Пятница, 20.04.2018, 17:12
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Киргизия после распада СССР

День 31 августа 1991 года стал для Киргизии точкой отсчета новейшей истории: страна обрела суверенитет. До распада Советского Союза дружественные отношения с Центром у Киргизии складывались на порядок лучше, чем у других новоявленных республик. Советская Киргизия была неотъемлемой частью единого социально‑экономического организма, наслаждаясь всеми преимуществами его слаженной работы, и отчасти поэтому постсоветская реальность в стране оказалась далеко не такой, какой ее себе представляли.

Эпоха девяностых в Киргизии мало чем отличалась от особенностей этого периода в других республиках бывшего Союза. В упадок пришли экономика и промышленность страны, политическая система переживала не менее тяжелые времена. Демократические ценности, искусственно укоренившиеся после распада Союза, постепенно утрачивали свое значение. В стране царили массовый произвол, жестокие злоупотребления властью и тотальная коррупция, что в итоге вызвало общественную бурю недовольств, высшей точкой которой стала вспыхнувшая в Киргизии революция.

76 человек погибли, полторы тысячи были тяжело ранены – таков итог первых дней революции в Киргизии лишь по предварительным данным о потерях. В тот момент никто даже не подозревал, что еще предстоит пережить республике.

16 апреля 2010 года председатель временного правительства Киргизии Роза Отунбаева выступила с обращением к народу республики. Она заявила, что не допустит гражданской войны, которую пытается развязать свергнутый президент Курмамбек Бакиев. Учитывая обстоятельства, правительство приняло решение избавиться от бывшего президента.

В это время президентский самолет вылетает из аэропорта города Тараз на юге Казахстана и улетает в неизвестном направлении. В Бишкек к членам временного правительства приходит факс, на котором четко и разборчиво написано: «Я, Курмамбек Бакиев, больше не желаю быть президентом страны».

Все началось 6 апреля 2010 года в городе Талас на севере Киргизии. В тот день жители города устроили митинг возле здания городской администрации, возмущенные резким повышением цен на газ и электричество. В результате абсолютно не продуманного решения властей относительно цен на жилищно‑коммунальные услуги, отопление и сотовую связь многие горожане оказались просто не в состоянии оплачивать квартирные счета даже за самые скромные жилища.

Курмамбек Бакиев

Местные власти решили силой разогнать недовольных, и мирный митинг в одночасье превратился в уличное побоище. В руках у митингующих появились камни и палки, вооружившись которыми они решили пойти в наступление.

Неожиданно среди лозунгов митингующих появляется слово «отставка». Всем постепенно становится понятно, что это столкновение мирного населения с властью не было случайностью. Глухое недовольство режимом президента Бакиева росло как снежный ком, и его было уже не остановить.

Народный бунт в Таласе стал не чем иным, как новым витком бесконечной войны севера и юга Киргизии, которая продолжалась уже больше пяти лет. Тогда, пять лет назад, выходец с юга Киргизии Курмамбек Бакиев возглавил государственный переворот против уроженца севера президента Аскара Акаева. Этот переворот, занявший неделю, получил изящное название «тюльпановая революция», хотя ничего романтического в его процессе не было.

Аскар Акаев родился 10 ноября 1944 года в селе Кызыл‑Байрак Киргизской ССР. В 1984 году он был избран членом‑корреспондентом Академии наук Киргизии, имея 150 научных работ, 43 статьи и 7 изобретений. 27 октября Акаев был избран президентом Киргизской ССР, а 24 декабря 1995 года был переизбран на второй срок. Через 10 лет, 24 марта 2005 года, в результате государственного переворота, возглавляемого Курмамбеком Бакиевым, был свергнут. Старший сын Аскара Акаева Айдар был женат на младшей дочери президента Казахстана Нурсултана Назарбаева – Алие. Старшая дочь Аскара Акаева, Бермет, несколько лет жила в Швейцарии, затем была депутатом парламента Киргизии. Ее муж, Адиль Тойгонбаев, контролировал рынок алкогольной продукции Киргизии.

В марте 2005 года в Киргизии состоялись очередные парламентские выборы, которые и привели к взрыву народного недовольства. Президента Акаева обвиняли в том, что он лишил оппозицию права голоса, а результаты выборов были подтасованы и сфальсифицированы, потому как никто из неугодных Аскару Акаеву деятелей не получил ни одного государственного поста. Все ключевые должности заняли выходцы с севера страны, приближенные президента Акаева, процветала семейно‑клановая коррупция. Помимо прочего, жители Киргизии были возмущены незаконным изменением Конституции Киргизской Республики, изъятием из нее демократических формулировок и переделкой статей Конституции в личных тоталитарных целях президента. Кроме того, была ликвидирована верхняя палата киргизского парламента, хотя особенностью Киргизии являлось то, что эта республика имеет четко выраженное региональное деление на юг и север и наличие второй верхней палаты парламента позволяло как раз сглаживать неизбежно возникающие противоречия между южанами и северянами.

Разъяренные такой вопиющей несправедливостью, оппозиционеры с юга увлекли за собой толпы простых киргизов, которые были недовольны уровнем своей жизни. Умело управляя толпой возмущенных, южане организовали настоящий бунт. Однако в определенный момент стихийная агрессия толпы вырвалась из‑под контроля. Номинальные лидеры во главе с Курмамбеком Бакиевым оказались перед выбором: либо возглавить мятеж, либо погибнуть.

Курмамбек Бакиев родился 1 августа 1949 года в селе Масадан Джалал‑Абадской области. В 1978 году окончил факультет автоматики и измерительной техники Куйбышевского политехнического института. 21 декабря 2000 года был назначен премьер‑министром Киргизии, чуть позже организовал и возглавил киргизскую оппозицию.

Ситуация в Киргизии сложилась буквально неразрешимая, и президент Киргизии Аскар Акаев оказался не в силах подавить восстание. Вместе со своей семьей он был вынужден покинуть страну.

В первый же день нового государственного переворота в Киргизии аналитики заговорили о том, что этот бунт возник не спонтанно: его спланировали и осуществили силы извне. Весьма настораживал тот факт, что киргизская оппозиция как‑то внезапно получила деньги для того, чтобы профинансировать выступления. Те, кто хорошо был знаком с нравами и обычаями Киргизии, утверждали, что внезапное появление больших масс людей в одном месте, а тем более на демонстрациях и митингах, просто так не происходит. Однако было очевидно, что у оппозиции для осуществления переворота денег не было, иначе они бы не стали тянуть с захватом власти столько лет. Перед переворотом недовольство Бакиевым жило и крепло уже достаточно долгое время, а началось оно буквально через год после начала его правления.

По всей видимости, какую‑то часть денег могли дать заинтересованные люди, пострадавшие от Курмамбека Бакиева в результате передела сфер влияния, прежде всего бизнеса. После «тюльпановой революции», когда Бакиев встал у власти, начался масштабный передел собственности, причем сопровождавшийся достаточно жесткими, насильственными методами: неугодных бизнесменов просто отстреливали, на них заводили уголовные дела или попросту сажали в тюрьму. Зачастую бизнесмены оказывались еще и политиками, а на Востоке, в Центральной Азии, в том числе и в Киргизии, политика и бизнес очень часто сращены между собой.

Появились версии, что в революции в Киргизии могли быть заинтересованы сразу несколько крупных внешних игроков: Россия, США, Казахстан и Китай.

Вечером 6 апреля 2010 года были арестованы все лидеры оппозиции. Правительство объявило в Киргизии чрезвычайное положение, в стране был введен комендантский час. Вскоре волна недовольства перекинулась и в другие города страны, в том числе и в столицу республики – город Бишкек.

Здесь двигателем переворота были уже северяне, которые снова были недовольны тем, что представители юга во главе с Бакиевым сконцентрировали в своих руках финансовые и властные ресурсы всей страны.

Утром 7 апреля сторонники оппозиции устраивают в Бишкеке мирный митинг в поддержку событий, которые произошли накануне в Таласе. Сотрудники правопорядка были направлены разгонять митингующих, но их попытки дают обратный эффект – толпа становится неуправляемой. В милиционеров отовсюду летят палки и камни, разъяренные люди буквально сметают милицейские заслоны и переходят в активное наступление. Сторонники оппозиции переворачивают и поджигают милицейские автомобили, однако затем под мощным натиском сотрудников МВД с неохотой отступают и сдаются.

Белый дом – здание правительства Киргизии – взят под усиленную охрану. Сотрудников правительства и администрации президента в срочном порядке эвакуировали из зоны беспорядков.

В полдень происходит первый штурм Дома правительства. Митингующие настойчиво требуют отставки президента Бакиева, его приближенных и всего правительства. Сотрудники правопорядка получают от властей приказ стрелять в толпу резиновыми пулями. На площадь выезжает водомет, милиционеры используют против митингующих резиновые дубинки и слезоточивый газ.

В этот момент происходит нечто неожиданное. Непонятно откуда взявшаяся многотысячная толпа буквально выливается на площадь перед Белым домом. С каждой секундой количество людей на площади стремительно увеличивается, и становится предельно ясно, что государственный переворот остановить уже нельзя.

Охрана Белого дома начинает стрелять на поражение по участникам митинга. После нескольких неудачных попыток штурма сторонники оппозиции захватывают другие государственные учреждения. В здании прокуратуры и управления по надзору за исполнением наказаний в спешке уничтожается вся документация. В то же время правительство принимает решение освободить из‑под стражи всех лидеров оппозиции.

Сначала бунтовщики захватывают телецентр, потом отделение милиции. В руках участников сопротивления появляется настоящее оружие, и сотрудники милиции больше не способны сдерживать натиск.

Обстановка в стране окончательно выходит из‑под контроля, разъяренная толпа крушит все на своем пути. Бывший министр внутренних дел был захвачен в заложники, какое‑то время даже считалось, что он убит, однако затем его выводят в толпу. Перед лицом всей страны он признается, что стыдится того, что работал с президентом Бакиевым и выполнял его приказы.

Уже ночью 7 апреля после серии перестрелок митингующие ворвались в Дом правительства. Силовые структуры осознают свое бессилие и занимают сторону оппозиции. Правительство уходит в отставку, и власть сосредотачивается в руках у членов «временного правительства» во главе с Розой Отунбаевой.

Роза Отунбаева родилась 23 августа 1950 года в городе Ош Киргизской ССР. В 1972 году окончила философский факультет МГУ, а в 1975 году стала кандидатом философских наук. В 1992 году Отунбаева заняла должность вице‑премьера Киргизии и министра иностранных дел. В 1992–1994 годах являлась послом Киргизии в США и Канаде. Позднее принимала участие как в «тюльпановой революции» в марте 2005 года, так и в революции апреля 2010 года.

Роза Отумбаева

С именем Розы Отунбаевой связан первый скандал, после которого в стране стали говорить о возможности революции. В январе 2005 года ее в течение одного дня сначала зарегистрировали кандидатом в депутаты, а затем по непонятным причинам лишили регистрации. По мнению оппозиции, официальный Бишкек подобным образом расчищал дорогу в правительство дочери президента Бермет Акаевой.

Весной 2005 года, вступая в должность президента страны, Курмамбек Бакиев заявил, что не допустит тех ошибок, которые допустил бывший президент Аскар Акаев, и ни при каких обстоятельствах не позволит своей семье вмешиваться в государственные вопросы. Однако позже выяснится, что свое слово Бакиев не сдержал.

Как только Курмамбек Бакиев стал президентом, он мгновенно забыл про те обещания, которые давал в ходе революции и во время предвыборной кампании, и не выполнил их ни разу за 5 лет своего президентства. Более того, он стал постепенно оттеснять своих вчерашних друзей и тех людей, которые в мятежные дни революции были с ним заодно. Скоро бывшие соратники Бакиева превратятся в его оппонентов.

Если в 2005 году для киргизов нарицательным было имя дочери президента Акаева – Бермет, то в апреле 2010 года «любимцем» публики стал сын Бакиева – Максим.

Основная претензия оппозиции и народа к Бакиеву состояла в том, что по факту он поступил с властью так же, как Акаев в свое время, и даже хуже. У Бакиева оказалось на порядок больше родственников, чем у Акаева, и он передал им власть, абсолютно не заботясь о распределении политических функций между киргизскими элитами. Его сын занял вторую после президента должность в государстве и практически подмял под себя весь бизнес. Его брат Джаныш, или Джаныбек, был руководителем личной охраны президента. Опьяненные властью и успехом, доставшимися им без особого труда, члены семьи Бакиева упивались своим положением и делали порой то, от чего волосы на голове встают дыбом. Максима Бакиева ненавидели в стране, пожалуй, даже больше, чем его отца.

Курмамбек Бакиев реализовал худшую азиатскую форму управления, передав все властные полномочия своим родственникам. При этом он изменил и Конституцию, и законы для того, чтобы власть в случае его неожиданного ухода по той или иной причине была передана его сыну Максиму.

В руках Максима Бакиева был сосредоточен весь доходный бизнес в Киргизии: ему принадлежали заправки, сотовые компании, магазины, несколько торговых центров. Помимо этого, у младшего Бакиева имелись контакты с известными бизнесменами из Европы. В Бишкеке поговаривали, что Максим Бакиев не гнушался рейдерскими захватами привлекательных для него предприятий, успешных фирм и организаций Киргизии. Самая известная его афера заключалась в том, что под Максима были приватизированы два крупных государственных предприятия – «Кыргызэнерго» (газовые распределительные сети) и «Северэлектро» (электрические сети, которые обеспечивают током север Кыргызстана).

Курмамбек Бакиев специально создал для своего сына Агентство по развитию, инновациям и инвестициям, сокращенно ЦАРИ. Так в народе Максима и называли – Царь. Благодаря этому младший Бакиев получил практически безграничную власть над всеми экономическими потоками страны. Агентство выполняло все функции экономического блока Киргизии и нередко называлось «теневым правительством» со всеми экономическими привилегиями. Все инвестиции, все финансовые потоки, все бюджетные средства – все контролировал Максим Бакиев, что, разумеется, вызвало в народе очередную волну недовольства.

Максим Бакиев покинул Киргизию еще до начала государственного переворота, улетев в Соединенные Штаты на экономический форум с официальным визитом в сопровождении министра иностранных дел. В первый же день беспорядков в Бишкеке Максим попросил американцев о помощи, однако ему отказали. Время визита и революционные события в Бишкеке, случайно или нет, совпали, и власти Соединенных Штатов встретились с министром иностранных дел только для того, чтобы сообщить о том, что переговоров и консультаций не будет.

Известно, что на данный момент Максим находится в Латвии, предположительно в Риге, где с помощью местных партнеров развивает свой крупный бизнес.

Аналитики сходятся во мнении, что типичная форма управления Киргизией – это не демократия, а своеобразное ханство. Власть распределяется между кланами, главы кланов живут по принципу «все деньги в семью». Кланы в Киргизии достаточно сильны, и в последнее время среди киргизов стало даже модным говорить, представляясь, не из какой человек семьи, а к какому клану принадлежит.

25 марта 2005 года, на второй день «тюльпановой революции», центр Бишкека захватили толпы мародеров. В первую очередь они громили магазины, принадлежавшие сыну бывшего президента Айдару Акаеву, будто бы стремясь отомстить за прегрешения отца. Спустя годы чиновники назовут этот день «днем революции» и будут считать праздником, но для народа он навсегда останется днем мародера.

8 апреля 2010 года Бишкек и его окрестности, как и 5 лет назад, полностью перешли во власть мародеров. Они безжалостно грабили продуктовые магазины и торговые центры, крушили витрины и все, что попадалось под руку. Это была словно цепная реакция, эффект толпы: началось все с небольшой группы, а закончилось целой процессией мародеров, сносящей все на своем пути.

Агрессивные, свирепые, пьяные до умопомрачения – типичный образ бишкекских мародеров. Очевидцы утверждают, что в первую очередь беспорядками были охвачены продуктовые магазины, из которых ящиками выносили водку.

В основном мародерами являлись молодые люди от 14 до 30 лет, которые к вечеру под действием алкоголя стали абсолютно неуправляемыми. Однако в первую ночь беспорядков ими никто и не пытался управлять: целый город был отдан в их руки на разграбление.

Фотограф Илья Варламов уже много лет ездит по горячим точкам, а затем публикует свои фоторепортажи с мест событий в Интернете, на странице в живом журнале. Илья считает, что таким образом помогает российским журналистам, потому как очень часто участники кровавых столкновений негативно относятся к появлению телекамер. Единственная возможность пролить свет на те или иные события – опубликовать фотографии в Интернете.

Когда Илья узнал о событиях в Бишкеке, то решил немедленно выехать на место. Фотографу удалось побывать в киргизской столице в эти неспокойные для нее дни и сделать очередной скандальный репортаж. Илья рассказывает, что многие мародеры просили его убрать камеру и не снимать их лица, поскольку чувствовали стыд за свои поступки и боялись быть осмеянными интернет‑сообществом. Некоторые относились к съемке более чем агрессивно, возможно, поэтому на месте происшествия не было официальных представителей СМИ и операторов местных телеканалов.

Во вторую ночь по всему городу разгорелись перестрелки, поскольку мародеры захватили оружие, отобранное у военных в первый день, и разграбили несколько оружейных магазинов. Утром 9 апреля владельцы магазинов огорченно подсчитывали убытки: за ночь все прилавки резко опустели.

8 апреля 2010 года в Бишкеке

В больницах медики едва успевали помогать всем пострадавшим. 7 апреля во время беспорядков было ранено полторы тысячи человек. Для оказания помощи не хватало лекарств, донорской крови и даже бинтов. Пострадавшие поступали массово, большинство из них имели серьезные огнестрельные ранения. Медицинские работники, как могли, оказывали всем посильную помощь и отправляли для дальнейшего лечения в соответствующие учреждения. Однако всех спасти было просто невозможно.

Главным вопросом не только для киргизов, но и для всего мира стало местонахождение Курмамбека Бакиева: в день переворота он спешно покинул Бишкек. Поговаривали, что он улетел из Киргизии в Казахстан, но эта информация не подтвердилась. Через некоторое время разыскать беглого президента удалось журналистам радиостанции «Эхо Москвы». Несколько минут они беседовали с Бакиевым в прямом эфире, в ходе которого он заявил, что сдаваться не собирается и не будет добровольно отказываться от власти.

Оказалось, что свергнутый президент вместе с членами семьи в разгар мятежей улетел к себе в родовое имение под Джалал‑Абадом – на юг страны. Как он планировал возвращать власть, находясь за сотни километров от столицы, оставалось для всех загадкой.

В 2005 году президента Аскара Акаева, отправленного в вынужденную отставку Бакиевым и его сторонниками, с распростертыми объятьями приняли в Москве. Теперь он живет в подмосковном пансионате, занимается наукой, преподает в МГУ. Бакиева, однако, в Москве видеть никто не захотел, и, возможно, поэтому во всех своих бедах президент позже обвинил Россию. В действиях оппозиционеров в Бишкеке он усмотрел «руку Москвы».

«Руку Москвы» в бишкекских событиях разглядели и киргизские политики, которые в самом начале революции озвучили такую версию, но потом даже сам президент Бакиев отказался от нее. По факту же Москву можно обвинять в больших кавычках только в том, что она морально и политически поддержала оппонентов Бакиева за месяц до этих событий.

Многие западные аналитики долгое время придерживались той же версии, что и президент Бакиев. По их мнению, заинтересованность России в возвращении политического влияния в Киргизии была очевидна. В вопросах контроля над стратегическими запасами энергоносителей и транзитными коридорами Москве приходится конкурировать с Китаем и Соединенными Штатами. Это прежде всего касалось постройки на территории Киргизии Камбаратинской ГЭС‑1, на которую Россия должна была и обещала выделить 1,7 миллиарда долларов США. России был нужен этот объект, разумеется в своих личных целях, для того, чтобы владеть контрольным пакетом акций этой ГЭС и пользоваться ею по мере необходимости.

Существует еще одна версия, почему Москва была заинтересована в государственном перевороте в Киргизии. Эксперты считают, что Кремль не смог простить Курмамбеку Бакиеву двойную игру, которую он вел при решении судьбы американской военной базы «Манас».

Военная база появилась в ходе американской операции «Несокрушимая свобода» после трагедии в США во время разрушения «близнецов» и гибели множества людей. Через какое‑то время американцы начали военную операцию в Афганистане, и, разумеется, им нужна была некая тыловая поддержка, возможность перебрасывать войска и грузы.

Несколько лет назад на территории базы постоянно проживало около двух тысяч военнослужащих из 9 стран антитеррористической коалиции. Только в 2002 году с началом активной фазы операции «Несокрушимая свобода» 6 французских «Миражей» под прикрытием австралийских истребителей 747 раз взлетали отсюда и брали курс на Афганистан. Теперь над базой развевается только лишь флаг США. Каждый день транспортники поднимаются в воздух и направляются в сторону Афганистана.

Солдаты и сержанты готовят очередной самолет к вылету. В его отсеках доставляют грузы в Афганистан: питание, боеприпасы и даже питьевую воду. На этих же самолетах перебрасывают солдат коалиции в Афганистан и обратно, причем в такие дни состав базы увеличивается с 1100 до 4000 военнослужащих. По сути, такое количество солдат составляют три развернутых полка по штату военного времени, несмотря на то что талибы к тому времени уже были разбиты, а боевые действия прекращены.

В специально оборудованной палатке военнослужащие могут два раза в неделю по телефону или Интернету пообщаться с родными. Пока вернувшиеся из Афганистана пилоты отдыхают в палатках, технический состав и основной контингент базы коротает время в спортзале. К слову, здесь много женщин, которые наравне с мужчинами переносят все тяготы воинской жизни.

Обстановка походит скорее на спортивный лагерь, нежели на военную базу, однако после ряда инцидентов американским военнослужащим запретили увольнения. Местное население за глаза продолжает называть их оккупантами, несмотря на то что деньги, поступающие из Америки за размещение здесь своей базы, – вторая по объему часть доходов бюджета Киргизии.

Пообещав России закрыть американскую военную базу и получив безвозмездный грант на 150 миллионов долларов, Бакиев неожиданно отказался от своих обязательств, что, разумеется, было расценено как открытый антироссийский шаг. Непростая ситуация осложнялась тем, что буквально в 60 километрах располагалась российская военная база «Кант». Кроме того, уже были утверждены договоренности о том, что сотрудничество России с Киргизией в отношении размещения баз будет расширено, и метания Бакиева от одной стороне к другой не вызывали у властей уважения.

В июне 2009 года правительство Киргизии решило сохранить военную авиабазу США, переименовав ее в Центр транзитных перевозок. В 2010 году стало известно об открытии еще одного американского военного объекта – учебного центра в Баткенской области.

Действия Бакиева были позже названы в обществе недостойными, его открыто сравнивали с мелким базарным торговцем, стремящимся выбить как можно больше денег сразу из двух карманов. Причем с американской стороны президент взял плату будто бы за увеличенную аренду.

Но уже 7 апреля, на второй день государственного переворота в Киргизии, российское правительство заявило о своей непричастности к апрельским событиям. В. В. Путин заявил: «Единственное, что могу сказать, – это то, что ни Россия, ни ваш покорный слуга, ни российские официальные лица не имеют к этим событиям никакого отношения. Меня лично это полностью застало врасплох. Вместе с тем я вспоминаю, когда президент Бакиев приходил к власти, он очень жестко критиковал отстраненного от власти президента Акаева за семейственность, за то, что в экономике и в политической системе Киргизстана кругом сидели родственники или близкие люди Акаева. У меня такое впечатление, что господин Бакиев наступает на те же самые грабли. Но, что бы там ни происходило, это внутреннее дело Киргизстана. Единственное, к чему я призываю, – это к тому, чтобы и официальные власти, и оппозиция проявляли сдержанность и не допускали насилия».

После заявления российского премьера в Киргизии начинают поговаривать, что к организации государственного переворота могут быть причастны американцы. Причина все та же – американская военная база «Манас» на территории Киргизии.

Как известно, Соединенные Штаты давно пытались закрепиться в Центральной Азии, будь это Киргизия или какая‑то другая страна. С одной стороны, Америке была необходима своя база для проведения операций в Афганистане, а с другой стороны, Киргизия была стратегически важным районом, и присутствие там собственной военной базы для США было принципиально.

Долгое время Соединенные Штаты платили за аренду «Манаса» 17 миллионов долларов в год. В первой половине 2009 года Курмамбек Бакиев упорно торговался с американцами о новой цене аренды базы. В итоге стороны договорились о том, что арендная плата будет составлять 60 миллионов долларов в год. Дополнительно Америка выделила 36 миллионов долларов на реконструкцию и модернизацию базы.

Разумеется, Соединенные Штаты были не вполне довольны поведением Курмамбека Бакиева, потому как с ним постоянно приходилось вести переговоры о цене за авиабазу, а цена постоянно повышалась. Такое случалось уже не один раз за время сотрудничества двух стран, и это можно было даже назвать финансовым и коммерческим шантажом со стороны Бишкека. Однако, строго говоря, американцам деваться было некуда, потому что база была им жизненно необходима и они готовы были пойти на все ради ее сохранения, хотя при этом понимали, что киргизский партнер ведет себя неприлично.

Срок аренды военной базы «Манас» истекает через несколько месяцев, однако пока в Киргизии не стабилизировалась политическая обстановка, про американскую базу временно забыли.

Переворот апреля 2010 года многим напомнил события пятилетней давности. Революция тюльпанов в марте 2005 года проходила ровно по тому же сценарию: народный бунт, бесконечные митинги, недовольство президентом.

Аскар Акаев правил Киргизией 15 лет. Курмамбек Бакиев – 5 лет. Революция длилась неделю. Бакиева свергли в рекордный срок – всего за сутки.

Апрельские события характеризовались в обществе как классический случай социального бунта против репрессивного, криминального режима, созданного Бакиевым и его командой. В последние годы в стране царил настоящий семейный подряд: брат Бакиева руководил Службой безопасности республики, фактически всеми силовыми органами, а вся экономика перешла в руки младшего сына, и агентство, которым он заведовал, было, можно сказать, параллельным правительством Кыргызстана.

В разгар новой киргизской революции бывший президент республики Аскар Акаев решил выступить перед московскими журналистами. Теперь он обвиняет Бакиева в том же, в чем 5 лет назад обвиняли его: коррупция, отсутствие демократии и члены семьи на руководящих постах. Экс‑президент Киргизии заявил: «Бакиев в последние месяцы, в последний год пытался узаконить Конституцию, которая была намеренно переписана. Фактически она давала всю полноту власти в республике режиму авторитарной диктатуры Бакиева. Но еще он попытался узаконить норму, которая позволила бы ему по наследству передать власть в Кыргызстане брату или сыну. Чаще всего наследником называли младшего сына, Максима Бакиева».

Аскар Акаев

В марте 2005 года толпа празднует победу в кабинете президента Акаева. Кто‑то выносит вещи, кто‑то пристраивается в кресле главы государства, кто‑то поглощает президентские запасы варенья.

В апреле 2010 года в том же кабинете та же толпа прощается с другим хозяином кабинета – бывшим президентом Курмамбеком Бакиевым.

Однако у Киргизии возникли новые серьезные проблемы, на этот раз с Китаем. Трудности в понимании с КНР у Киргизии зародились еще во времена правления Аскара Акаева, когда Китай стал оспаривать договоры о прохождении своих границ с бывшими советскими республиками. Тогда Акаев уступил, и часть киргизской земли перешла во владения китайцев.

Правда, в экономическом отношении эта территория не была особо развита и, по сути дела, представляла малонаселенные области. Однако в массовом сознании киргизов, равно как и россиян и казахов, уступить территорию – значит предать свои национальные интересы. Проявление подобной слабости – пощечина суверенитету государства и его населению, и на этом пыталась играть оппозиция, что у нее получилось более чем успешно.

Говорили, что Бакиев хотел оспорить договор об отчуждении киргизской земли, но до последнего оттягивал этот момент, так как Киргизия только начинала налаживать подорванные экономические отношения с Китаем.

Во время столкновений в апреле 2010 года в Бишкеке было ранено полторы тысячи человек, 76 человек погибли. Среди них были люди разных профессий, полов и возрастов. Молодой человек по имени Энсебай уулу Адылбек из Ошской области Каракульджинского района погиб, когда ему было всего 19 лет. Он учился на первом курсе Исламского университета и был единственным ребенком в семье, для которой случившееся из общественной трагедии превратилось в личную.

10 апреля по всей Киргизии был объявлен траур: хоронили погибших. При временном правительстве была создана похоронная комиссия, которая выделяла нуждающимся деньги на погребение. Погибших хоронили с государственными почестями в мемориальном комплексе «Ата Бийт». В переводе с киргизского языка «Ата Бийт» означает «захоронение отцов». На этом кладбище прежде хоронили первых людей страны, здесь же находится могила Чингиза Айтматова.

С приходом к власти президента Курмамбека Бакиева киргизские журналисты навсегда забыли, что такое свобода слова. Все телеканалы имели право освещать только одну точку зрения, которой придерживалась правящая партия «Ак‑Жол», что в переводе с киргизского означает «светлый путь». В последнее время независимых СМИ в республике фактически не осталось, кроме разве что зарубежных компаний, которые вещали в Киргизии: радио ВВС, радио «Свобода» и некоторые интернет‑сайты, доступ к которым, однако, также был закрыт. Государственные СМИ, естественно, освещали лишь точку зрения президента и правительства, им не дозволено было никакое вольнодумство.

1 апреля 2010 года, за 5 дней до начала переворота в Бишкеке, была блокирована работа телеканала «Стан‑ТВ». В офис компании ворвались сотрудники финансовой полиции, проверили все компьютеры сотрудников, после чего журналистов попросили выйти из помещения. Системные блоки закрыли в отдельной комнате и опечатали. Сотрудники финансовой полиции заявили, что их действия законны и основаны на оперативной информации из анонимного источника, что компания использует нелицензионное программное обеспечение и оборудование.

Истинная причина прекращения работы «Стан‑ТВ» заключалась в том, что журналисты телекомпании очень часто показывали в своих сюжетах представителей оппозиции. Однако в первые же дни государственного переворота телеканал смог продолжить свою работу.

По мнению специалистов, причины второй киргизской революции лежат в недовольстве народа действиями своего президента Курмамбека Бакиева, а также в том, что большинство людей жили за чертой бедности: на свою скромную зарплату жители не могли даже содержать квартиры.

Также критике со стороны общественности подверглись явные и совершенно откровенные попытки Бакиева установить своеобразное центральноазиатское ханство по туркменской модели. Преследование оппозиции, идея так называемой совещательной демократии вместо представительной и стремление закрепить власть своей семьи вызывали непонимание и отторжение у жителей республики.

Фактом оставалось то, что Киргизия – это бедная, экономически неразвитая страна, где практически отсутствует производство и нет большого запаса полезных ископаемых. Сегодня аналитики утверждают, что Киргизия выживает исключительно за счет дотаций извне, в основном из России. Хотя и такой вариант поддержки не дал положительного эффекта, потому что средства, получаемые от Российской Федерации, расходовались неэффективно, по сути дела, разворовывались. Внешний долг Киргизии, который был немал уже при Акаеве, вырос еще больше во время правления Бакиева и теперь тяжким бременем висит на республике.

В поисках работы и средств к существованию многие киргизы были вынуждены становиться экономическими мигрантами. Большинство из них живет в Казахстане и России, а это означает, что Киргизию покинул наиболее образованный и работоспособный слой населения. Оставшаяся часть жителей вынуждена выкручиваться из последних сил. Значительное количество киргизов ушли в так называемый торговый бизнес: поскольку рядом пролегает граница с Китаем, киргизы стали специализироваться на приобретении китайских товаров и затем перепродаже их с существенной наценкой по всей Центральной Азии и даже в России. Правда, такая деятельность также не давала достаточных средств к безбедному существованию. С приходом к власти Курмамбека Бакиева миграционный поток из Киргизии в Россию увеличился в десятки раз.

Сегодня Бакиев довел Киргизию до такого положения, что ее можно с абсолютной уверенностью назвать термином, который употребляется в западной политике – «hold state», что в переводе с английского означает «несостоявшееся государство». И в этом виновата не столько оппозиция, сколько сама власть, которая в течение последних 5 лет методично выжигала все разумное, доброе, вечное, вопреки классическому посылу.

Киргиз Мыктыбек Токсонбаев приехал в Россию 5 лет назад, сразу же после того, как Бакиев стал президентом. У него юридическое образование, с которым в Киргизии было довольно трудно найти работу по специальности. В своей стране мужчине приходилось работать пограничником, однако зарплата была ничтожно мала, и Мыктыбек принял решение уехать в Россию на заработки. В Москве он быстро нашел работу и сейчас трудится в качестве товароведа в небольшом магазине продуктов в самом центре столицы. Здесь ему подходит все: и должность, и условия труда, и оплата.

Когда Мыктыбек работал в Киргизии, его доход составлял порядка 6 тысяч киргизских сомов, или 4 тысячи рублей в российской валюте, чего, разумеется, не хватало для нормального существования. Работая товароведом в Москве, мужчина стал получать около 25 тысяч рублей. По его словам, этой суммы вполне достаточно, чтобы платить за квартиру, покупать все необходимое, помогать родным в Киргизии и даже откладывать на будущее.

Карта Киргизии

Почти все друзья и родственники Мыктыбека остались в Киргизии, поэтому, когда он узнал про государственный переворот на родине, сразу же бросился им звонить. Оказалось, что его близкие друзья принимали участие в событиях на площади перед Белым домом и чудом остались невредимы. Сам киргиз высказывается резко против беспорядков и жестокой борьбы митингующих и органов правопорядка, потому как считает, что представители единого народа не должны враждовать между собой.

Мыктыбек приехал в Россию вместе с женой, и в Москве у них родилась дочка. Теперь он уверен, что никогда не вернется в Киргизию: его семье безопаснее на российской стороне. Киргиз признается, что чувствует себя гораздо спокойнее в стране, где его защищают правительство и Конституция. За родных и друзей, оставшихся в Киргизии, где царят беспорядки и произвол, Мыктыбек искренне переживает. По его словам, невозможно жить в государстве, в котором не знаешь, что будет завтра и будет ли оно вообще.

Говорили, что к апрельским событиям в Бишкеке может быть причастен Казахстан, который долгие годы оказывал серьезное политическое влияние на Киргизию. Кроме того, между Казахстаном и Киргизией существуют определенные разногласия, которые не улажены и до сегодняшнего дня. Споры по поводу собственности некоторых санаториев на озере Иссык‑Куль и других пограничных территорий существовали еще при Курманбеке Бакиеве. Экс‑президент предпринимал посильные попытки уладить пограничное размежевание с Казахстаном, однако передачи территории от одной стороны к другой также, в свою очередь, вызвали недовольство киргизского населения.

Однако об этой части вопроса в Киргизии забыли почти сразу, потому как важнее оказалось то, что именно Казахстан согласился принять на своей территории свергнутого президента Курмамбека Бакиева.

Когда Бакиев покинул страну, жители юга Киргизии вздохнули с облегчением, но оказалось, что радоваться им было рано. В Джалал‑Абаде на площадь вышли милиционеры, которые сначала мирно митинговали, а потом чуть не избили своего нового министра.

Милиционеров с трудом удалось успокоить и установить на площади относительный порядок, но еще через час сторонники свергнутого президента Бакиева захватили здание городской администрации. Жители Киргизии заговорили о возможном расколе страны на Север и Юг, такого же мнения придерживались и многие опытные аналитики. Было понятно, что Киргизия с трудом балансирует на пороге новой гражданской войны.

Сегодня Киргизия занимает одно из последних мест по экономическому развитию среди бывших союзных республик. Весьма шаткую экономику республики регулярно сотрясают резкие скачки цен, что негативно отражается и на уровне жизни населения страны. Жители Киргизии признаются, что цены в республике не соответствуют уровню жизни и размеру средней заработной платы. Согласно последним опросам, лишь 10 % киргизских граждан полностью довольны своей жизнью. Винят во всем сами жители свое правительство, которое ничего не делает с нестабильностью в государстве, тотальной безработицей, коррупцией и жестоким социальным неравенством. До сих пор среди населения ведутся споры о том, действительно ли выход из состава СССР был шагом вперед или все‑таки двумя шагами назад.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (13.04.2018)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%