведь быть может, он отрицает по неведению, и в этом случае отрицание не является осознанным. Кроме того, Откровение указывает на поддержание отношений с теми, кто отрицает ислам, отвергая его при полной осведомленности. Формулировка очень ясная: «Вам – ваша религия, а мне – моя» (109:6). Принцип свободы веры неразрывно связан с основным требованием: справедливость по отношению ко всем, независимо от религиозных различий, цвета кожи и социального статуса. И уютное уединение за стенами собственной общины нигде не подразумевается.

Правовая основа и общее сказание

За последние 30 лет ученые‑правоведы проделали большую работу по созданию юридической основы взаимоотношений между мусульманами и западным обществом. Они часто исходили из опыта религиозного плюрализма обществ Восточной Европы, Африки и Азии, где на протяжении веков прочно утвердились гармоничные добрососедские отношения. Мнения, сформулированные учеными, имели успех и помогли сдвинуть с мертвой точки решение многих крайне важных и болезненных вопросов, способствовали переосмыслению мусульманами таких понятий, как секуляризм, идентичность, национальная принадлежность, гражданство, равенство перед законом, патриотизм. Исключение составляют буквалисты и традиционалисты, образ мышления которых не позволяет принять какие‑либо изменения, и они сохраняют свои позиции по всем вопросам, однако эти направления составляют меньшинство. Бо́льшая же часть ученых‑правоведов и простых западных мусульман сумела выработать открытое и спокойное восприятие, придя к выводу, что ничто не препятствует проживанию мусульман в атмосфере светского общества, осознанию себя лояльными гражданами той страны, которую они называют своим домом, и ощущению культурной общности со своими согражданами.

Несмотря на попытки политиков и средств массовой информации раздуть полемику, пропаганду негативной оценки и поддержание ограниченного понимания самоидентичности, западные мусульмане в целом обладают непредубежденным позитивным восприятием, это не подлежит сомнению. Присутствие сограждан‑мусульман во всех сферах жизни общества, в академических кругах, во всех профессиях и ремеслах, средствах информации и политических партиях, культуре и спорте стало твердо установленным фактом. Реакция большинства мусульман была удивительно спокойной, критичной и полной самообладания, когда они сталкивались с различными провокациями, начиная с датских карикатур до исламофобских комментариев мнимых доморощенных интеллектуалов, политиков и журналистов. Опять же, исключения составляют отдельные самозванные маргинальные группы, чей максимализм и склонность к насилию лишь подчеркивают готовность подавляющего большинства к взвешенному и ответственному обсуждению. Подобное достойное поведение полностью соответствует понятиям общества плюрализма, в котором они живут, требующего лояльности, но ответственной и критичной.

Мы должны подняться выше простого уважения к правовой структуре и постараться преодолеть четыре ступени: знание языка страны, уважение к ее законам, лояльность к обществу и свобода для всех граждан. Сегодня, когда нарастают враждебные настроения по отношению к исламу, звучит риторика «чуждости» мусульман, а антиисламский расизм – исламофобия становится нормой, принцип равноправного гражданства для мусульман пошатнулся. И вот была создана новая категория, куда поместили тех самых людей, которые вчера были полноправными гражданами: это «иностранные сограждане», которые могут иметь гражданство, но они «слишком мусульмане» и «слишком инородны», чтобы являться истинными согражданами. В конце концов в таких обстоятельствах сложно ощущать себя на Западе действительно дома, взращивать истинное чувство принадлежности не просто из уважения к закону, а в стремлении стать частью общего сказания этой страны, частью ее народа.

В этом сокрыт самый суровый вызов западным мусульманам: смогут ли они преодолеть все препятствия и стать согражданами, вносящими дополнительные ценности в общество, где живут и трудятся, как им это удавалось в Африке и Азии, вопреки статусу религиозного меньшинства? Настало время не просто интегрировать – большинство уже прошло эту стадию и двинулось дальше, а внести свой активный вклад в организацию и изменение своего общества ради блага всех людей. Как ни парадоксально, но это означает, что мусульманам следует поменьше говорить об исламе, оставить далеко позади свою одержимость определением религиозной идентичности и сделать так, чтобы благополучие общества – в сфере образования, окружающей среды, культуре и искусстве, борьбе за социальную справедливость, права женщин и эмигрантов, борьбе с расизмом и сохранение достоинства своих сограждан, независимо от вероисповедания, стало их прямым интересом.

Это будет больше чем интеллектуальная революция, а явится в первую очередь психологической трансформацией, порожденной уверенностью, что любое действие, усилие, все ценное является истинно исламскими не потому, что маркировано как «исламское» (или потому, что их зачинщик мусульманин), а за счет добродетельности принципов, этических стандартов и конечной поставленной цели. Это будет революция доверия, которая откроет сознание верующего всему миру, всему человечеству, как непоколебимую универсальную этику, исходящую из глубокого ощущения внутренней гармонии.

 

[1] Хадис передал Бухари.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (12.02.2018)
Просмотров: 51 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%