Пятница, 20.04.2018, 17:14
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Российская угроза (Таджикистан, Чечня и Приднестровье – влияние России на судьбу этих регионов)

Советский Союз дал трещину, и единая семья братских народов, как тогда было принято говорить, вступила в эпоху жестоких кровавых раздоров, массовых убийств, дележа территории, взаимных упреков и оскорблений, нищеты и безысходности.

Союзные республики, почувствовав слабость Центра, стали решать свои проблемы самостоятельно, а попытки Москвы остудить горячие головы выглядели попросту неуклюже и беспомощно.

Паралич центральной власти, хитросплетение интриг и демарши местных руководителей необратимо вели к краху советской империи. До этого момента оставались считаные дни.

15 мая 1988 года советские войска уходят из Афганистана после долгих кровопролитных боев. Стотысячная армия возвращается домой совсем в другую страну, где воздух уже пахнет новой для них гражданской войной. Совсем скоро ветераны‑афганцы узнают, что с распростертыми объятиями их на родине не ждут. В адрес этих парней, по приказу выполнявших интернациональный долг, будут все чаще бросать эту оскорбительную фразу: «Мы вас туда не посылали».

Вывод Ограниченного контингента советских войск из Афганистана

Почти 15 тысяч погибших, тысячи инвалидов и около миллиона участников – вот итог этой десятилетней войны. Боевой опыт тех, кто выжил, еще долго будет востребован. Одни останутся на военной службе, другие уйдут в криминал, третьих захватит водоворот межнациональных конфликтов. Однако наверняка знать то, что будет дальше, никому из них пока не дано.

В Молдавии новый, 1990 год встречали с лозунгом: «Мы – румыны, и точка». Многочисленные митинги проходили на фоне стремительного обнищания людей. В этой аграрной винодельческой республике сельское хозяйство почти полностью развалилось. Так 5 лет спустя напомнила о себе антиалкогольная кампания. Народный фронт, получив большинство голосов в Верховном Совете Молдавии, принял решения, которые русскоговорящими жителями республики были восприняты как провокационные.

Лидеры республики и не скрывают, что ведут дело к вхождению в состав Румынии. Национальные меньшинства тем временем готовятся к худшему.

27 августа 1990 года Молдавия заявила о выходе из состава Союза ССР. Это решение переполнило чашу терпения жителей Левобережного Приднестровья, которые не желали жить в чужом государстве и отказываться от своей культуры.

На левом берегу Днестра было сформировано собственное правительство, которое 2 сентября провозгласило создание Приднестровской Советской Социалистической Республики и объявило о желании остаться в составе СССР. От такой строптивости Кишинев опешил, но быстро пришел в себя. В адрес Приднестровья зазвучали угрозы.

В Москве долго не могли решить, как реагировать на эти события. Возможно, просто ждали, когда Кишинев самостоятельно справится с возникшей проблемой.

Утром 2 ноября 1990 года по мосту через Днестр прошла колонна молдавских полицейских. У них был приказ войти в Дубоссары и освободить здания суда и прокуратуры, якобы захваченные неизвестными людьми. Навстречу колонне вышли местные жители.

Офицеру, который командовал полицейскими, предложили поехать в город и убедиться, как на самом деле обстоят дела. Он доложил министру внутренних дел Молдовы Косташу о ситуации в Дубоссарах.

Полицейские немедленно ринулись на штурм. Первыми шли «омоновцы» – отряд полиции особого назначения. На мосту на их пути встали жители Дубоссар. Видимо, организаторы этого рейда предполагали, что появление большого количества полицейских заставит безоружных горожан разбежаться по углам, но жители не отступали и отчаянно сопротивлялись. Стражам порядка пришлось вернуться в Кишинев и вооружиться.

Полицейские не собирались открывать огонь, но и среди них были какие‑то странные люди, которые внешне и своим поведением явно отличались от остальных. Милиционеры вызвали много подозрений: они одеты в форменную одежду, но волосы у них слишком длинные для рядовых сотрудников правопорядка. Судя по всему, это и были провокаторы.

Когда в сторону толпы открылась стрельба на поражение, люди стали хватать камни и отбиваться ими от противника. По‑видимому, у полицейских был четкий приказ стрелять, и они готовились к тому, что их попытаются разоружить. Непонятная по своим целям, бессмысленная атака молдавских полицейских на жителей Дубоссар закончилась гибелью трех горожан, 16 человек были ранены. Так начинался кровавый развод Молдавии и Приднестровья. Однако главные трагические события ждали впереди.

На другой день молдавские СМИ сообщили, что жители Дубоссар якобы напали на советскую воинскую часть. Военные будто бы открыли огонь, убив и ранив несколько человек, что являлось очередной провокацией. Следом после неудачи с захватом Дубоссар молдавские спецслужбы начали формировать отряды боевиков, в которых оказалось много уголовников. Совсем скоро именно они совершат чудовищные зверства в отношении мирных приднестровцев.

Тем временем в последних числах мая 1991 года малоизвестный тогда генерал Дудаев уволился в запас. Он командовал дивизией стратегических бомбардировщиков в эстонском городе Тарту. Попрощавшись с Прибалтикой, Дудаев вернулся в родную Чечню, куда его давно призывали возглавить движение за возрождение республики. В Грозном уже окончательно зашаталась советская власть, подняли голову националисты, и республику охватила волна митингов. Новым чеченским демократам нужен был символ, лидер, национальный герой. Джохар Дудаев на эту роль подходил как никто другой: на тот момент первый и единственный в советской армии генерал‑чеченец, прошедший при этом Афганистан.

9 июня 1991 года Джохар Дудаев был избран председателем Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа. Под его контролем в Чечне начинается формирование органов власти, параллельных Верховному Совету республики, где верховодят в основном старые партийные кадры. При этом Дудаев получает полную поддержку со стороны российского руководства. Ельцин и его окружение использовали каждую возможность, чтобы ослабить Центр, как до того было в Армении и Прибалтике. На очереди оказалась Чечня.

15 февраля 1992 года в Ереван прилетел личный самолет Дудаева. Он должен был отвезти изгнанного президента Грузии Звиада Гамсахурдиа в Чечню. Спасшись бегством из Грузии в начале года, Гамсахурдиа попросил политического убежища в Азербайджане, но ему отказали. Тогда он обратился к президенту Армении Левону Тер‑Петросяну, бывшему соратнику по диссидентской деятельности. Армянский президент был не против, но новые власти Грузии потребовали выдать беглеца и в случае отказа пригрозили перекрыть сообщение по единственной железнодорожной магистрали, по которой из России в Армению поступала большая часть грузов. Однако и это было не всё. Почти сразу после появления Гамсахурдиа в Ереване туда прибыли люди из Грозного. В обстановке строжайшей секретности они поставили руководству Армении условие: если они не отдают им Гамсахурдиа, то армяне, живущие в Чечне, пойдут под нож, то есть все будут жестоко зарезаны.

Зачем чеченцам нужен Гамсахурдиа, так и осталось тайной, покрытой мраком. Тем временем Еревану не хотелось наживать врагов из‑за опального грузинского президента: под боком уже вовсю полыхал Карабах.

Ближе к вечеру «Ту‑134» с грузинским экс‑президентом и его семьей на борту вылетел из Еревана курсом на Грозный. В столице Чечни его будут принимать с почестями, поселят в особняке брата Дудаева в центре города. Охранять дорогого гостя будет специальный отряд из особо доверенных людей чеченского президента.

19 июня 1992 года день в Бендерах был на редкость жарким. Утомленные зноем горожане выбирались к воде, к Днестру. Вечером в школах города должны были пройти выпускные вечера. Кто бы знал, что многие из этих молодых людей так и не вступят во взрослую жизнь, даже не дожив до вечера. В тот момент город охраняли всего три милицейских патруля, которые и приняли на себя первый удар.

В Бендеры ворвались части молдавской армии с целью захватить город, не желающий жить под властью Кишинева. Молдавские танки стреляли даже по пожарным и машинам «Скорой помощи». Следом шли отряды, составленные из социального отребья и уголовников.

Июнь 1992 года. Сгоревшая техника на улице города Бендеры

Как только молдавская армия вошла на территорию Приднестровья, ополченцы бросились в расположение 14‑й российской армии, расквартированной совсем рядом. Однако командующий армией генерал‑майор Неткачев был вынужден строго придерживаться нейтралитета – таков приказ Москвы.

Генерал Неткачев прекрасно знал, что офицеры вверенной ему армии по собственной воле и в нарушение приказа выводят на боевые позиции артиллерию и обстреливают молдавские части на подступах к Бендерам. У многих российских военнослужащих в городе остались семьи: жены, дети, родственники. Неткачев даже пытался найти и наказать виновных в нарушении приказа, но командиры полков своих не «сдали».

Тем временем происходящее в Бендерах начинает тревожить даже окружение молдавского президента. Оказывается, о том, что в Бендерах планируется провести кровавую бойню, руководитель Молдовы не сообщил даже самым доверенным лицам: ни министру госбезопасности Молдовы Плугару, ни министру внутренних дел Косташу.

Так или иначе, к Бендерам подтягивались все новые и новые подразделения молдавской армии и полиции. Многие из тех, кто был в их составе, понимали, что оружие в руках они держат против своего собственного народа. Однако у гражданской войны свои законы и своя не подчиняющаяся здравому смыслу логика.

Между тем руководство Молдовы, как бы не видя того, что происходит в Приднестровье, озвучивало детали какого‑то дьявольского плана. В то время, когда на улицах Бендер уже лилась кровь, по радио и телевидению выступал президент Снегур, смысл заявления которого сводился к одному: «Все под контролем, ничего страшного не происходит!»

В Бендерах в боевых действиях участвовали не только непонятно откуда взявшиеся уголовники, но и иностранные инструкторы, и наемники.

Тем временем другой приднестровский город – Тирасполь стал настоящим прифронтовым населенным пунктом. Весь июнь и июль отсюда на восток уезжали беженцы, навстречу которым на запад шли подразделения ополченцев, чтобы защищать свою землю.

Войну, бездумно развязанную Кишиневом, к этому моменту критиковали даже недавние сторонники президента Снегура. Уже через несколько дней после начала боев в Бендерах туда пошел поток добровольцев из России. На сторону приднестровцев стали переходить военнослужащие 14‑й армии, чьи родственники жили в Приднестровье. Вместе с казаками и приднестровскими ополченцами они вели боевые действия с превосходящими силами противника.

14‑я российская армия держала нейтралитет. Наконец, Москва решила вмешаться. Спустя неделю, 27 июня, командующим 14‑й армией назначен генерал Лебедь. Судя по всему, ему были даны широкие полномочия. Он начал с того, что приказал нанести удар по нависшей над Тирасполем с юга группировке молдавских войск. Артиллерийский и ракетный удар был настолько мощным, что от группировки не осталось практически ничего. Ошеломленный Кишинев решил, что в войну на стороне Приднестровья вступила Россия, из молдавской армии началось повальное дезертирство. Однако генерал Лебедь вскоре заявил, что отныне его армия – это буфер между противоборствующими сторонами. Он выдвинул жесткий ультиматум: в случае открытия огня с любой стороны он начнет боевые действия без предупреждения.

21 июля 1992 года при посредничестве Москвы, Кишинев и Тирасполь подписали мирное соглашение. В ходе вооруженного столкновения в 1992 и 1993 годах в зоне Приднестровского конфликта погибли почти две с половиной тысячи человек. В 1994 году ПМР и Молдавия подписали ряд документов о нормализации отношений, но статус Приднестровья до сих пор так и не определен.

В это время Басаев перед отправкой в Абхазию участвовал в захвате и угоне в Турцию пассажирского самолета из аэропорта Минеральные Воды в ноябре 1991 года. Теперь это был уже матерый профессионал: представитель российских спецслужб под псевдонимом Мансур сам занимался подготовкой Басаева и его людей.

Весь 1992 год боевики Дудаева в Чечне усиленно вооружаются: захватывают боеприпасы российской армии, нападают на военные городки и военные колонны с грузами. Часть арсеналов им передают с разрешения высоких московских начальников, однако этого боевикам оказывается мало. Оружие начинает поступать из‑за границы.

Помимо того, в Грозном также было налажено производство автомата «Борз» («Волк»), который, кстати, уже был опробован в Нагорном Карабахе. Оружие примитивное, но в ближнем бою не оставляющее противнику никакой надежды на выживание. К концу года под ружьем у Дудаева более 60 тысяч боевиков. Спешно вооружается население. В эти дни в Чечне хранились уже горы оружия и боеприпасов. Последствия не заставили себя ждать: вал грабежей, убийств, насильственных захватов квартир. Республику покидают тысячи семей, промышленные предприятия, теряющие квалифицированные кадры, останавливаются. В это же время в Чечне прокручиваются крупные махинации с нефтью.

Знаменитые банковские аферы – чеченские авизо, обналичивание фальшивых векселей в столичных банках. Эти деньги – несколько триллионов украденных из бюджета России рублей – везли в Чечню самолетами и поездами. На них закупалось оружие, приобретались промышленные предприятия, недвижимость в российских городах.

Дудаев все чаще прибегает к силовому решению проблем в своей республике: безжалостно разгоняет митинги оппозиции, срывает референдум о доверии президенту Чечни. В начале июня 1993 года с применением танков штурмом взята оппозиционная мэрия Грозного, убито 50 человек. Теми же методами Дудаев разгоняет Конституционный суд и парламент.

В октябре 1993 года в Москве назревал свой политический кризис. По тогдашней Конституции президент и Верховный Совет обладали почти одинаковыми правами, что при личной неприязни Ельцина к Хасбулатову создавало тупиковую ситуацию двоевластия. Длительное противостояние привело к появлению президентского указа о конституционной реформе и прекращению деятельности Верховного Совета. Затем были беспорядки в Москве, введение чрезвычайного положения, расстрел Белого дома танками, жертвы, в том числе и среди случайных лиц.

Тем временем лидер Чечни осознанно идет на очередное обострение отношений с Кремлем. В конце 1993 года Чечня отказывается принимать участие в выборах парламента России, заявляя, что не является субъектом Российской Федерации. Дело идет к разрыву. При поддержке Москвы противники Дудаева создают на севере Чечни оппозиционный орган власти – Временный Высший Совет Чечни. Начинается подготовка к насильственному свержению Дудаева, но две попытки взятия Грозного, летом и осенью 1994 года, завершаются ничем. Новый штурм назначен на 26 ноября.

Октябрь 1993 года в Москве

В вооруженных формированиях оппозиционных Дудаеву сил нет танкистов, поэтому российские спецслужбы вербуют их в подмосковных частях. В конце ноября они прибывают в Моздок. Наступление началось 25 ноября, а 26‑го войска оппозиции вошли в город. Как выяснится позже, дудаевцы знали план операции. Большая часть танков была сожжена в первые же минуты боя, и к вечеру войска оппозиции оставили город.

В ноябре 1994 года, предчувствуя начало большой войны с Москвой, Дудаев пытается связаться с Ельциным, но безуспешно. Дудаеву отчаянно нужен мир, и он дает понять, что пойдет на самые неприемлемые, казалось бы, уступки.

29 ноября 1994 года на Совете безопасности Российской Федерации принято решение о начале военной операции по наведению конституционного порядка в Чечне. 11 декабря российские части вошли в республику, и началась первая чеченская война.

Западная и восточная группировки двигались очень медленно. Северная, практически не встречая сопротивления, продвинулась в центр города в одиночку. Здесь, в районе железнодорожного вокзала, 131‑я Майкопская бригада соединилась с подразделениями 81‑го Самарского мотострелкового полка. Заняв вокзал, командир 131‑й бригады полковник Савин разместил боевую технику на прилегающей улице в качестве резерва.

Боевики намеренно пропустили танки в центр Грозного, а с наступлением темноты нанесли удар. Подбиты первая и последняя машины, остальным деваться некуда: с верхних этажей зданий их жгут гранатометчики. Весь план лично разработал начштаба армии Дудаева Аслан Масхадов.

Тем временем из подвала дудаевского Президентского дворца российские правозащитники призывали солдат и офицеров сдаваться боевикам, которые в таком случае обещали сохранить пленным жизнь и незамедлительно отправить их домой.

О ночном новогоднем штурме Грозного войскам сообщили в самую последнюю минуту. Командиры на чем свет стоит ругали начальство, кивая на свои наспех сколоченные части, которым нужен был минимум месяц на подготовку. Но командиров никто не услышал или не хотел слышать. Штурм обернулся тяжелейшими потерями.

С началом Чеченской кампании в России широко распространились антивоенные настроения. К разговорам о бардаке и дедовщине прибавились обвинения армии в несостоятельности. Дудаевская пропаганда выигрывала и информационную войну. Граждане России не понимали, что происходит в Чечне, с кем и как вынуждены воевать 20‑летние мальчишки.

Еще 29 ноября 1994 года, до ввода войск в Чечню, министр обороны Павел Грачев заявил: «Я бы никогда не допустил, чтобы танки вошли в город. Это дикая безграмотность». Однако именно танки и пошли на штурм Грозного, в результате чего за одну ночь только Майкопская бригада из 26 боевых машин потеряла 20. О подобных потерях в штабе объединенной группировки никто и думать не мог. Боевые командиры глухо роптали, что армию подставили.

Первыми же бомбардировками в Грозном уничтожены Центральный банк Чечни и Министерство финансов. Только там можно было найти следы знаменитых фальшивых авизо 1992–1994 годов, по которым в Чечню из России было перекачано до 5 миллиардов долларов. Сгорели архивы «Грознефтегаза», после чего стало невозможно найти следы махинаций с перепродажей чеченской нефти.

Вместе с тем предприятия нефтехимической отрасли к марту 1995 года, когда федеральные войска взяли Грозный, невероятным образом оставались целыми и невредимыми и работали даже во время боевых действий. В той неразберихе труба продолжала исправно доставлять на грозненские нефтеперегонные заводы нефть. Кто‑то зарабатывал на этом огромные деньги, и прекращение войны и наведение порядка в республике этому кому‑то были невыгодны.

В те дни генерал Трошев несколько раз встречался с начальником штаба дудаевских вооруженных сил Асланом Масхадовым. Из бесед становилось ясно, что Дудаев абсолютно не самостоятелен в своих решениях: у него буквально связаны руки.

Три года нахождения Дудаева у власти в Чечне Москва заигрывала с ним, и в результате республика погрузилась в бандитский беспредел. По данным Министерства по делам национальностей, с 1991 по 1994 год в Чечне убита 21 тысяча русских, 100 тысяч домов и квартир отобраны у русскоязычного населения, почти 50 тысяч наших сограждан превращены в рабов.

Чечня продолжала стремительно вооружаться. Оружия, оставленного там Советской армией после развала СССР, хватило бы для оснащения семи мотострелковых дивизий, и по различным каналам его поступало все больше. На переговорах с Москвой позиция Дудаева была жесткой: «Сначала признайте независимость, а все остальное потом».

29 ноября 1994 года в Москве, на заседании Совета безопасности, было решено: на всю военную операцию – 25 дней. После силового свержения режима Дудаева править в республике будут верные Москве люди во главе с бывшим председателем Верховного Совета Чечни Доку Завгаевым, лидером несильным, но послушным.

Все задумано как масштабная акция устрашения. Серьезных действий и особых проблем не ждали и не предвидели. Министр обороны был абсолютно спокоен.

Такая самонадеянность вскоре обернется большими потерями федеральных войск и провалом начала Чеченской кампании. Правительство Завгаева ни «завтра», ни «послезавтра» в Грозный не въедет, боевики, в свою очередь, из города не уйдут. Разведка приносит тревожные сведения: чеченские сепаратисты вывозят из города свои семьи, по‑видимому, готовясь к боевым действиям. Русских же готовятся использовать в качестве живого щита.

Ни на один из вопросов, касающихся чеченской войны, до сих пор нет ответа. Почему наступающим подразделениям федеральных войск не раздали карты Грозного, а также и вовсе не были определены маршруты продвижения? Почему никого не насторожил тот факт, что боевики загодя сбили в Грозном таблички с названиями улиц? Почему наши войска не были готовы к боевым действиям в условиях города?

Тем временем в частях не хватало людей и техники. Наспех комплектуются сводные бригады, полки, роты. Один генерал в сердцах бросил тогда: «Я не знаю, что такое сводный полк, я знаю, что такое сводный военный оркестр». Боевая техника, которая поступает в распоряжение Объединенной группировки войск, попросту не готова к ведению боевых действий.

Командиры, успевшие повоевать с дудаевцами, знали: им противостоят не спонтанно организованные отряды самообороны из мирных жителей. Перед ними – хорошо подготовленная, до зубов вооруженная армия, имеющая в своем распоряжении танки, тяжелую артиллерию, зенитные установки, к тому же прекрасно знающая местность.

На протяжении всей чеченской войны оставалось загадкой, почему у боевиков оружие и боеприпасы зачастую лучше, чем у наших кадровых частей. Нередко в руки к армейской контрразведке попадали секретные образцы российского оружия, даже не вышедшие еще в серийное производство, а боеприпасы захватывали в заводской упаковке и смазке. Неудивительно, что в войсках вскоре заговорили о предательстве. Ни один из этих фактов до сих пор так до конца и не расследован.

В это время в российской столице побит своеобразный рекорд: количество казино и игорных домов превысило сотню. За сутки выручка среднего игорного дома составляла до сотни тысяч долларов, совокупная прибыль московских казино за год – более трех миллиардов долларов. Значительная часть игорного бизнеса в Москве находилась под контролем чеченской мафии, прибыль от него, по‑видимому, полностью или частично шла на содержание боевиков.

В Чечне можно видеть солдат и офицеров украинского батальона (АРГО), которые воюют в собственной форме. За образец взято обмундирование, в котором националисты украинской повстанческой армии (УПА) сражались против Советской армии в годы Великой Отечественной войны и вплоть до 1950 года.

Война в Чечне. Солдаты Федеральных войск Министерства обороны РФ в одном из поселков Чеченской Республики в 1995 году

Кроме того, в охваченной пламенем войны Чечне ходило много разговоров о так называемых «белых колготках» – женщинах‑снайперах, за деньги убивавших российских солдат и офицеров. Говорили, что почти все они из стран Прибалтики. Действительно, женщины‑снайперы в Чечне были, однако об их национальной принадлежности доподлинной информации нет. Основной костяк наемников, слетавшихся в Чечню, был, разумеется, из мусульманских стран.

Лагеря подготовки наемников разбросаны от Центральной Азии до Африки. Тех, кто прошел там обучение, и инструкторов в Чечне принимали с распростертыми объятиями. Там же стажировались и чеченские полевые командиры. Басаев, например, трижды побывал в афганских лагерях, Гелаев – в Пакистане.

1 марта 1995 года в Москве, в подъезде собственного дома, убит генеральный директор ОРТ Владислав Листьев. Страна, привыкшая к заказным убийствам бизнесменов, потрясена смертью известного журналиста. 2 марта объявлено Днем траура. Среди подозреваемых в причастности к убийству – один из крупнейших акционеров ОРТ олигарх Борис Березовский. Жесткий контроль над деньгами от рекламы, на котором настаивал Листьев, лишал бизнесмена больших денег. Но привлечь Березовского к суду не удалось: странным образом следователей, выходивших на след заказчика, под разными предлогами отстраняли от расследования. Имя Березовского с этого момента все чаще будет мелькать в средствах массовой информации в связи с громкими скандалами, позднее спецслужбы будут обвинять его в финансировании чеченских боевиков, совместном бизнесе с ними и тайном сговоре о захвате и выкупе заложников.

К марту – апрелю 1995 года армия вытеснила боевиков из равнинной части Чечни в горы. Перекрыто Панкисское ущелье, по которому из Грузии шли оружие и боеприпасы. Рядовые боевики, загнанные в высокогорье, бросали оружие и сдавались. Казалось, до полного разгрома банд всего шаг.

Неожиданно выходит указ Президента России о введении моратория на применение вооруженной силы на территории Чечни с 00 часов 28 апреля до 00 часов 12 мая 1995 года. Военным приказано не применять оружие и открывать ответный огонь только в самых крайних случаях. По факту, армию сделали мишенью: на боевиков мораторий не распространялся. За два месяца моратория в федеральных войсках – почти 270 убитых и раненых. В дальнейшем подобная ситуация повторится не раз.

Утром 16 января 1996 года паром «Аврасия», на борту которого было более 200 российских челноков, покинул турецкий порт Трабзон и взял курс на Сочи. Неожиданно группа вооруженных мужчин захватывает судно, и россияне становятся заложниками террористов. К счастью, инцидент, разработанный, как вскоре станет известно, при участии Национальной разведывательной организации Турции, завершится без жертв. В первую очередь он был рассчитан на то, чтобы привлечь внимание Запада к драматическим событиям, которые разворачиваются в эти дни в России. Главное, что требовали террористы на «Аврасии», – свободный проход группы Радуева из Дагестана в Чечню.

9 января 1996 года группа террористов под руководством Салмана Радуева ворвалась в дагестанский город Кизляр. Захватив роддом и еще несколько зданий, террористы взяли в заложники около трех тысяч человек, а затем с частью заложников отправились в сторону Чечни. Там Радуев надеялся скрыться в горах, но выяснится, что он нарушил договоренности с федералами о том, чтобы отпустить заложников до пересечения границы. Один из сопровождавших колонну вертолетов сделал предупредительный выстрел, после которого боевики остановились и повернули в сторону близлежащего села Первомайское. Захватчики заставляют заложников рыть окопы и укрепления, прибывающие подразделения армии, внутренних войск и спецназа обкладывают село.

Пять дней Москва решает, что ей делать. В Первомайском находились и мирные жители, и заложники, и боевики. Президента уверяют, что бандитам не уйти, и Верховный главнокомандующий верит, что все под контролем.

Наконец, 18 января село взято штурмом, однако боевиков в нем не оказалось. Накануне ночью одна группа начала отвлекающий бой, а основная просочилась сквозь кольцо окружения. По какой‑то причине за несколько часов до их прорыва отсюда были убраны основные силы федеральных войск.

21 апреля 1996 года пара штурмовиков четко выполнила боевую задачу. Вылетев с аэродрома в Моздоке, они взяли курс на горную Чечню. Когда был запеленгован сигнал спутникового телефона, последовал пуск, и ракета ушла в цель. Джохар Дудаев, разговаривавший по спутниковому телефону в 30 км от Грозного, был уничтожен ракетой. Однако не все верят, что снаряд поразил именно его.

27 мая 1996 года в российскую столицу прибывает чеченская делегация во главе с Зелимханом Яндарбиевым, ставшим руководителем мятежной республики после смерти Дудаева. Приезд вызван намерением воюющих сторон заключить мир. Приближаются выборы Президента России, и соцопросы показывают: только 6 % избирателей готовы вновь голосовать за Ельцина. Было очевидно, что он не мог рассчитывать на переизбрание, не прекратив непопулярную в народе чеченскую войну.

28 мая после препирательств, кому и где сидеть за столом переговоров, подписано соглашение «О прекращении боевых действий в Чечне с 1 июня». На следующий день Борис Ельцин совершает блиц‑поездку в усмиренную, казалось бы, республику. Выступая перед военнослужащими федеральных войск в пригороде Грозного Ханкале, он заявил: «Война окончилась. Победа за вами. Вы победили мятежный дудаевский режим».

Тем временем боевики готовят избираемому на второй срок президенту России сюрприз, который должен показать всему миру, кто на самом деле контролирует ситуацию в Чечне. К лету 1996 года в сводках спецслужб все чаще говорится о планах боевиков захватить Грозный. Несмотря на это, в городе сокращается количество блокпостов, воинские подразделения покидают город.

6 августа 1996 года в столицу Чечни, находившуюся под контролем федералов, врываются боевики. К 9 августа – дню инаугурации Президента России – они захватывают почти весь город. Военные предлагают контратаковать, однако Москва не разрешает. В столице на торжества съехалась политическая элита мира: надо делать вид, что в Чечне все спокойно. Контроль над ситуацией перешел к генералу Лебедю, недавно ставшему секретарем Совета безопасности.

30 августа 1996 года в дагестанском Хасавюрте были подписаны соглашения о прекращении огня в Чечне. В войсках снова заговорили о предательстве. Хасавюртский договор означал поражение России: Москва выводила из Чечни все войска. В армии соглашение рассматривали как удар в спину.

Примечательно, что, подписав мирное соглашение, Александр Лебедь не получил официальной поддержки ни одного чиновника высшего ранга. Никто не хотел, чтобы Хасавюрт был навеки связан с его именем. В середине октября 1996 года, через четыре месяца после назначения секретарем Совета безопасности, Лебедь был уволен с этой должности. Его место занял Иван Рыбкин, а заместителем 29 октября 1996 года стал олигарх Борис Березовский, еще недавно обвиняемый в финансировании боевиков.

После вывода войск в Чечне началась вакханалия похищения людей с целью выкупа. Заложников захватывали повсюду: и на Кавказе, и в российских регионах. Березовский зачастил в республику, энергично взявшись за освобождение заложников. Разумеется, все слухи о выкупе олигарх категорически отрицал.

Секретарь Совета безопасности Александр Лебедь Александр Лебедь прибывает в Чечню для проведения переговоров о прекращении боевых действий

В прессу стала просачиваться информация о том, что за освобождение заложников и пленных Березовский платил государственными или «выбитыми» из других олигархов деньгами. Часть этих средств, по слухам, принадлежала Борису Абрамовичу, однако главное заключалось не в этом.

Спецслужбы отслеживали действия Березовского в Чечне и пришли к выводу, что он выполнял для чеченских похитителей функции банкира, организовывая оплату выкупов. Более того, некоторые похищения были им же и заказаны. Между тем выплаты привели к тому, что аппетиты у похитителей выросли еще больше. За иностранцев, например, боевики требовали от 3 до 8 миллионов долларов.

4 октября 1998 года в Грозном похитили очередных иностранцев – трех англичан и одного новозеландца – сотрудников британской телекоммуникационной компании. По контракту с чеченским правительством они занимались установкой в городе сотовой связи. Несмотря на уговоры Березовского, платить за них из принципиальных соображений Англия не стала. 8 декабря 1998 года у обочины шоссе неподалеку от Грозного был найден мешок с отрубленными головами сотрудников британской фирмы.

К тому времени из‑за бандитского беспредела Чечню покинули все международные организации. Иностранные журналисты и бизнесмены, опасаясь за свою жизнь, тоже не рисковали появляться в мятежной республике. Собирались, да так и не открыли свое посольство в Грозном афганские талибы – единственные в мире, кто признал независимость Ичкерии.

Происходящее становилось все больше похоже на изоляцию. К слову, осенью в Чечне тайно побывал признанный «король террористов» Усама бен Ладен. Всего, по информации тогдашнего премьера Черномырдина, глава «Аль‑Каиды» побывал в гостях у чеченских боевиков четыре раза: он инспектировал, как расходуются средства, выделяемые боевикам, и разрабатывал новые операции по расколу России через дестабилизацию Северного Кавказа.

17 августа 1998 года в Москве официально объявлено: в России разразился финансовый кризис – дефолт. Правительство оказалось неспособным платить по своим долгам. За короткое время курс американского доллара вырос с 6 до 21 рубля. Разорилось большое количество малых предприятий, лопнули многие банки. Доверие к государству, национальной валюте и президенту было полностью подорвано. При этом только 14 августа Борис Ельцин в телеэфире заявил, что дефолта не будет.

27 января 1997 года новым президентом Чечни был избран бывший полковник Советской армии, начальник штаба армии Дудаева Аслан Масхадов. Реальной власти он не имел: в республике правили независимые боевики и уголовные шайки во главе с полевыми командирами. В то же время происходило и то, чего не одобряли даже многие соратники Масхадова. В Чечне началось строительство радикального исламского государства: религиозные фундаменталисты получили полную свободу, введен шариатский суд.

Кроме того, в Чечне была ликвидирована система образования. Для девочек обучение отменено полностью, сохранилось лишь обязательное трехлетнее образование для мальчиков. Чеченская экономика перестала функционировать, большинство населения вернулось к средневековому натуральному хозяйству.

В некоторых селениях верховодят ваххабиты, которые уже поднимают голову и в соседнем Дагестане, в первую очередь в так называемой Кадарской зоне, в которую входят 11 сел, где введено шариатское правление. К слову, охраняли отторгаемый от Дагестана анклав чеченские боевики.

2 августа 1999 года Басаев и Хаттаб начинают вторжение в Дагестан, чтобы с помощью ваххабитов поднять здесь антироссийское восстание. Планы у них были поистине далеко идущими: поджечь весь Кавказ и развести его народы с Россией. После СССР кровавый развод должен был повториться и здесь.

В Москве 31 декабря 1999 года Борис Ельцин заявляет о своей досрочной отставке с поста президента, называя своим преемником Владимира Путина. В новогоднюю ночь как никогда много разговоров о том, чего ждать от прихода к власти нового политика, и главное – каковы перспективы военной кампании в Чечне. Довольно скоро станет понятно: на этот раз Кремль бесповоротно намерен покончить с сепаратизмом.

6 февраля 2000 года штурмом взят Грозный. Весной положение боевиков продолжает ухудшаться, и это в интервью западным тележурналистам вынуждены признавать и сами члены банд.

Летом – осенью 2000 года, после начала второй чеченской войны, Москва вновь подверглась жесткой критике со стороны США. Россию чуть было не исключили из Совета Европы. За год Чечню посещают 35 международных делегаций, которые обвиняют российскую сторону в чрезмерной жесткости. При этом никто на Западе не вспоминает ни о поведении НАТО в Югославии, ни о том, что это было не просто вмешательство во внутренние дела другого государства, а настоящая вооруженная агрессия.

Весной 1999 года формальным поводом для натовской агрессии против Союзной Республики Югославии стало нежелание Белграда предоставить независимость краю Косово и обострение межнациональных распрей в этом регионе. К слову, Косово – историческая область сербов, и лишь к концу XX века большинство ее населения составили этнические албанцы.

В том конфликте Россия встала на сторону сербов и черногорцев. 12 апреля 1999 года парламент Союзной Республики Югославии проголосовал за присоединение республики к Союзу России и Белоруссии. Российский парламент в экстренном порядке полностью поддержал эту просьбу. Однако Борис Ельцин был против: политик наложил вето на принятую Думой инициативу направить на территорию Югославии российских военных летчиков и снаряжение.

Весь 2000 год Запад настаивает на прекращении военных действий в Чечне, но российские военные заявляют, что на этот раз победу у них не украдут. В начале апреля взят под контроль последний крупный оплот боевиков – город Шатой. 20 апреля 2000 года Генштаб заявил об окончании войсковой части контртеррористической операции в Чечне и переходе к спецоперациям. Очередного кровавого развода в семье народов, населяющих Российскую Федерацию, не получилось.

По некоторым данным, в огненном круге чеченской войны погибли 12 тысяч военнослужащих федеральных войск, десятки тысяч были ранены – почти столько же, сколько за 10 лет кровопролитной войны в Афганистане. Потери среди мирных жителей составили до 60 тысяч человек, о количестве погибших боевиков официально никогда не сообщалось. Пределы республики вынуждены были покинуть более 600 тысяч беженцев. Во что России обошлась кампания по наведению конституционного порядка – строжайшая государственная тайна.

23 ноября 2002 года в Москве здание концертного зала на Дубровке взято в оцепление. По тревоге подняты все подразделения антитеррора, со всех концов города стекаются кареты «Скорой помощи». Группа чеченских террористов взяла в заложники более 800 человек и заминировала здание с требованием вывода всех российских войск из Чечни.

Очередной бой с террористами проигран: в Москве, под самым носом силовиков, подготовлен и осуществлен теракт, какого еще не знала Россия.

Мемориал событиям ноября 2002 года. Участники митинга против терроризма у Театрального центра на Дубровке в Москве

Через полчаса после захвата заложников в Театре на Дубровке все российские каналы вышли с экстренными выпусками новостей. За происходящим мир следил в прямом эфире, равно как и террористы. Из репортажей с места событий они узнавали, где во Дворце культуры входы и выходы, через которые может пойти спецназ, какие спецоперации готовятся.

Когда бандиты объявили о своих требованиях вывести российские войска из Чечни, все поняли, что это было невыполнимым ультиматумом. Заложники обречены. Их родственники требуют от властей пойти на уступки бандитам – единственный шанс спасти своих близких.

После применения какого‑то сверхсекретного газа концертный зал взят. Перед входом в здание вповалку складывают потерявших сознание людей. Цена победы была поистине ужасающей: погиб каждый четвертый заложник. Все террористы были убиты. Быть может, пять лет назад именно это обещал террорист Басаев в Буденновске, и корни «Норд‑Оста» лежат там.

Утром 14 июня 1995 года в Буденновске Ставропольского края улицы небольшого городка с неохотой просыпаются. Спешат на работу люди, собираются в школу дети – ничто не предвещает беды. В половине первого дня городскую тишину разрывают выстрелы и взрывы, на улицах возникают вооруженные головорезы. Жители в шоке, страна, через пару часов узнавшая о происходящем, в оцепенении. Первые строчки в мировых сводках новостей – массовый захват заложников в больнице и родильном доме Буденновска. Вооруженные мужчины прикрываются женщинами и детьми, отстреливаются из‑за спин рожениц. Главарь бандитов – Шамиль Басаев. Террорист требует вывода российских войск из Чечни и методично убивает в больнице заложников.

Вмешательство политиков и неразбериха в руководстве силовых структур приводят к гибели 150 мирных граждан и триумфу террористов.

Москва приняла ультиматум Басаева: прекращение боевых действий в Чечне, амнистия всем без исключения боевикам, личная безопасность группе Басаева на пути в Чечню.

12 августа 2000 года в Баренцевом море разыгралась другая трагедия. Казалось бы, эта черная дата в истории российского флота никак не связана с бушующим в стране террором. Гибель атомной подлодки «Курск» сразу обросла массой слухов – от столкновения с американской субмариной до диверсии на борту. Так заявил Мовлади Удугов, бывший министр информации и печати Ичкерии и один из идеологов ваххабизма в Чечне.

Он утверждал, что взрывное устройство якобы привел в действие Мамед Гаджиев, инженер‑конструктор из Дагестана, который был на борту «Курска» и испытывал одно из своих изобретений. В итоге выяснилось, что эта версия была просто «уткой»: «Курск» погиб от самопроизвольного взрыва торпеды на борту.

Однако провокация Удугова достигла своей цели, и многие россияне поверили в «кавказский след» в гибели подлодки.

В Нью‑Йорке 11 сентября 2001 года самолеты врезаются в башни‑близнецы. После этих терактов мир стал другим, и в борьбу с терроризмом включились все ведущие державы. Независимо от истинных целей тех, кто готовил преступление, данный теракт, возможно, ставил своей целью развести мусульман и христиан, что могло бы иметь катастрофические последствия. В войне религий никогда не будет победителей.

Трагедия 11 сентября затмила другое событие: от рук наемных убийц погиб известный афганский полевой командир Ахмад Шах Масуд. Бывший враг к 2000 году стал союзником Москвы, и у его соратников не было сомнений, что его убили те, кто совершил теракт в Нью‑Йорке. Гибель Масуда могла обернуться катастрофой. Если бы радикальные исламисты вторглись в страны Средней Азии, то следующей стала бы Россия. Ахмад Шах Масуд не один год воевал с талибами, именно он контролировал север Афганистана, не давая им прорваться к бывшим советским республикам.

7 октября 2001 года началась военная операция США и их союзников в Афганистане. К началу 2002 года режим талибов пал, и они перешли к партизанским действиям против военнослужащих НАТО, которые и поныне расквартированы в Афганистане.

Кроме официальной цели – разгромить режим радикальных исламистов, укрывавших Усаму бен Ладена, операция вторжения должна была усилить влияние США в Центрально‑Азиатском регионе, в том числе и в бывших советских среднеазиатских республиках. Как результат, в 2001 году американцы открыли военные базы в Узбекистане и Киргизии, для транзита также использовался аэродром в столице Таджикистана Душанбе.

Тем временем конфиденциальные источники сообщали, что американцы ведут тайные переговоры с Казахстаном и Таджикистаном об открытии своих баз в этих республиках.

В 1991 году Таджикистан обрел независимость, и с тех пор тесное военное сотрудничество Душанбе и Москвы не прерывалось, хотя российское военное присутствие в Таджикистане было скорее вынужденным. Сначала необходимо было остановить гражданскую войну, а затем не допустить в страну вооруженные формирования исламских фундаменталистов из соседнего Афганистана. До 2005 года у Таджикистана просто не было своих пограничных отрядов, и Россия взяла на себя охрану границы.

С начала 1990‑х по 2005 год на таджикско‑афганской границе было почти две тысячи боевых столкновений и обстрелов со стороны Афганистана, в которых погиб 161 российский пограничник и почти 400 были ранены.

Двадцатилетие, минувшее с момента краха СССР, не оставило народы этой республики в стороне от бракоразводного процесса в бывших союзных республиках. Сегодня в семимиллионном Таджикистане проживает около 50 тысяч русских, хотя когда‑то их было 400 тысяч. Не так давно президент этой страны предложил снять с русского языка статус межнационального, но что тогда будет с десятками русских школ в Таджикистане? Сегодня русский преподается там как иностранный, а в школьной программе отсутствует такой предмет, как «русская литература». На это есть и объективные причины: многие учителя русского языка и литературы не смогли выжить на мизерную зарплату и попросту сменили профессию или уехали из страны. При этом гастарбайтеры без русского языка все едут и едут в Россию.

В марте 2002 года в Чечне ученик Усамы бен Ладена Хаттаб был одним из самых жестоких боевиков чеченской войны. Он приехал в Чечню творить джихад неверным и не подозревал, что его собственные дни сочтены. Хаттаб не был в безопасности даже в окружении самых проверенных людей, хотя его долго спасали деньги. Через него шли главные финансовые потоки из‑за границы, на его счету были самые крупные боевые операции боевиков. Ликвидацию Хаттаба российские спецслужбы считали делом чести.

Подойти к нему было очень сложно: использовались различные силы и средства, включая боевое оружие в виде яда или письма. Спецслужбы перехватили сверхсекретное письмо, отправленное ему из Саудовской Аравии, и поняли – это шанс. Бумагу обработали ядом и отправили по назначению. От курьера письмо Хаттабу доставил его личный помощник. Послание было столь важным, что Хаттаб немедленно удалился в свою палатку и вскрыл конверт.

Первая информация о его смерти появилась 11 апреля 2002 года. Позднее в качестве доказательства ФСБ предъявила общественности видеопленку, на которой записано прощание ближайшего окружения с «черным арабом». Террорист оставил после себя много учеников, которые по сей день продолжают сеять смерть по всему миру.

Хаттаб

15 декабря 2003 года на границе Дагестана отряд одного из самых жестоких чеченских полевых командиров, Руслана Гелаева, пытается захватить несколько сел. Боевики не отказались от намерения ввергнуть Кавказ в кровавый развод с Россией. Наткнувшись на сопротивление пограничников, бандиты пытались укрыться в горах, но были блокированы федеральными силами.

Гелаев скрывался в горах до конца февраля 2004 года, а потом решил пробираться в Грузию, против которой когда‑то воевал в Абхазии. Но вскоре «Черный ангел», как его звали боевики, наткнулся на пограничный наряд, уходя от которого в перестрелке получил ранение. Перетянув жгутом истекавшую кровью руку, он принялся лихорадочно засвечивать фотопленку, жечь какие‑то бумаги, явно не желая, чтобы они попали в чужие руки. Гелаев слишком много знал.

Тем временем без содействия Гелаева уже разрабатывался новый теракт, который должен был унести жизни сотен людей.

9 мая 2004 года в Грозном на переполненном стадионе проходило празднование грандиозного торжества по случаю Дня Победы. Отвыкшие от веселья люди робко оглядываются по сторонам, и не случайно. Взрыв прогремел на центральной трибуне – там, где сидел президент Чечни Ахмад Кадыров. Террористы снова скрылись, а Чечня оказалась на грани хаоса и большой крови.

В Северной Осетии 1 сентября 2004 года Беслан, как и вся Россия, отмечал главный школьный праздник. Нарядные первоклашки спешат на свою первую в жизни линейку, повсюду цветы, белые банты и детский звонкий смех. Через несколько минут все прервется выстрелами. Так началась страшная кровавая драма, которая заставила содрогнуться весь мир. Ответа на вопрос, почему трагедия стала возможна, до сих пор нет. Только самое большое в мире детское кладбище – единственная реальность, которую не опровергнуть, о которой не умолчать. Три дня страна смотрела, как террористы мучили детей, и ничего не могла сделать.

Пока официальные власти продолжали скрывать истинные масштабы трагедии, родители заложников сами принялись составлять списки, благодаря которым выяснилось, что в школе насчитывалось более тысячи женщин и детей, а не сто‑двести, как официально сообщалось.

3 сентября, когда в школе прогремели два чудовищных взрыва, произошло то, чего не должно было быть никогда. Спецназ пошел на штурм здания вперемешку с обезумевшими отцами детей‑заложников.

Во время боя в бесланской школе бойцы «Альфы» и «Вымпела» потеряли 10 человек убитыми, 26 человек были ранены. До Беслана за всю тридцатилетнюю историю «Альфы» погибло 19 бойцов.

Теперь все признают: в таких условиях операция была обречена на стопроцентный провал. Контакт с террористами налажен не был, в неразберихе брать ответственность на себя никто не хотел.

Однако у бесланского теракта была еще одна дикая цель. В те страшные дни среди убитых горем людей стали активно распространяться слухи, что среди террористов много ингушей, и в осетинском Беслане вновь вспомнили о конфликте с ингушами в 1992 году. Вооружены здесь все, и достаточно лишь искры, чтобы огонь войны заполыхал по всему Кавказу.

В ночь на 4 сентября 2004 года президент Путин прилетел в Беслан, посетил больницу и отдал указание немедленно перекрыть административные границы Северной Осетии. Власти сделали все для того, чтобы предотвратить новый конфликт. Спустя неделю после кровавого Дня знаний Шамиль Басаев публично взял на себя ответственность за этот теракт.

До сих пор тайна следствия окутывает бесланское дело, обрастая слухами и догадками. С чем следствие определилось сразу, так это с авторами кровавого сценария, которыми оказались Масхадов и Басаев. Спецслужбы России объявили на них охоту.

8 марта 2005 года спецназовцы оцепили поселок Толстой Юрт в 20 км от Грозного. Масхадова выдал один из боевиков, захваченных накануне. Срочно сформирована группа захвата, и дом‑бункер, где скрывался Масхадов, окружен. Дальше события развивались следующим образом. Накладным зарядом вход в этот бункер был подорван, в результате чего произошло обрушение части крыши и боковых стен, образовался завал, который не позволил подойти к этому лазу. Но военным удалось запустить в лаз зонд, через который на телеэкране ясно было видно тело лежащего человека.

Так закончилась охота за Масхадовым. Однако невыясненным осталось одно странное обстоятельство: Масхадов погиб от пуль, а не от осколков гранаты или под обломками здания. Считается, что его убил его же охранник.

Неуловимый Шамиль Басаев проживет недолго. Человека, за голову которого ФСБ назначила самую большую премию в истории России в размере 10 миллионов долларов, ликвидируют 10 июля 2006 года.

Возмездие неотвратимо настигло «псов террора».

3 марта 2006 года премьер‑министр Украины Юрий Ехануров подписал молдово‑украинский протокол о новых таможенных правилах, в соответствии с которыми приднестровские предприятия смогли бы вывозить свою продукцию, только зарегистрировавшись в Кишиневе. Фактически это была экономическая блокада Приднестровья.

Республика оказалась на краю экономической, социальной и политической пропасти. На митинги вышли десятки тысяч жителей, на границах с Молдовой и Украиной выстраивались пикеты. Люди разбивали палатки, на «буржуйках» готовили пищу. Им предстояло отстоять здесь не одну неделю.

Положение дел в республике становилось все серьезней. К середине марта в больницах стал ощущаться дефицит лекарств, в дошкольных учреждениях – нехватка продуктов. Молдова и Украина заявляли о первых успехах нового таможенного режима, а Москва собирала гуманитарный груз.

Летом 2006 года на границе между Молдовой и Приднестровьем было спокойно, но отнюдь не безопасно. Гарантами сохранения мира являются миротворцы Молдовы, России, Приднестровья и Украины.

В маленьком помещении штаба миротворцев сегодня обсуждаются многие проблемы, которые возникают в Приднестровском регионе. Ответственность за их решение возложена на четырех полковников, представляющих четыре миротворческих штаба – приднестровский, украинский, молдавский и российский.

Молдавская сторона не прекращает попыток заменить российские миротворческие силы на международных гражданских наблюдателей. В то же время большинство населения Приднестровья не мыслит себя без России.

Тем временем 700 тысяч граждан Молдовы уже живут в разных регионах России. Главным образом это гастарбайтеры, то есть те, кто приехал сюда на заработки, не имея возможности дома прокормить свои семьи.

Сегодня, спустя более 20 лет после той войны в Таджикистане, понятно, что от судьбы Сирии или Афганистана республику спасли советские пограничники. После развала СССР часть Советской армии осталась на таджикско‑афганской границе. Западные политтехнологи предполагали, что остатки советских войск после развала Союза деморализованы и не окажут серьезного сопротивления боевикам, однако расчет оказался неверным.

Российские военные возглавили ополченцев «Народного фронта Таджикистана», организовав сопротивление исламистам. Попытки дестабилизировать Таджикистан не прекращаются и сегодня. Бывший замминистра обороны страны генерал Абдухалим Назарзода возглавил группу террористов, попытавшихся совершить военный переворот. Боевики напали на отделение внутренних дел города Вахдата и на центральный аппарат минобороны Таджикистана, однако под натиском правительственных сил бросили оружие и скрылись в печально известном Ромитском ущелье. Именно там был убит и беглый экс‑замминистра обороны Таджикистана генерал Назарзода.

Это означает только одно: Запад все же надеется на экспорт исламской революции из Афганистана в Таджикистан. Более того, через эту республику оккупанты хотят проникнуть в Узбекистан, Киргизию, Туркмению, Казахстан и создать на их территориях исламский халифат.

Несмотря на участие России в улаживании конфликтов на территории бывших союзных республик, а зачастую и благодаря этому, нашу страну повсеместно считали и до сих пор считают угрозой. При этом новоявленные государства не задумываются, сколько сил, средств и человеческих жертв было принесено для того, чтобы восстановить мир на территории бывшего Советского Союза. Быть может, лишь по прошествии многих десятилетий действия России во время вооруженных конфликтов в Приднестровье и на Кавказе будут оценены по достоинству.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (13.04.2018)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%