Пятница, 20.04.2018, 17:13
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Прибалты ищут поддержки в Европе

Летом 1988 года в Таллинне проходил традиционный песенный фестиваль, в котором принимали участие около 100 тысяч человек. Во время фестиваля впервые открыто и публично был озвучен призыв к независимости Эстонии. Митинги и демонстрации в поддержку тех или иных требований, связанных с процессом получения независимости, сопровождались пением народных песен и танцами в народных костюмах. В этом смысле демонстрации отличались своей миролюбивостью, что являлось очень важным элементом призыва к действиям. Необходимо было, с одной стороны, показать свою силу, а с другой – продемонстрировать стремление сохранить мир и спокойствие. Эстонцы в этом более чем преуспели.

В это же время в Литве представители Народного фронта делали более смелые заявления: о выходе из СССР. КГБ пристально следил за развитием событий в Прибалтике, а после спецслужбы приходили к выводу, что удержать прибалтов в составе Союза будет крайне тяжело и для этого нужны нестандартные шаги.

Николаю Леонову, генерал‑лейтенанту КГБ в отставке, в 1988 году по поручению руководства пришлось совершить поездку по трем балтийским республикам. После наблюдения за жизнью и настроениями прибалтов было решено предложить странам применение к ним так называемой финляндизации прибалтийских республик – предоставления им особого статуса в рамках СССР. По аналогии с тем положением, в котором находилась Финляндия при царской России, имевшая свою Конституцию, парламент и собственную систему налогообложения, то есть совершенно иные уровни экономических и политических свобод, нежели в России. Однако в Центре с представителями КГБ тогда не согласились, решив, что преждевременные действия излишни и лишь породят волнения и панику.

23 августа 1989 года в Прибалтике проходит беспрецедентная акция под названием «Балтийский путь». Жители Литвы, Латвии и Эстонии выстроились в живую цепь длиной почти в 600 километров через Таллинн, Ригу и Вильнюс. Акция была приурочена к 50‑летию подписания пакта Молотова – Риббентропа, по секретным приложениям которого к СССР отошли Западная Украина и Белоруссия, а также страны Балтии. Демонстранты отчаянно хотели привлечь внимание мирового сообщества к этим известным событиям. Тогда же русских жителей Прибалтики впервые вслух назвали «оккупантами».

Запад не признал факт вхождения Эстонской, Латвийской и Литовской республик в состав Советского Союза, продолжив считать эти территории независимыми государствами. В некоторых западных странах начали функционировать посольства республик и выдавались их паспорта. Разумеется, это не было практически действенным решением, однако оно давало очень сильную моральную поддержку всем, кто выступал за восстановление независимости этих стран.

Моральной стороной дело не ограничилось. Через десятки фондов Запад материально поддерживал прибалтийскую оппозицию. Тогда стало ясно: мосты сожжены. Впереди – выход из Союза.

11 января 1990 года в столицу Литовской ССР Вильнюс прибыл Михаил Горбачев. Поводом для поездки стало решение коммунистов Литвы выйти из Компартии Советского Союза, что могло стать началом распада КПСС, которая так или иначе оставалась основой управленческого аппарата в стране.

В тот же день в Вильнюсе проходит 250‑тысячный митинг с требованиями о выходе из СССР. Горбачев принимает решение «выйти в народ» и произнести публичную речь. Генсек пытался спорить со всеми и с каждым, однако его собеседники стояли на своем. Там же, в Вильнюсе, с трибуны он рассуждал о том, что, добиваясь независимости, граждане Литвы избирают тупиковый путь. «Никуда вы не денетесь, никуда не уйдете. Вы цивилизованный народ», – заявлял Горбачев, при этом понимая, что прибалтийские республики уже не удержать.

Михаил Горбачев в Вильнюсе. Литва, январь 1990 года

Действительно, в то время в Эстонии, Латвии и Литве трудно было найти среди местного населения хоть какую‑то серьезную силу, которая выступила бы против независимости или за членство в Советском Союзе. Подобное поведение противоречило мировосприятию данных наций. Они хотели независимости, они ее получили в 1918 году, они пожили независимыми, и усилий, которые приложил Советский Союз к тому, чтобы они об этом забыли, оказалось недостаточно – не забыли.

11 марта 1990 года Литва провозгласила независимость – своеобразный подарок Горбачеву ко дню рождения и к избранию его Президентом СССР.

Спустя всего три дня в ответ на несговорчивость и брошенный Вильнюсом вызов прекращены поставки нефти в республику: объявлена блокада Литвы. С экономической точки зрения блокада просуществовала недолго, учитывая, что в Литве было огромное количество предприятий союзного подчинения, которые тут же выбили себе квоты в Москве. По факту блокада не сыграла никакой роли, но с точки зрения пропаганды это была огромная ошибка Горбачева. Такое решение показало его истинное отношение к народам балтийских стран – словно к непокорным чужакам, потому как своих голодом не морят.

К началу 91‑го года Прибалтика уже и не оглядывалась на Москву, в отместку Центру принимала новые законы и пыталась вести собственную внешнюю политику, согласно которой все русские считались оккупантами.

Прибалтийские столицы раздирают митинги. На плакатах манифестантов среди прочего оскорбления в адрес военных и советского руководства. Стало небезопасно говорить по‑русски – могут избить. В Москве понимают, что вернуть Прибалтику в объятия Союза почти невозможно, однако почему‑то решают, что и бездействовать нельзя.

Когда в Москве приняли решение о том, что необходимо силовым методом вернуть балтийские страны в правовое поле Советского Союза, в первую очередь был выбран Вильнюс, исключительно из соображений знаковости. Литовцы были самыми ярыми противниками Союза, и начать решено было именно с них.

Вечером 12 января 1991 года в телефонном разговоре с лидером литовских коммунистов на платформе КПСС М. М. Бурокявичусом Горбачев неожиданно объявляет о своем решении ввести президентское правление в Литве и разрешает использовать военную силу для восстановления порядка в Вильнюсе. В то время Василий Савин командовал внутренними войсками Северо‑Запада страны и Прибалтики и постоянно находился в столице Литвы. Он признается: «До сих пор волнительно заявление Бурокявичуса, когда он после разговора с Михаилом Сергеевичем сказал, что дано «добро» взять телецентр и телебашню и завтра будет объявлен указ о введении президентского правления в Литве. Это слышали все присутствующие, но на второй день Президент Советского Союза практически отказался от этих слов».

В ночь на 13 января 1991 года начинается штурм вильнюсского телецентра. На подходе к зданиям скопилось огромное количество людей, которые уже несколько дней жили здесь в палатках. Происходящее не расценивалось как полномасштабный ввод войск: нужно было лишь захватить мосты, поставить везде блокпосты и провести проверку документов. Точечные объекты были захвачены с огромными «имиджевыми» потерями для тех, кто принимал в этом участие. Дальнейшего давления литовцы, очевидно, не выдержали бы, и на этом действия по захвату закончились.

Тогда погибли 11 защитников телецентра и один офицер КГБ, десятки человек получили серьезные ранения. Кровь, пролитая в Литве, всколыхнула соседние Латвию и Эстонию: в Риге и Таллинне стали строить баррикады.

Во время этих событий в Эстонию совершенно неожиданно приехал Президент РСФСР Борис Ельцин. В Таллинне он подписал договор о признании республиками друг друга, и данный документ окончательно предопределил выход прибалтийских республик из Советского Союза.

21 августа 1991 года Верховный Совет Латвии провозгласил независимость. Через две недели СССР эту независимость признал.

На латвийских улицах ликовала толпа, и казалось, все были равны на этом празднике жизни, ведь слово «свобода» одинаково сладко звучит и на латышском языке, и на русском. Тогда, в 91‑м, будущее Латвии казалось счастливым, а победа – общей. Но как только большинство населения проголосовало за независимость республики, выяснилось, что обновленной Латвии многие из ее жителей не нужны. Те, кто произносил слово «свобода» по‑русски, стали врагами и оккупантами, а оккупанты должны были отправиться домой.

Лидер Национального фронта Латвии Айварс Гарда заявляет: «Оккупанты – это те, кто прибыл в Латвию за время оккупации, и их потомки. Для нас они чужие, мы относимся к ним крайне отрицательно. Решение мы видим только в том, чтобы они уехали к себе домой, в Россию, Украину, откуда бы ни приехали. Все моральные и правовые возможности, которые есть у жителей республики, позволяют нам даже применять силу, но мы этого не хотим. Русские гнали татаро‑монголов, фашистов и наполеоновцев, их за это никто не осуждает. Также и у нас есть право, каждый народ может и должен жить без оккупантов».

Нина Викторовна Ножкина живет в Риге с 1945 года. Женщина прошла всю войну, 51 год отработала на рижском заводе. Когда в стране началась перестройка, Ножкина была активной сторонницей независимости Латвии, а сейчас считает себя обманутой и униженной. Она утверждает, что все русские в Латвии голосовали за то, чтобы республика была самостоятельной и демократической страной. В ответ на это россиян в одночасье лишили латвийского гражданства: они стали оккупантами и «неграми».

«Неграми» называют здесь тех, у кого в анкете указано «негражданин» страны – сокращенно «не гр.». На латвийское гражданство Нина Викторовна не имеет права, а боевые награды, полученные во время войны, – обстоятельство даже скорее отягчающее. Ветеранами войны в Латвии признаны только бойцы дивизии Ваффен СС. Теперь Нина Викторовна уехать не может, потому что некуда, а гражданство получить ей уже не по силам. Для этого необходимо знать латвийский язык, доказать свою лояльность государству и, помимо прочего, выложить немалые деньги. Однако как ветерану, которого, по сути, за такового и не считают, доказать, что он не оккупант, а наделенный правами житель страны?

Нина Викторовна боится думать о том, что ее ждет завтра. Возможно, если она заплатит за визит к врачу, то в следующем месяце у нее не будет денег для оплаты ее однокомнатной квартиры и женщину попросту выселят. Бесплатная медицина и денежная помощь ветеранам в Латвии, конечно, существуют, но только для тех, кто воевал против Советского Союза на стороне фашистской Германии. Другие ветераны в Латвии официально не признаются.

Непросто в сегодняшней Латвии не только пожилым негражданам, но и молодым. Дети и вовсе стесняются своих родителей и просят не говорить с ними на русском языке, а лучше вообще ничего не говорить в присутствии других людей, потому как первое поколение иммигрантов по‑латышски либо не говорит вообще, либо делает это из рук вон плохо. Ребята, обучающиеся в латышских школах, реализовывающих образовательные программы преимущественно на латышском языке, часто испытывают определенное психологическое давление со стороны своих латышских сверстников.

С 2004 года в Латвии запрещено преподавать обязательные предметы в русских школах на русском языке, а количество таких школ неумолимо сокращается. Только осенью 2009 года рижская Дума закрыла в городе еще 11 русских учебных заведений.

Тем временем 3 марта 2004 года, генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер направил семи новым странам – Латвии, Литве, Эстонии, Болгарии, Румынии, Словакии и Словении – официальные приглашения войти в Североатлантический альянс. Вступление этих государств в НАТО оказалось самым значительным за всю полувековую историю расширением данной организации.

В 1990 году, когда США, Германия и Советский Союз обсуждали вопрос объединения Германии, НАТО торжественно обещало: ни шагу на восток. Это было условием согласия Москвы на воссоединение двух Германий. О том, что обещание НАТО надо закрепить на бумаге, попросту забыли, за что Россия позже будет жестоко наказана.

В 2004 году натовские летчики в Прибалтике уже обживают казармы, построенные еще советским стройбатом. Руководители НАТО заявляют, что расширение на восток – лишь реорганизация блока, ведь Россия давно вычеркнута из списка врагов.

Советник Генерального секретаря НАТО Крис Доннелли заявляет, что потенциальным врагом для стран НАТО Россия перестала быть еще после событий 1991 года. Уже в начале девяностых Россию больше не считали агрессором и противником. С тех пор Российская Федерация рассматривалась исключительно в качестве партнера, и сегодня для НАТО угроза третьей мировой войны из‑за российских действий просто невероятна и даже не рассматривается.

Однако на деле оказалось, что Россия до сих пор вызывает страх и трепет у всех прибалтийских стран. Республики болезненно реагируют на любые и осознанные, и непреднамеренные действия со стороны Российской Федерации. Если пролетел российский самолет, то это однозначно бомбардировщик, который должен стереть с лица земли Ригу или Вильнюс. Если проплыл военный катер, то это точно подготовка к вторжению со стороны моря.

Какое‑то время назад министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд заявила, что ее страна готовится возвести на границе с Россией стену высотой 2,5 метра и протяженностью 106 километров. Верхняя кромка заграждения будет усилена колючей проволокой, а на постройку всего сооружения планируется выделить 71 миллион евро.

Пример оказался заразительным: за осмотрительной соседкой последовала и Латвия. Министр внутренних дел республики Рихард Козловскис согласился, что стена на границе с Россией просто необходима, чтобы исключить нелегальную миграцию. Правда, бюджет будет намного скромнее – всего лишь 17,5 миллиона евро.

Похоже, ненависть к России стала у прибалтийских государств чем‑то вроде модной тенденции. На самом деле очевидно, что в странах Прибалтики нет средств на постройку стены, поэтому таким способом они пытаются попросить на это денег. Некоторые эксперты иронизируют, что прибалтийские страны с радостью взялись за идею отгородиться от России стеной, но в то же время активно рекламируют свои курорты и ждут русских туристов. Правда, с каждым годом их становится все меньше даже в таком некогда популярном месте, как Юрмала.

Сначала латвийцы не давали русским артистам визы, потом поддерживали антироссийские санкции и кричали об агрессии на востоке Украины, а теперь удивляются, почему же странные русские не приехали на их побережье тратить деньги и поднимать прибалтийскую экономику. Такая тенденция коснулась не только Латвии, но и двух ее балтийских соседок – Эстонии и Литвы.

Регионы Прибалтики

До сих пор в Прибалтике бытует мнение о современной России как о некой реинкарнации Советского Союза, уменьшившейся в территориях, но жаждущей реванша. Соответственно увеличивается число европейцев, которые представляют себе Россию именно в таком свете, и подобными мифами с успехом манипулируют политики. Небылицы о России будто бы подтверждаются высосанными из пальца фактами.

Некоторое время назад британские СМИ опубликовали противоречивые кадры, на которых неопознанный летающий объект взрывается в небе над Ираном. Покажется невероятным, но любители теорий заговоров сразу же заявили, что уничтоженный объект был внеземного происхождения, а сбили его по приказу русских спецслужб. Звучит абсурдно и даже смешно, однако и в подобный бред многие жители Европы и Америки с охотой верят, особенно если он каким‑либо образом очерняет нашу страну. Обвинять Россию во всех бедах – это настоящий тренд, и страны Прибалтики с удовольствием его поддерживают.

Эксперты отмечают, что хуже всего к россиянам относятся в Эстонии. По данным последних опросов, 60 % населения республики не любят наших соотечественников. Кроме того, русский язык в Эстонии находится под строжайшим запретом, что пропагандируется как СМИ, так и негласными правилами поведения и общения. При этом значительная часть населения прекрасно понимает по‑русски и умеет на нем изъясняться, хотя делать это явно никто не желает.

Русский мешает не только эстонцам, их соседи из Латвии тоже активно пропагандируют свой государственный язык. Так, Центр государственного языка пожаловался на фонд по борьбе с коррупцией. Оказалось, его работники развесили свои плакаты в латышских больницах на двух языках, в чем местные лингвисты увидели нарушение прав коренных граждан. К слову, русские латвийцы у себя же в стране считаются людьми второго сорта: у них нет нормальных паспортов, они не могут голосовать, работать адвокатами, фармацевтами, не имеют права быть чиновниками и служить в полиции или в армии. Очевидно, что власти делают все, чтобы русские были лишь обслуживающим персоналом, и это происходит в современной толерантной и демократичной Европе.

Латвия, как и другие прибалтийские государства, помешана на своем историческом комплексе неполноценности и русофобии. Страны Балтии настолько обижены на Россию, что такая мелочная месть, которой они пытаются хоть как‑то уязвить россиян, фактически стала для них смыслом жизни.

Печально, что ненависть прибалтов к России не обошла стороной такие сакральные сферы жизни, как творчество и искусство. В течение долгих лет всемирно известный музыкальный фестиваль «Новая волна» собирал в Юрмале гостей со всей Европы. Начало октября традиционно становилось в крупнейшем курорте Латвии самой шумной и самой прекрасной порой года, однако фестиваль, а по совместительству и престижный смотр талантов переехал в Сочи в 2015 году. Причина смены места – международный скандал, виновником которого считается министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич. Балтийский чиновник запретил пускать в страну нескольких известных российских исполнителей и даже пригрозил, что черный список нежелательных персон может увеличиться. По мнению экспертов, так Латвия старалась доказать Вашингтону и Брюсселю свою любовь и преданность.

Скандал имел широкий общественный резонанс, ведь искусство должно оставаться вне политики. В результате «Новая волна» теперь проходит в Сочи на новой роскошной площадке, специально возведенной на берегу моря.

Международный праздник музыки, проводимый теперь в Сочи, все равно не давал покоя Латвии. Президент Раймондс Вейонис и министр иностранных дел Эдгар Ринкевич, которые практически выгнали российский конкурс из своей страны и одними из первых поддержали антироссийские санкции, теперь искренне недоумевают: куда же подевались русские туристы?

После закрытия «Новой волны» в Юрмале отток отдыхающих с латвийского побережья больно ударил по бюджету республики. Пустынные улицы, закрытые рестораны, возле которых еще недавно образовывались очереди в ожидании столика, незаселенные гостиницы и отели – туристический бизнес в Латвии трещит по швам.

Вслед за «Новой волной» из Юрмалы эмигрировали сразу несколько российских летних фестивалей: «Голосящий КиВиН» и «Неделя высокого юмора» от Comedy Club. По оценкам экономистов, всего лишь за месяц данные мероприятия приносили в казну города 17 миллионов евро. В целом, по подсчетам экспертов, за 2015 год отток русских лишил латвийский бюджет 50 миллионов евро, что для этого государства являлось огромной суммой. В стране разрослась безработица, практически все трудоспособное население бежит в более благополучные страны ЕС.

По распространенному мнению, усиление безработицы и падение общего уровня жизни является прямым результатом действий нынешних властей прибалтийских стран. Однако в Риге, Таллинне и Вильнюсе упорно продолжают обвинять во всех бедах Россию: плохие русские почему‑то не желают больше работать с транспортными компаниями из Литвы, а также не хотят покупать литовское молоко и отказываются от туристических туров в Эстонию.

На данный момент страны Балтии являются одними из самых бедных и неразвитых регионов в Европейском союзе. Треть населения Литвы, Латвии и Эстонии уже уехала из своих стран на заработки либо в Скандинавию, либо в Германию, либо куда‑то еще. Ко всему прочему, прибалты решили искать новых туристов среди соседей, однако немцы, шведы и датчане едут в холодную Прибалтику неохотно, поскольку предпочитают жаркие курорты Средиземноморья. Те туристы, что все‑таки приезжают в балтийские страны, все равно не компенсируют в полном объеме отсутствие россиян ни по количеству, ни по тратам: в среднем европейский отпускник на 40 % экономнее русского.

Во времена СССР для гражданина любой республики отпуск в Прибалтике считался престижным и статусным, при этом было не нужно покидать пределы родной страны. Латвия именовалась жемчужиной СССР, ее даже называли Северным Парижем. Три прибалтийские страны являлись настоящей витриной СССР для Запада, и неудивительно, что заработные платы всех прибалтов, начиная от простых рабочих и колхозников, были в три раза выше, чем в остальных республиках, а цены за ЖКХ, напротив, меньше.

При этом латышам, например, советское руководство позволяло то, чего обычному советскому человеку из других республик и не снилось. К примеру, в 1979 году здесь вполне легально процветало самое настоящее панк‑движение. Ограничений у прибалтов всегда было на порядок меньше, чем у жителей других республик: нужно было показать европейским соседям, что в СССР свободы столько же, сколько и на Западе.

Однако теперь независимые балтийские государства переживают тотальный упадок во всех сферах развития. За последние два десятилетия численность населения Прибалтики сократилась на 20 % – беспрецедентная демографическая катастрофа. Более того, по прогнозам западных экспертов, через 40 лет Эстония, Латвия и Литва рискуют войти в историю как государства‑призраки, у которых территория будет, а населения – уже нет. Кто‑то умрет, а остальные разъедутся по другим странам и континентам в поисках лучшей доли.

Теперь Латвия, а точнее, ее умирающая столица Рига, горячо любимая россиянами в советские времена, Северный Париж больше не напоминает. Даже в центре города всюду чернеют полуразрушенные здания, вокруг которых одни пустыри и брошенные промышленные зоны. Ничего не осталось от ВЭФ – когда‑то главного электротехнического предприятия СССР, на котором делали лучшее электронное оборудование. Теперь на его территории работает горстка мелких коммерческих компаний, простаивающих по большей части без дела и прибыли. Закрыт и Рижский вагоностроительный завод, открывшийся еще в XIX столетии и когда‑то выпускавший первый и единственный в СССР скоростной поезд Р‑200 и знаменитые автомобили «Руссо‑балт».

На данный момент в Прибалтике фактически заканчивается процесс деиндустриализации, то есть сейчас в странах в основном развивается сельское хозяйство. Балтийские государства давно перестали быть крупными индустриальными центрами, которыми они являлись в рамках Советского Союза.

Например, в советские времена здесь процветали знаменитая компания «Дзинтарс», где делали косметику для всех красавиц Союза, и рижский завод грампластинок «Мелодия», в цехах которого наштамповали сотни миллионов виниловых дисков и кассет. Кто бы тогда поверил, что в XXI веке литовцам, эстонцам и латышам, чтобы прокормиться, придется буквально бежать из страны сломя голову.

Как только Прибалтика вступила в Евросоюз, молодежь начала массовую эмиграцию в Западную Европу в поисках работы. Однако гордым выходцам Эстонии, Литвы и Латвии достаются отнюдь не престижные должности: в Европе их открыто называют мусорщиками и чистильщиками унитазов.

В сегодняшнем мире трудовые ресурсы по значимости вырываются вперед и у прибалтов возникла очень большая проблема в отсутствии человеческого капитала у себя на родине. В Литве и Латвии пытаются даже запустить программу по возвращению молодежи в родные страны, потому что в балтийских государствах наблюдается серьезный дефицит высококвалифицированных кадров.

При европейских ценах в местных магазинах пенсии в Прибалтике составляют чуть более 100 евро. Именно поэтому многие города в Литве, Латвии и Эстонии сегодня похожи на призраки: на улицах можно встретить лишь детей и стариков, остальные давно уехали. Только Литву за последнее время в среднем покинуло почти пять с половиной тысяч человек, а за все время независимости из Прибалтики сбежали два миллиона граждан. Если так пойдет и дальше, то уже через несколько лет в бывших советских республиках попросту не останется трудоспособного населения.

Советская застройка в Вильнюсе

Пустые улицы, закрытые производства и разоренные за ненадобностью колхозы‑миллионеры – вот что за четверть века сделал с Прибалтикой Евросоюз. Взамен Брюссель обещал хорошие дороги. Стоит признать, они в Прибалтике и вправду ничего, только есть нюанс – по этим дорогам уже некому ездить.

Прибалтика пришла в Европу, потому что там ей пообещали серьезные инвестиции в балтийскую промышленность и инфраструктуру, а на самом деле разрушили экономику. Серьезные экономические предприятия, которые вырабатывали реальный ВВП государства, были уничтожены. Заводы и фабрики, построенные еще во времена Советского Союза, которые тогда процветали и не знали бед, оказались заброшены и обтянуты колючей проволокой.

Так уж повелось, что сегодня на Западе принято считать СССР тюрьмой народов. Однако возникает справедливый вопрос: так ли это на самом деле? Если оценивать роль Советского Союза не сегодняшними антипатиями, а историческими фактами, то получается совсем иная картина.

На уроках истории XX века школьники повсеместно и в обязательном порядке проходят Первую и Вторую мировые войны. Разумеется, в различных странах дается разная оценка произошедшему, однако то, что происходит в Прибалтике, не поддается никакому пониманию.

На вопросы о том, что могло бы случиться, если бы балтийские страны были оккупированы фашистской Германией, литовские, латышские и эстонские школьники в большинстве своем дают совершенно шокирующие ответы: экономика бы развивалась стремительнее, было бы лучше жить. Вот так дети тех, кто когда‑то родился в Советском Союзе, судят сегодня о Великой Отечественной войне.

Впрочем, сам термин «Великая Отечественная» в Прибалтике больше не существует: почти во всех учебниках за пределами России применимо лишь одно название – Вторая мировая война. На первый взгляд разница небольшая, однако по сути своей принципиальная.

Итак, если судить по учебникам некоторых бывших республик Страны Советов, настоящими героями той войны являются как раз те, кто воевал против Красной армии.

В Риге в 1942 году под эсэсовскими знаменами стоят латышские парни, присягающие на верность Гитлеру. Символом свободы Латвии здесь почему‑то считается фашистская свастика, а этих солдат теперь считают борцами за независимость. Текст присяги, которую произносят молодые латышские эсэсовцы, заканчивается словами: «Я присягаю перед Богом этой святой клятвой, что в борьбе против большевизма буду беспрекословно подчиняться Высшему руководителю немецких войск, Адольфу Гитлеру, и хочу как отважный солдат посвятить свою жизнь выполнению этой клятвы».

Получается, что сегодня главным символом независимости Прибалтики является верность Гитлеру, а о его личности здесь рассуждают совершенно спокойно.

Современные учебники по истории полностью подтверждают эту информацию. В латвийском учебнике для основной школы «Новейшая история» пишут: «Когда германская армия вошла в Ригу, в ее ряды захотели вступить добровольцы‑латыши, желавшие участвовать в борьбе против большевиков. Были созданы латышские полицейские подразделения, которые первоначально предназначались для поддержания порядка. 6 октября 1941 года Гиммлер издал приказ о реорганизации и расширении добровольных полицейских подразделений».

К сожалению, это практически все, что сегодня положено и позволено знать молодым жителям Прибалтики о том, кто и как завоевывал независимость их страны. Чем проявили себя те, кто присягал на верность Гитлеру во имя независимости, – ни слова. В XX веке фашизмом в Европе переболели многие, но только в странах Балтии те, кто присягал Гитлеру, считаются объектами национальной гордости.

Складывается ощущение, что Прибалтика сегодня живет в чудовищном зазеркалье истории и никто из нынешних жителей не задумывается, не слишком ли дорога была для их предков цена создания национальных мифов обретения независимости.

В современных балтийских музеях новых граждан теперь пугают тем, чем еще недавно весьма благополучная советская республика гордилась. Здесь все как прежде, только совсем наоборот: стоит лишь поменять таблички про русских захватчиков на немецких. Быть может, поэтому новая история, написанная старыми символами, имеет такой отчетливый запах прошлого.

Зацикленная на собственной истории, школьная программа стран Балтии не позволяет узнать новым гражданам, что власть Гитлера, на помощь которого так надеялись в Латвии, Литве и Эстонии, еще до войны ставила жирный крест не только на евреях и цыганах, но и на всей русской нации.

Как видно из прошлых примеров, дети Прибалтики совершенно спокойно фантазируют на тему будущего своей страны после победы Гитлера. По их наивному мнению, проиграй Советский Союз в той войне – и они бы жили не хуже, чем в Дании или Нидерландах.

Впрочем, истоки такой убежденности кроются в современных балтийских учебниках истории, которые, не стесняясь, прямо цитируют речь Гиммлера от 16 сентября 1942 года. В своем выступлении на страницах учебника по истории вдохновитель уничтожения целых рас и народов обещает «германизировать» страны Балтии, но через 20 лет, по его словам, один человек германского происхождения уже сможет управлять сотнями тысяч людей подчиненных провинций. Ужасные на деле события представляются как красивая перспектива для германизированной Прибалтики.

К тому же что значит для нынешнего юного жителя Прибалтики термин «германизация»? Сегодня, когда под боком сытая, благополучная демократическая Германия, в этом слове нет ничего страшного.

Однако стоит заметить, что сталинский режим действительно вместе с освобождением от фашизма принес на землю Прибалтики и немало бедствий. Этот факт уже давно никто в России не оспаривает, как и то, что прибалтийцам особенно не за что любить нашу страну как правопреемницу СССР. Впрочем, есть немало доказательств того, что именно советская власть позволила народам Балтии сохранить язык, культуру и территориальную целостность, а затем получить долгожданную независимость. И все же, став составной частью Советского Союза, Прибалтика разделила с ним всю тяжесть сталинских репрессий.

С приходом советской власти в Прибалтике начались массовые аресты и высылки: искали шпионов и неблагонадежных, враждебными элементами называли тысячи и тысячи людей. К сожалению, Прибалтика оказалась такой же жертвой тоталитарного режима, как и все остальные республики бывшего Союза.

Сценарий сталинских репрессий в Прибалтике ничем не отличался от того, что происходило в самой России. Арестам и пыткам подверглись люди вне зависимости от национальности и происхождения. Свидетелей тех событий сегодня почти не осталось.

Тоталитарный сталинский режим для России – такая же трагедия, как и для Прибалтики. Никто не собирается оправдывать террор, насилие и нарушения прав человека в Советском Союзе. Сегодня каждый российский школьник хорошо знает не только о репрессиях в Воронеже или на Ставрополье, но и в Латвии, Эстонии и Литве.

К слову, в вопросе об оккупации Советским Союзом стран Балтии есть один очень важный нюанс. Новое поколение вряд ли знает о том, что еще за год до прихода Советского Союза, весной 1939 года, Германия захватывает литовский портовый город Мемель, ныне Клайпеда. Таким образом, оккупация прибалтийских республик фашистской Германией была делом практически решенным и могла бы произойти в ближайшие недели.

О том, что политическая и военная верхушка стран Балтии перед угрозой фашистской оккупации готова была на присоединение к Советскому Союзу, а для многих граждан Литвы этот выбор был абсолютно добровольным, косвенно упоминается даже в литовских учебниках.

Судя по архивным документам, Западная Европа также была хорошо осведомлена о том, что прибалтийские государства готовы войти в состав Советского Союза. Воспринимался такой расклад как единственно возможный, ведь к 1941 году перед Европой очень жестко встал вопрос: быть или не быть?

Если бы Прибалтика к июню 1941‑го оказалась под пятой Гитлера, весь ход не только Великой Отечественной, но и Второй мировой войны мог пойти по еще более драматичному сценарию. В случае оккупации Литвы, Латвии и Эстонии колоссальная мощь немецкой военной машины обрушилась бы непосредственно на главные центры Советского Союза. Разведка не переставала докладывать о скоплении отборных частей вермахта.

Наверное, в той ситуации Советский Союз мог ввести войска в Прибалтику, ни у кого не спрашивая разрешения. Этот шаг назывался бы оккупацией, но в то жестокое время, когда границы в Европе перекраивались каждый месяц, вряд ли бы это кого‑либо шокировало. Но осенью 1939 года в условиях тяжелейшего политического цейтнота Советский Союз все‑таки идет на то, чтобы соблюсти хотя бы видимость законности. Вместо прямой оккупации Москва заключает договоры о военном сотрудничестве со странами Балтии и только после этого размещает свои войска численностью в 70 тысяч человек, и то сроком всего на два года.

Вряд ли после этих строк в Прибалтике кто‑то решится упрекнуть Россию в попытке сгладить острые углы своей истории, но новые граждане независимой Балтии, похоже, могут надолго оказаться в плену исторических иллюзий.

К слову, о самом термине «оккупация». Вопрос о том, как называть присоединение Прибалтики – добровольным вхождением или оккупацией, – в России уже давно не стоит.

Конечно, страны Балтии имеют законное право относиться к советскому периоду существования так, как считают нужным, но вопрос о том, правильно ли это делать, замалчивая одни факты истории и искажая другие, остается открытым.

Так или иначе, традиция ненавидеть и бояться русских на Западе появилась так давно и настолько прижилась, что избавиться от нее представляется практически невозможным. Сейчас все чаще в Прибалтике звучат разговоры о том, что Россия является прямой угрозой не только для балтийских стран, но и для всей Европы, в связи с чем разгорается множество скандалов.

Традиционно в конце июля в честь Дня Военно‑морского флота в России устраиваются масштабные празднования. Торжества и смотры чаще всего могут наблюдать жители Приморья, Севастополя, Санкт‑Петербурга и Калининградской области. Не так давно в Балтийском море прошли крупные учения авиации ВМФ, однако праздник понравился не всем. Удивительно, но первыми отреагировали украинцы: издание «Евромайдан‑пресс» опубликовало новость о том, что Россия собирается намеренно сбросить свой самолет на балтийские страны, тем самым провоцируя кризис и разжигая войну. Эстония, Латвия и Литва с традиционным опозданием начали возмущаться, по обыкновению обвиняя Россию в нависшей над Прибалтикой «угрозе». Кажется, что балтийские государства спят и видят, как в Кремле вынашивают план по захвату их маленьких прибрежных стран, и любой военный смотр воспринимается ими как начало крупномасштабного вторжения.

На самом деле Прибалтику открыто называют «недогосударством» с несостоявшимся политическим режимом. Три страны‑соседки пытаются культивировать чувство вины, рассчитывая на то, что, свалив вину за свои ошибки, смогут продержаться у власти как можно дольше. Кроме того, Прибалтика все еще надеется, что если что‑то случится в Российском государстве и к власти придет какой‑нибудь недальновидный политик, то они смогут выторговать у него контрибуцию за 40 лет так называемой оккупации.

К слову, почему‑то никто в Европе не вспоминает про систему двойных стандартов, ведь не так давно на Балтике прошли беспрецедентные военно‑морские учения НАТО. В них приняло участие 17 стран, 5,5 тысячи солдат, 47 кораблей, подводная лодка, десятки самолетов и вертолетов. Основные действия смотра разворачивались в 100 километрах от российской границы, и никто не спрашивал у Москвы, можно ли рядом с Калининградом высаживать десант, пускай и учебный. Получается, что Североатлантическому альянсу можно свободно играть мускулами, а России даже отметить День ВМФ в Санкт‑Петербурге нельзя. Правда, махать кулаками у европейцев тоже получается не всегда: масштабные натовские учения в итоге закончились конфузом. Во время очередной высадки десанта польский бронетранспортер «Амфибия» затонул в 150 метрах от берега. Находившиеся внутри солдаты смогли вовремя вылезти из машины, а сам БТР пришлось доставать уже с помощью спецтехники после окончания смотров.

Военно‑морские учения НАТО в Балтийском море

Однако с пропагандистской точки зрения любая армия мира хочет казаться сильной. У армии НАТО есть понятные для всех проблемы, которые стали лишь серьезнее в последние 20 лет из‑за отсутствия у организации очевидного врага. После 1991 года, после распада Советского Союза количество американских войск в Европе сильно сократилось, и наращивать его лихорадочно сейчас попросту невозможно из‑за нехватки стратегического ресурса.

Учения НАТО в Прибалтике проводятся несколько раз в год и каждый раз становятся только масштабнее. По мнению экспертов, в этом нет ничего удивительного, ведь именно страны Балтийского региона постоянно заявляют об угрозе со стороны Кремля. Например, в Старом Свете никого уже не удивляет Финляндия, которая постоянно заявляет о нарушении воздушных границ российскими самолетами. Паника на правительственном уровне в Хельсинки поднимается, даже если наш патрульный истребитель пролетит у границ Финляндии. Очередной приступ негодования вызвал даже не бомбардировщик и не истребитель, а всего лишь российский транспортный самолет Ил‑76, который меньше минуты летел над страной Суоми.

Так или иначе, милитаризация Прибалтики идет стремительным ходом: вслед за батальонами НАТО планируют разместить ракетно‑зенитные комплексы «Patriot». Власти Литвы, Латвии и Эстонии поддерживают расширение военной инфраструктуры НАТО, будто злорадствуя над Россией. Однако прибалты совершенно игнорируют тот факт, что своей недальновидной политикой они последовательно готовят свою родину на роль объекта первого удара в случае военного конфликта НАТО с Российской Федерацией.

В течение последних нескольких лет западные партнеры Прибалтики действуют по одной и той же схеме. Сначала звучат истеричные крики первых лиц Литвы, Латвии и Эстонии о том, что жителям подвластных им территорий будто бы очень страшно, что кровожадная Россия собирается обрушить на них свои войска, снова оккупировать территорию и сделать рабами скрыто процветающего российского социализма. В ответ на громкие заявления союзники усиливают военные базы НАТО в Прибалтике, заверяя при этом Россию, что их присутствие имеет исключительно оборонительный характер и не представляет реальной военной угрозы России. Истерики прибалтийских политиков, получивших военную помощь и укрепивших обороноспособность своих стран, повторяются, и союзники по Альянсу снова размещают войска и боевые установки на балтийских территориях.

Однако истерической паранойе подвержены главы не только больших прибалтийских республик. Так, недавно Генеральный секретарь НАТО Йен Столтенберг на совместной конференции с президентом Еврокомиссии Жаном Клодом Юнкером заявил о возрастающей боевой мощи России, которая заставляет членов Альянса усиливать свои позиции во избежание кризиса. Столтенберг отметил: «Мы видим, что Россия все больше инвестирует в свой оборонный комплекс в целом и в ядерный потенциал в частности. Они все чаще проводят военные учения, они разрабатывают свой ядерный военный потенциал. Они также все чаще прибегают к ядерной риторике в вопросах об оборонной политике. И это демонстративное бряцанье России ядерным оружием является крайне необоснованным аргументом, вызывающим опасение».

Прибалтийские страны с удовольствием поддерживают все негативные начинания Европы и США в отношении России. Латвия, Литва и Эстония, кажется, радовались больше всех, когда голосовали за принятие западных санкций. Правда, выяснилось, что и пострадали они от контрмер Москвы также практически первые. Многомиллионные контракты на поставку молочной, мясоперерабатывающей продукции были отменены, знаменитые шпроты тоже оказались никому не нужны. Теперь жители этого региона в истерике утверждают, что россияне обязаны покупать у них шпроты, так как в обратном случае это будет расценено как нарушение норм ВТО.

До сих пор принято считать, что Латвия, Литва и Эстония – это некие потерянные представители западноевропейской цивилизации, которые по историческому недоразумению оказались в руках Российской империи, а затем и в составе Советского Союза. Прибалтика – тысячелетняя цивилизация, овеянная духом просвещения и демократии, в течение долгих лет будто бы была закована в цепи социалистической тюрьмы СССР, однако, выйдя из‑под «гнета» советских реалий, оказалась не чем иным, как горсткой бедных стран, не понимающих, что им делать дальше.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (13.04.2018)
Просмотров: 20 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%