Суббота, 23.06.2018, 07:19
Приветствую Вас Гость | RSS



Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Ужасно
2. Отлично
3. Хорошо
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 37
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА » Познавательная электронная библиотека

Казаки в боях за Москву

Конники генерала Л. Доватора в 1941-1942 гг. сыграли важнейшую роль в оборонительных и наступательных операциях первого периода войны. До появления в Красной армии крупных самостоятельных механизированных соединений и объединений кавалерия была един­ственным маневренным средством оперативного уровня. Используя свою подвижность и маневренность на поле боя, кавалерийские соеди­нения наносили удары по флангам и разрывам в обороне противника, проникали в его оперативную глубину, действовали на коммуника­циях, нарушали работу штабов и органов тыла, отвлекали с фронта значительные силы противника, предназначенные для наступления в стратегически важных операциях.

В обороне кавалери­сты прикрывали стыки фронтов и армий, бы­стрыми переходами пере­брасывались на опасные участки обороны, под­держивали пехоту. Очень часто кавалерийские ча­сти самостоятельно, без поддержки артиллерии и авиации, наносили кон­трудары по наступающим частям врага. Примером служит удар 2-го гвардейского кавалерийского корпуса под Солнеч­ногорском, который на два с половиной дня задержал наступление немецких войск на Москву.

В битве под Москвой 2-й кавкорпус сорвал наступление крупной группировки противника от Солнечногорска на столицу. Затем, по­полненный свежими силами, кавкорпус переподчиняется 5-й армии генерал-лейтенанта артиллерии Л.А. Говорова и 13 декабря вводится в прорыв юго-западнее Звенигорода, в районе Колюбакино, для пресле­дования отступавшего противника. Корпус, двигаясь по бездорожью, обгоняя вражеские колонны, захватывал в глубине немецкой обороны важные рубежи, препятствовал отводу вражеских войск и совместно с другими советскими частями уничтожал противника.

Глубокий снег, лютые морозы выматывали и людей, и особенно коней. Всадники часто спешивались, растирали соломой лошадей, выбивали из-под копыт натрамбованный снег. Костры разводить запре­щалось, на марше согревались пробежкой рядом с конем, на привале становились между боками двух лошадей, набрасывали сверху попону, под ноги ветки, так и согревались.

14 декабря разгорелся жаркий бой за село Горбово (ныне Новогор- бово) с применением танков, артиллерии и авиации с обеих сторон.

Ворваться в Горбово помог комендантский эскадрон, в котором служили добровольцами многие артисты Московского цирка и дра­матических театров. Старший лейтенант Туганов (бывший цирковой наездник), заметив удобное место для конной атаки, решил рискнуть. За поднявшейся поземкой немцы не сразу заметили мчавшийся на них эскадрон. Как только первые пули засвистели над головами всадников, они «свалились» под брюхо лошадей. Фашисты от неожиданности прекратили огонь, пропустили «табун» в свое расположение, и тут же на них посыпались гранаты, застрочили автоматы, а подоспевшая помощь довершила разгром противника.

В тот же день части корпуса в конном строю атаковали на шоссе Руза — Истра колонну вражеской техники. Эскадроны в бой вел лично гвардии генерал-майор Л.М. Доватор. Успех был полный: фашисты бежали, бросив свои машины на 5-километровом пространстве. Выполняя приказ командующего войсками Западного фронта, кор­пус вышел к деревне Палашкино, где завязался ожесточенный бой. Л.М. Доватор, поднимая бойцов в атаку, был сражен пулеметной оче­редью. С ним погибли командир дивизии полковник Тавлиев и еще около 20 человек. Так закончился жизненный и боевой путь отважного кавалериста.

На карте Московской области, выпущенной Главным управлением геодезии и картографии, особыми знаками отмечены места крово­пролитных боев на подступах к столице. Есть такой знак и у деревни Палашкино Рузского района, где 19 декабря 1941 г. погиб кавалерист генерал-майор Лев Михайлович Доватор, получивший звание Героя Советского Союза посмертно1.

Начавшееся 5 декабря 1941 г. контрнаступление советских войск под Москвой спасло столицу от серьезных разрушений, так как фашисты перебрасывали ближе к Москве батареи тяжелых дальнобойных орудий калибра 150-194 мм с дальностью стрельбы от 11 300 до 20 800 м. Срыву этих планов не в малой степени способствовали кубанские и донские казаки, воевавшие в составе кавалерийских дивизий.

После гибели Л.М. Доватора в командование 2-м кавалерийским корпусом вступил генерал-майор И.А. Плиев, который в ходе войны показал себя настоящим героем, мастером ошеломляющих врага рей­дов. Он всюду поражал своим мастерством и смелостью маневра, умело и твердо управляя механизированными и кавалерийскими войсками. И все-таки главное в полководческом искусстве И.А. Плиева не личная храбрость, не умение управлять войсками, а то, что он один из первых в свое время понял возможности конно-механизированной группы. Конница, соединенная с танками, приобрела исключительно большую роль в наступательных операциях, требовавших высокой мобильности и динамичности. И эти возможности Плиевым были использованы с потрясающим эффектом.

Во время советско-японской войны Плиев командовал конно-ме­ханизированной группой в Хингано-Мукденской операции 1945 г. и за успехи в разгроме Квантунской армии награжден второй медалью

URL: http://history.milportal.ru/tag/l-m-dovator

«Золотая Звезда». Вот один из боевых эпизодов в изложении самого И.А. Плиева:

«С передовым отрядом он совершил трудный ночной переход и утром вступил в предместье крепости Жэхэ, где находился много­численный вражеский гарнизон. Но это не смутило командующего. Приказав своим бойцам изготовиться к атаке, он смело въехал в ворота крепости и потребовал к себе начальника гарнизона. Уверенный, спо­койный тон советского генерала ошеломил вышедшего ему навстречу командира пехотной дивизии японцев.

Перед вами представитель советского командования. Предла­гаю принять условия безоговорочной капитуляции. Сопротивление бесполезно. Город окружен войсками маршала Советского Союза Малиновского... Если вы не согласитесь на немедленную капитуля­цию, предупредил я, — через два часа вступит мой приказ и войска начнут штурм города. Тогда уже никто не сможет поручиться за вашу жизнь и жизнь ваших подчиненных...

Японец заявил:

Хорошо, обстоятельства вынуждают меня покориться. Но я могу сложить оружие при непременном соблюдении двух моментов. Во-первых, условия капитуляции должны быть почетными, а офице­рам сохранены мечи и привилегии. Во-вторых, переговоры с вашей стороны может вести только военачальник, равный или выше меня по званию и должности.

Что касается первого требования, то соблюдения его гаранти­ровать не могу. Единственное, что обещаю сохранить всем жизнь. Относительно второго условия можете не беспокоиться — перед вами генерал-полковник Советской армии Плиев.

Надо было видеть, как генштабист вдруг весь подтянулся...

Мы вас знаем, ваше превосходительство, прошелестел он и, сложив ладони у груди, зашипел. По этике японской аристократии такое шипение означало, как мне пояснили, подобострастие и готов­ность к услугам.

Тем лучше, я с трудом сдержался, чтобы не улыбнуться.

Через два часа вы подготовите войска гарнизона к сдаче в плен, а ваши парламентарии прибудут к монастырю.

Хорошо, ваше превосходительство.

И полковник снова зашипел, отдав приказ о капитуляции гарни­зона».

Героический рейд был успешно завершен с крупными оператив­ными результатами[1].

 

[1] Плиев И.А. Дорогами войны. Орджоникидзе: Ир, 1973.

Категория: Познавательная электронная библиотека | Добавил: medline-rus (17.05.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%