Пятница, 20.04.2018, 17:13
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Как живут гастарбайтеры (украинские гастарбайтеры в Польше и условия труда, гастарбайтеры из Таджикистана и др. стран в России)

В последнее время в Европу ринулись тысячи беженцев с Ближнего Востока, и тут вдруг оказалось, что главный виновник беженцев – Россия. Например, драка мигрантов на греческом острове Кос, куда ежедневно приплывает до тысячи беженцев из Афганистана, Ирака, Сирии. Потасовки между разными этническими группами там уже норма, и местные власти опасаются, что все это перетечет в массовые беспорядки по всему острову. А в Македонии разъяренные толпы буквально штурмуют поезда, отправляющиеся в Сербию: люди любой ценой пытаются протиснуться в вагоны. Во Франции сотни нелегалов стараются прорваться к туннелю через Ла‑Манш, чтобы попасть в Великобританию. Мужчины и женщины буквально ломают заграждения, а водометы, слезоточивый газ и шумовые гранаты еле сдерживают напор. А благополучная Австрия превратилась в перевалочный пункт для мигрантов, которые мечтают попасть в Германию. Некоторые специалисты даже сравнивают нынешний мигрантский кризис с настоящим зомбиапокалипсисом. Многие задаются вопросом: кто виноват? Конечно же, Россия!

Да, действительно, по мнению западных специалистов, в наплыве мигрантов в Европу виноваты не войны на Ближнем Востоке, а русские, которые продолжают помогать Башару Асаду. Да, в Европе сейчас творится настоящий ужас и хаос: в последнее время туда ринулись тысячи беженцев. По мнению Запада, Москва спровоцировала и рекордное бегство украинцев в западные страны. Об этом на своей страничке в Твиттере заявил известный шведский политик Карл Бильт, ссылаясь на данные ООН: «2,5 миллиона человек – перемещенные лица в результате российской агрессии в Украине. Это больше, чем во время войны в Боснии».

Правда, почему‑то Бильт не упомянул, что люди на востоке бежали от военных своей же страны, от бомб Нацгвардии, от беспредела карательных батальонов. А жители запада Незалежной традиционно поехали в Европу на заработки.

Приехавшие на заработки в Польшу украинцы готовы работать и день и ночь за почасовую оплату в 11 злотых (около 150 рублей) в час, выполняя любую черную работу. Кто‑то, например, зарабатывает тем, что собирает мусор на железной дороге после местных ремонтников. Задачей работников является пройти по перегону и собрать полностью весь металл, мусор, бутылки, упаковки из‑под воды, упаковки от сигарет, то есть все то, что оставили за собой железнодорожные работники. Украинцы в Польше не чураются самой грязной работы, даже собирать бычки во дворе жилых домов.

В Россию тем временем на заработки приезжают люди из бывших советских республик Средней Азии: Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и других.

Зачем гастарбайтеры приезжают в Россию? На какую работу они согласны?

Гастарбайтеру Довлату Курбанову 21 год. В 17 лет он бросил военное училище в Таджикистане и отправился в Москву на заработки. Довлат говорит, что в их стране за работу платят очень мало и таджики приезжают в Россию, чтобы заработать на кусок хлеба и помогать своей семье.

Четыре года Довлат строил чужие дома, недавно решил переквалифицироваться. Его взяли в бригаду отделочников для новой элитной квартиры. Прораб пообещал хорошие деньги – 190 тысяч рублей. Строители сделали всю самую сложную черновую работу, и тогда выяснилось: платить за это никто не хочет. Прораб у заказчика деньги получил, а отдавать зарплату бригаде он и не собирался. Тавербаю Облаеву из Туркменистана работодатели также не заплатили. Оставшись без честного заработка, он решил раздобыть деньги иначе, хотя бы на хлеб.

Тавербай просто вышел утром на улицу. Его жертва, немолодая женщина, даже не успела позвать на помощь. Он ее не ударял, просто вырвал сумку, после чего женщина просто упала. Главной добычей стала целая россыпь таблеток и 900 рублей. Этих денег Тавербаю хватило бы на несколько дней, но потратить их гастарбайтер не успел.

По словам Виктора Максимова, руководителя пресс‑службы УВД по САО г. Москвы, таких случаев сейчас достаточно много в связи с финансовым кризисом. Приезжие от безысходности совершают эти преступления, то есть выходят на улицу и начинают грабить. Им элементарно есть хочется, не говоря уже о том, что у них нет денег на обратную дорогу.

Они выходят на преступную дорожку от голода. А еще из зависти к тому, кто живет лучше, богаче, сытнее, кто просто больше зарабатывает. Оказывается, здесь, в России, и в Москве особенно, не текут реки с молочными берегами. Здесь деньги нужно зарабатывать тяжелым трудом. А ведь город большой, соблазнов много. Вот они идут, видят эти роскошные витрины, видят хорошо одетых людей, шикарных женщин. И у них внутри возникает один из самых страшных пороков человечества – зависть. Число совершаемых гастарбайтерами преступлений растет с каждым днем – такова статистика экономического кризиса. Сам Довлат уже не раз пожалел, что приехал в Россию, и хочет вернуться домой, он уверен – грабить не пойдет. Последняя надежда – на помощь земляков, поэтому он каждый день приходит в центр общественного движения «Трудовые мигранты Таджикистана».

Каромат Шарипов

Каромат Шарипов, руководитель общественного движения «Трудовые мигранты Таджикистана», решил выяснить, куда делись деньги соотечественника. Он попросил Довлата объяснить, почему ему не выплатили зарплату и были ли на то какие‑то причины, но единственное, что Довлат мог предъявить, – договор, написанный от руки. Даже такую бумагу Довлат считает документом, хотя для его работодателя это скорее всего филькина грамота.

Каромат Шарипов позвонил в фирму, в которой работал Довлат, и попросил объяснить, в чем причина того, что организация не может произвести расчет с гражданином Курбановым, гражданином Таджикистана. Организация подтвердила факт того, что с гражданами Таджикистана, которые работали на объекте, до сих пор не был произведен расчет. Ответ на вопрос, куда дели деньги, Довлат так и не услышал, правда, ему пообещали встречу с прорабом. Это хоть и небольшой, но все‑таки шанс получить зарплату, а значит, вернуться на родину.

Государственная жилищная инспекция столицы бьет тревогу: в 92 % проверенных новостроек обнаружили недоделки и дефекты. Системы тепло‑, водо– и электроснабжения в неудовлетворительном состоянии, кровельные покрытия протекают, подвальные помещения затоплены. Жить в таких домах невозможно, а подчас и опасно. Почему новые дома сразу требуют ремонта, кто так строит и кому закон не писан?

Три дома на Мичуринском проспекте в Москве под злополучным номером «13», как паруса «летучего голландца». Об их существовании знают, похоже, только жильцы. На фасаде – стандартная табличка, а в документах стоит странная запись. Дом числится как объект 229а, а не как дом 13, корпус 3. Потому что в базе данных Федеральной регистрационной службы этого дома нет.

Этого дома нет на карте, о нем не знают службы спасения. Однако почти все квартиры – а их 220 – уже заселены. Последние два года фирма‑застройщик не может сдать дом в эксплуатацию. Причина – многочисленные недоделки.

Зампредседателя домкома столичной новостройки Лариса Корсунская утверждает: чтобы перечислить все строительные изъяны, не хватит пальцев на руках. За два года строители не удосужились изолировать электропроводку, наладить системы пожарной безопасности и привести лифты в рабочее состояние. Лампы не горят, мусоропровод запаян. При таких огрехах строительства и отделки Госстройнадзор просто не может принять дом в эксплуатацию. Однако жильцов в несданную новостройку все же вселили и даже прописали. Вот и запутались чиновники – по одним документам дом стоит, а в других его нет и в помине.

В течение двух лет дом никак не могут сдать эксплуатационные организации, и когда возникает какая‑то проблема, то эксплуатационная организация отсылает к инвесторам, которые якобы должны что‑то с этим делать. В свою очередь, инвесторы отправляют людей обратно в эксплуатационную организацию. Разрешить проблему новоселов должен сам застройщик. Неполадки устранить, дом сдать. Но у фирмы на это денег нет. 220 квартир оставлены на попечение бригады строителей, однако они справиться с такой ответственностью не в состоянии.

Устранять все поломки в этом доме, как и в любом другом, конечно, должны профессионалы. Однако жильцам пока приходится рассчитывать только на себя. Остается только удивляться – кто так строит?

На стенах в подъезде – надписи, увековечившие имена строителей.

Незанятые квартиры должны, по идее, быть опечатанными, потому что департамент их еще никому не предоставил. На самом деле тут проживают эти гастарбайтеры‑строители. Тут груды мусора, грязь, тараканы. Нанимать трудовых мигрантов строительным фирмам просто выгодно. Десять гастарбайтеров обойдутся куда дешевле, чем один профессионал с дипломом.

По числу трудовых мигрантов – а их более 12 миллионов человек – Россия занимает второе место после США. Но на волне кризиса из России были выдворены 8 миллионов иностранцев. Таким образом, ФСБ и другие ведомства отстояли приоритетное право российских граждан на трудоустройство. Однако далеко не все лишенные работы граждане братских стран вернулись на родину. Там кризис еще острее, утверждают эксперты. Оставаясь в России, трудовые мигранты вынуждены либо работать незаконно и за копейки, либо выходить на «большую дорогу».

На самом деле мигранты получают где‑то 30 % от суммы, которую получают сегодня российские граждане. По закону работодатель должен заплатить госпошлину и обить порог не одного госучреждения. В этой ситуации и сами гастарбайтеры, и их наниматели предпочитают решать проблемы без лишних хлопот, обходя закон при помощи взяток, и оставшиеся 70 % зарплаты нелегальных работников идут на взятки чиновникам.

Возможно, гастарбайтеры и не хотят быть нелегальными, просто бывает, что они приходят к работодателю, им говорят: «Давайте работайте. Давайте документы, мы временную регистрацию и разрешение на работу сделаем». Проходит время, и ничего нет. Хорошо, если потихоньку деньги платят. И после этого говорят: все, вы свободны. А где разрешение на работу, а регистрация? А не сделали. Это изначально делается, чтобы просто выкинуть людей, и все.

Обычная российская история с нерусским акцентом – трудовые мигранты пытаются вернуть свои деньги. Один из таких несчастных после приезда из Таджикистана почти полгода проработал на стройке в центре Москвы. Когда заказ был выполнен, работодатель сослался на строительный брак и деньги платить отказался. В здании до сих пор ведется ремонт. Но основное строительство уже завершено. Часть помещений даже сдается в аренду.

Но строитель уверен – свою работу он выполнил качественно. За несколько лет гастарбайтер научился всему, что требуется от строителя. Но он вряд ли получит заслуженное вознаграждение. Никаких официальных документов у него нет, а значит, нет и доказательства проделанной работы.

На городских и частных стройках трудится больше половины всех гастарбайтеров. Сколько из них при поступлении на работу умеют класть кирпич, не знает никто. Навыки профессии эти рабочие получают уже на практике, когда строят наши дома. А умение красить и штукатурить отрабатывают на квартирах россиян. Ведь для того, чтобы обучать и зарегистрировать, работодателю надо иметь приличную сумму, он должен эти деньги перечислять на обучение в бюджет России или платить налоги. А зачем это ему надо? Он этого делать, конечно же, не будет.

Чем может обернуться работа непрофессиональных строителей, специалисты знают наверняка. Самое страшное – деформация и даже обрушение здания. Однако многие дефекты сразу незаметны и проявляются уже после того, как в новый дом въедут жильцы. Устранять недоделки новоселам приходится своими силами и за свой счет.

Условно качество строительства можно разделить на две составные части: первая часть – вопрос безопасности здания, сооружения, а вторая часть – потребительская. В новой системе технического регулирования, которая введена в РФ после принятия закона о техническом регулировании, вопросы, связанные с безопасностью объекта капитального строительства, регулирует государство, а что касается потребительских свойств – это вопросы застройщика и местных органов власти.

Вина за несоответствие новостроек строительным нормам и правилам ложится на государственные службы. А вот внутренняя отделка – целиком на совести строителей. И только после устранения всех недоделок и изъянов Госстройнадзор может вынести окончательный вердикт: дом безопасен и пригоден для жилья.

Существуют вопросы пожарной безопасности здания, т.е. наличие всех систем, чтобы все эти системы работали, чтобы была возможность эвакуации людей в случае возникновения пожара, и много других аспектов. И все же контроль со стороны государственных служб не мешает строителям нарушать нормативы еще на стадии проекта. Какое количество недочетов и нарушений может скрываться за внешней красотой постройки, не знают даже специалисты.

В погоне за прибылью строительные фирмы экономят не только на рабочей силе, но и на стройматериалах. Сотрудники правоохранительных органов регулярно задерживают партии поддельных строительных смесей. «Левый» цемент и шпаклевку гастарбайтеры изготавливают сами, по собственной технологии.

Даже на первый взгляд можно определить: эти смеси не просто брак, они крайне опасны для здоровья. Качество смеси оставляет желать лучшего не только в том плане, что через некоторое время начинаются трещины и стены осыпаются. Вопрос стоит о безопасности этих смесей, потому что вы этим же будете дышать у себя в квартире, соответственно, что туда намешали и чем вы будете дышать, никому не известно. Сколько с использованием таких смесей построено домов и отремонтировано квартир, не выяснят даже сотрудники полиции. Мошенники не ведут никаких записей, деньги получают прямо в руки, а товар на стройплощадки отвозят сами.

Кто знает, может, и дом на Мичуринском проспекте строился из таких материалов? Независимый эксперт Александр Горянов дал весьма критическую оценку качеству новостройки. Он отметил, что дом крепкий и работать может. Однако все инженерные сооружения в плохом состоянии и на верхних этажах жить крайне некомфортно.

Людмила Иванова, жительница одной из квартир, с самого заселения вынуждена бороться с грибком и плесенью. Год назад шкаф и все ее вещи зацвели пышным цветом. На ее жалобу застройщик откликнулся сразу. Признал брак в строительстве и прислал рабочих – исправлять недоделки. 26 декабря был ремонт закончен застройщиком, а с 10 января все началось по новой, снова начала выступать плесень и появилась сырость. Заключение эксперта неутешительно – строители нарушили технологии еще на уровне проекта. Исправить их ошибки в уже построенном доме практически невозможно.

Как плохо работают строители, художник Никас Сафронов знает по собственному печальному опыту. Он уже сбился со счета, сколько денег ему пришлось вложить в жилой дом в центре Москвы. Человек, который подрядился реконструировать этот дом, разорился на своем предприятии и начал заниматься стройкой, потому что понял, что на этом можно неплохо заработать, нашел гастарбайтеров и принялся за работу. Конечно, «строители» не сделали облицовку, не сделали сетку, стена стала сыпаться и падать. В государственном бюджете денег на качественный ремонт дома не нашлось. Фрагменты облицовки продолжали сыпаться на головы прохожих. Пока дом окончательно не превратился в руины, Никас решил действовать сам.

Чувствуя ответственность, Никас нашел средства и за свои деньги реставрировал весь фасад.

Более двух миллионов долларов – в такую сумму обошелся Сафронову ремонт многоквартирного дома. Однако соседи художника никакой заинтересованности в капитальном ремонте не проявили.

Нужно было найти возможность с кем‑то поговорить, кому‑то сделать приятное, кому‑то написать. В общем, сделать какие‑то вещи, чтобы обратили внимание именно на этот дом.

Никас Сафронов

На фасаде висят многочисленные таблички с именами знаменитых жильцов. И еще одна – «Дом образцового содержания». В том, что она оказалась на этой стене, художник видит и свою заслугу. Правда, теперь Никас переживает за ремонт в своей квартире. Вот уже 9 лет он безуспешно пытается найти рабочих, которые бы не обманули и сделали все на должном уровне.

А в одном из домов в Ульяновской области ремонт был сделан совсем недавно. Во что, однако, верится с трудом. Из его подвалов чуть ли не через день выкачивают воду. Жильцы, задыхающиеся от зловония, обратились в суд, который постановил: ремонт надо сделать. Однако судебные приставы обнаружили в подвале прежнюю картину.

Руководителям управляющей компании по телефону поясняют, что работы в данном доме производятся согласно всем решениям суда и канализация меняется. Уже на данном этапе понятно, что замененные трубы приведут к еще большей аварии и последствиям в связи с тем, что никаким стандартам по ГОСТу они вообще не отвечают. Видимо, людям придется вновь и вновь обращаться в суд.

Более 60 % жилых домов в России нуждаются в капитальном ремонте – таковы выводы специалистов. Однако качество услуг оставляет желать лучшего. Почти треть организаций, которые предлагают себя на рынке капремонта, ни разу этим не занимались. А бюджетных денег на ХОРОШИХ специалистов не всегда хватает. Жительница одного из российских городов говорит, что денег совсем нет на ремонт, а местные власти только отписываются. И единственное, что людям остается, – это написать в Москву, Путину, чтобы он помог им, потому что больше людям обратиться некуда.

На то, что денег нет, жалуется и представитель строительной фирмы Акрам. Именно по этой причине злополучный дом на проспекте Мичурина до сих пор не сдан. Все рабочие уехали домой, осталось только начальство, которое все решает. Самая большая проблема, как всегда, в деньгах. Когда деньги будут, тогда и будут сдавать.

Табличка в доме на Мичуринском гласит: обо всех проблемах сообщать в московскую мэрию. Заместитель председателя домового комитета Лариса Корсуновская почти каждый день отправляет туда жалобы от жильцов. Она говорит, что жильцы обращались и в Никулинскую межрайонную прокуратуру, и в Мосгорстройнадзор, и в Городскую комиссию при правительстве Москвы по рассмотрению обращений граждан при строительстве города Москвы, и в Аппарат правительства Российской Федерации, и в Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы, и даже в Администрацию Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан.

С каждым днем количество обращений в инстанции только растет. Однако вопрос до сих пор не решен.

Специалисты только разводят руками и предлагают жильцам обращаться в прокуратуру или Госстройнадзор. Конечно, проблему легче предупредить еще на стадии строительства, но зачастую Госстройнадзор находит нарушения, когда новостройку уже нужно сдавать под ключ.

Однако вернемся к теме гастарбайтеров и приехавших в Россию на заработки иностранцев – в их жизни все не всегда гладко. Иногда все доходит до страшных последствий, например до убийств. Преступления на национальной почве – особая графа в списке погибших гастарбайтеров. Счет погибающих на заработках в России гастарбайтеров идет на тысячи. Однако нетерпимости к иностранцам боятся приезжие не только из ближнего зарубежья.

Шрам под сердцем темнокожего танцовщика Диллона зрители шоу замечают не сразу. Такая память о Москве останется у него на всю жизнь. На выходе из ночного клуба он отстал от коллег минуты на две, но этого хватило подросткам, чтобы всадить ему в грудь нож. Если бы его друзья тогда опоздали на некоторое время, неизвестно, чем бы все кончилось вообще. Какая группировка националистов напала на Диллона, осталось неизвестным, виновных так и не нашли. Сам Диллон к подобным опасностям относится философски. Говорит, такое могло случиться и в родной Нигерии.

В профессии танцовщика темная кожа Диллона только на руку. В Африке он один из многих, для России – настоящая экзотика. Он приехал в Москву учиться, а на стипендию прожить не смог. Танцы давались Диллону лучше, чем юриспруденция. Стриптиз принес выпускнику Университета Дружбы народов стабильный доход и признание в светской тусовке. Сегодня он эротический идол ночной жизни столицы, который уже привык к удивленным взглядам на улице. Недавно Диллон, выходец из Нигерии, получил российское гражданство. Теперь он считает себя настоящим русским, точнее, афрорусским. Диллон шутит: «Как вы меня будете называть, если у меня российский паспорт? Меня ведь до сих пор называют афроамериканцем, уже пора сказать, что не афроамериканец, а афрорусский».

После той трагической ночи, когда Диллона пытались убить, теперь русские друзья не оставляют его одного. Чтобы обидеть этого темнокожего, хулиганам придется сразиться с восемью белыми парнями, и мышцы у них отнюдь не бутафорские. Как отмечает один из участников шоу, мышцы, которые танцоры показывают на сцене, это не просто надутые на стероидах мячики, а это большой труд тягания железа. Если что‑то случится с одним из танцоров, то остальные ребята не струсят, не убегут в гримерку прятать свои костюмы от грязи, чтобы их не испачкали при какой‑либо драке, а все кинутся драться, не жалея своего костюма, своего лица.

А вот писатель Эдуард Багиров предпочитает бороться с ксенофобией более мирным способом. С экстремистами он ведет информационную борьбу в Интернете. Выходец из Туркмении, наполовину азербайджанец, автор книги «Гастарбайтер» на себе испытал нелегкую участь чужака. Он делится, что когда‑то ухитрился снять комнату за 10 рублей в сутки, даже не комнату, а матрас в углу комнаты у одной бабушки в Домодедовском районе. И начал свой нелегкий путь с матраса.

На матрасе в углу жил и главный герой романа «Гастарбайтер». История персонажа Евгения Алиева – во многом биография самого автора книги: «В руках у меня был пластиковый пакет, в котором находилось мыло, зубная щетка, кое‑какая одежка, нарезной батон и две банки кильки в томате – все мое имущество, с которым я прибыл покорять столицу…» С матраса книжный герой, как и его прототип, переехал сначала в комнату, а затем и в арендованную квартиру в центре Москвы. Тогда еще не писатель, а мелкий предприниматель Эдуард Багиров работы не боялся. Провинциальная хватка помогла подняться по социальной лестнице от грузчика до бизнесмена.

Эдуард Багиров говорит, что недалеко от Цветного бульвара была его самая первая контора, открытая им в 20‑летнем возрасте. Которая, правда, в итоге накрылась во время кризиса 1998 года. Успешный бизнес и полное разорение, наезды бандитов и конфликты с милицией – это Багиров пережил на себе, но из столицы он так и не уехал. Он говорит, что ему в Москве очень хорошо. Это его город, здесь каждая вибрация от каждого кирпича заряжает его какой‑то энергией.

Собственным жильем в Москве Багиров не обзавелся до сих пор. Самое необходимое для него – компьютер. Не оконченная в первом томе история гастарбайтера получила продолжение в романе «Любовники». На подходе третья книга. И прежние призывы в Интернете – к толерантности.

А вот история гостя из другой страны. Каждый день гости модного столичного ресторана наблюдают это шоу за стеклом: шеф‑повар из Китая виртуозно готовит экзотические рыбные блюда. Джану Джину, можно сказать, повезло. Его пригласил на работу Аркадий Новиков, один из самых успешных московских рестораторов, и теперь Джан знакомит москвичей с кухней Восточного Китая.

Эдуард Багиров

Джан Джин, шеф‑повар, отмечает, что московские гурманы очень хорошо разбираются в качестве блюд. Они много путешествуют, поэтому единственное, чем им можно угодить, – это оригинальным вкусом.

Дом в Москве для Джана Джина нашли сразу, квартиру подыскала приглашающая сторона. Жилье ему обустроили, проезд обеспечили. И человек доволен, ни в чем не нуждается. Все, что ему нужно, – это ходить на работу и получать свою зарплату. Теперь все, что оставалось повару, – найти общий язык с помощниками, и Джан уже вовсю говорит по‑русски. В каких условиях в России живут тысячи иностранцев, Джан Джин может только догадываться. Его Москва встретила как самого дорогого гостя.

Он говорит, что его впечатление от Москвы можно описать одним словом – «биг». В Москве все неимоверно больше, чем в Китае: широкие дороги, гигантские здания. Когда впервые это видишь, все это так сильно бросается в глаза. Но самое большое впечатление на него произвело московское метро.

А вот украинка Зоя Матлашевская разбирается в кулинарии и сервировке не хуже восточного кулинара. В столице она устроилась без посторонней помощи, и сегодня Матлашевская одна из самых востребованных домработниц столичного бомонда, также она профессионально проводит курсы для начинающих коллег.

Приехав из Украины в Россию, Зоя Матлашевская была готова ко всему. Она знала – библиотекарь с высшим образованием и без гражданства вряд ли будет кому‑то нужен. Нарасхват шел домашний персонал, и, чтобы получить первую работу, ей хватило одной фразы. «Я растворюсь в ваших проблемах» – вот эта фраза стала ключевой. Она открыла девушке путь, вакансию. И сама работодательница, которая рассказывала, что все детство провела на помойке с ключом на шее, говорила, что ее в Зое подкупило именно это.

Первой зарплаты в 250 долларов хватило даже на театр. Теперь жалованье элитной домработницы в десятки раз выше. Для этого Матлашевской пришлось освоить сотни домашних тонкостей. Ученицы Зои Матлашевской – приезжие из ближнего зарубежья. Главное преимущество – у домработниц не требуют прописки. В России в таком качестве они могут заработать гораздо больше, чем на родине.

Сервировка стола, уборка дома и организация гардероба – всему этому Зоя Матлашевская учит на своем опыте. Почти все начинающие домработницы не умеют завязывать галстуки и плохо гладят рубашки. Домработница в элитном доме обязана знать многое: например, на сколько сантиметров тарелка должна отстоять от края стола, а еще должна быть готова к любым просьбам. Погладить газету, например. Да, и такое встречается. То есть краска типографская пачкает руки, и человек, чтобы не есть, допустим, читая газету, с грязными руками, просит зафиксировать краску утюгом.

А вот россиянка Мария Султанова просто хотела нанять няню для дочери Оли, и у кандидатки на должность Насибы Эркузиевой из Киргизии она даже не попросила рекомендации. Теперь женщина сожалеет, что почему‑то не позвонила предыдущим работодателям Насибы, хотя нужно было обязательно это сделать. Но Насиба произвела на Марию хорошее впечатление, и поэтому она подумала, что все будет в порядке.

Когда девочка начала плохо спать и часто плакать, Мария решила установить камеру скрытого наблюдения и с ужасом выяснила: няня Насиба вовсе не так хороша, как казалась при знакомстве. Золотые украшения хозяйки и ее косметика занимали няню гораздо больше, чем воспитание малыша. Если маленькая Оля мешала смотреть телевизор, няня пинала ребенка и била пультом, а потом шлепала девочку мокрыми ползунками. Мария Султанова говорит, что, конечно, не думала о том, что это произойдет именно с ней, но когда увидела все собственными глазами, то, конечно, у нее был шок.

Возмущенная Мария показала видеозапись няне. Плохое настроение и проблемы в семье – так объяснила сиделка жестокое обращение с ребенком.

А, к примеру, итальянец Пьетро Мацца с недобросовестными работниками долго не церемонится. «Фатторию дель Соль», с итальянского «Солнечную ферму» он доверяет надежным людям. Пьетро – единственный в России идейный фермер‑гастарбайтер. Пьетро говорит, что в Европе вряд ли смог бы организовать в одном месте такое хозяйство, в котором было бы все, что ему хотелось. А здесь, в России, – пожалуйста.

Синьор Мацца приехал в Россию знакомиться с родителями жены и остался. На личные сбережения отставной полицейский купил 16 гектаров российских просторов. А еще – развалившийся пищекомбинат. Теперь здесь на российской территории располагается маленькая Италия. Сегодня туристы могут попробовать за русским столом настоящий итальянский сыр. Накормить россиян средиземноморским деликатесом – вот в чем фермер видит свою главную задачу.

600 литров молока, не меньше, уходит на приготовление одной головки фирменного итальянского сыра пармезан. Выдерживается этот вкуснейший деликатес два года. Если сделать сырный круг поменьше и выдержать покороче, получится другой сыр – пармезанино. Но выдержка – это уже последний этап. Вот от чего действительно зависит вкус сыра, так это от того, чем кормят коров. Пьетро не дает им кислого силоса, они едят только сено, зерно и сухой комбикорм. Поэтому молоко они дают идеальное для приготовления итальянского сыра.

Сено для коров и коз здесь тоже выращивают сами. Вот такой полный производственный цикл. Итальянский агротуризм на российской земле оказался делом прибыльным, хотя многие в это не верили. Отношение россиян к приезжим Пьетро Мацца испытал на себе. Сначала местные жители воспринимали его как чужака, который приехал воровать. Говорили, что он и полгода не продержится, но скоро будет уже 10 лет, как итальянец живет здесь, в России, и никуда отсюда уезжать не собирается.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (13.04.2018)
Просмотров: 44 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%