Пятница, 20.04.2018, 15:53
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » СТУДЕНТАМ-ЮРИСТАМ » Материалы из учебной литературы

Причины преступности

Когда ознакомишься с картиной преступности в стране и различными ее проявлениями, естественно возникает мысль о том, чем же вызвано это негативное социальное явление, почему оно оказывается неистребимым, отчего растет преступность в современном обществе.

Эти вопросы интересовали людей уже давно. И ответы на них были разные. Я уже упоминал о Чезаре Ломброзо, который считал преступность прирожденным, наследственным явлением. Его соображения не подтвердились. И надо сказать, что еще в древние времена многие мыслители искали причины в другой сфере: в самом устройстве человеческого общества, в его особенностях и пороках.

Известный английский философ XVI века Томас Мор в своем труде «Утопия» отмечал, что преступность связана с нищетой населения и паразитизмом дворянства. Итальянец Томазо Кампанелла (XVII век) в «Городе солнца» объяснял это явление социальной обездоленностью. Социалисты- утописты XVIII-XIX веков Сен-Симон, Фурье, Оуэн прямо связывали преступность с частной собственностью на орудия и средства производства. Этот тезис был воспринят и марксистским учением.

Социальные объяснения преступности давались и российскими юристами. Профессор М. Духовской в 1872 году, читая лекцию в Ярославле, заявил: «Дурное политическое устройство страны, дурное экономическое устройство общества, дурное воспитание и целая масса других условий - вот те причины, благодаря которым совершается большинство преступлений». Об этом писали и другие юристы, социологи и экономисты.

Теперь, в конце XX века, мы более ясно представляем себе связь между разными общественными явлениями, понимаем, что она очень сложна, запутанна и переменчива. К тому же в социальной сфере причинные связи всегда проходят через человеческое сознание, что еще больше усложняет, а подчас и искажает их. Все это делает объяснение преступности непростой задачей. После того, что мы узнали о криминологии достаточно многое, нетрудно заключить, что преступность, говоря в самой общей форме, возникает на основе взаимодействия личности и социальной среды. К этому взаимодействию нужно теперь вернуться, чтобы ответить на поставленные вопросы более подробно.

Преступность и ее причины могут быть изучены на индивидуальном, групповом и общесоциальном уровнях. Им, следовательно, могут быть даны психологическое, социологическое и философское объяснения. Эти объяснения не противоречат друг другу, а дополняют одно другое, позволяя проанализировать причины преступности с различных сторон.

Рассматривая эту проблему на индивидуальном, психологическом уровне, можно обозначить причины преступности как рассогласование поведения человека с социальной средой. Это рассогласование представляет собой результат отрицательного формирования личности, из-за чего изменяются в худшую сторону потребности субъекта, деформируются волевая сфера и система ценностных ориентаций, снижается самоконтроль.

Когда такая личность попадает в проблемную ситуацию, она часто не находит законного решения возникших сложностей, а выбирает преступный путь удовлетворения мотивов своего поведения.

Но возникает естественный вопрос: а почему личность формируется неблагоприятным образом? И почему возникают проблемные ситуации, ставящие человека перед трудным выбором? Ответить на эти вопросы невозможно, если не обратиться к изучению современного общества. При этом мы увидим, что в качестве причин преступности выступают и социально-экономические, и политические, и духовные факторы, тесно связанные и переплетающиеся между собой.

Социально-экономические причины

Первоначальным социально-экономическим фактором, порождающим социальное расслоение, а следовательно, и разное поведение людей, является общественное разделение труда. Оно порождает общественную потребность, даже необходимость в людях разных профессий, разного образования, неодинаковых знаний и интересов. Это, в свою очередь, определяет разную производственную занятость людей, различный уровень их доходов, условия и образ их жизни. Добавим к этому индивидуальные особенности, разные судьбы, несовпадающую материальную обеспеченность, разные уровни культуры, и мы увидим, что воспитание и самовоспитание личности в этих условиях не могут не быть весьма несходными, порой - диаметрально противоположными. К тому же эти, по-разному сформировавшиеся личности попадают в самые разные ситуации.

Здесь возникает вопрос о том, могут ли и должны ли общество и государство сглаживать эти социальные различия, безболезненно разрешать проблемные ситуации и конфликты или же они не способны к этому. Ответ на подобный вопрос упирается в природу общественного строя и особенности той исторической обстановки, в которой этот строй существует.

Если мы обратимся к российской действительности, то увидим огромные сложности, стоящие перед обществом и государством в решении этой задачи. Переживаемый нашей страной период характеризуется историческими сдвигами в социально-экономической, политической, государственно-правовой и духовной сферах.

Сдвиги эти и позитивны, и негативны. К положительным изменениям надо отнести разрушение командно-административной системы, распоряжавшейся всей жизнью общества и каждого человека, отказ от единой и единственной идеологии, провозглашение свободы личности, собственности, религии, политических партий, открытость страны достижениям мировой науки и культуры. Но все это, к сожалению, происходит на фоне глубокого распада социально-полезных институтов, отношений и ценностей; к числу этих негативных изменений исследователи относят:

а)  кризис экономики; резкое социально-имущественное расслоение и, как следствие, рост социальной напряженности;

б)  глубокий управленческий кризис на всех уровнях социального взаимодействия; потерю доверия к власти;

в)  утрату политических и культурных ориентиров, распад традиционных ценностей, духовное оскудение значительной части населения.

Все это непосредственно сказывается на образе жизни людей, содержании их потребностей, объективных и субъективных возможностей, а также и на других составляющих механизма поведения. Происходящие изменения неизбежно ведут к росту преступности.

Что касается потребностей, то на них отразилось прежде всего имущественное расслоение населения. В 1996 году соотношение доходов 10 % самых богатых и 10 % самых бедных групп населения в нашей стране составляло 14 : 1, а в целом за чертой бедности проживало около 30 % всего населения. Естественно, что у необеспеченных слоев потребности нормального уровня постепенно - не по доброй воле - заменялись теми, которые мы называем жизненно необходимыми, т.е. такими, без удовлетворения которых невозможно поддержание биологического существования.

Одновременно происходили следующие изменения в системе потребностей:

а)  распространение завышенных (гипертрофированных) потребностей среди богатых людей. Характер этих потребностей в значительной степени определяется мировыми, а точнее американскими и западно-европейскими стандартами жизни: богатые квартиры и автомашины, отдых за границей, покупка недвижимости в России и за рубежом и т.п.

б)  рост привлекательности для других слоев населения завышенных потребностей, которыми характеризуются обеспеченные люди. В представлении части обывателей такие потребности свойственны и доступны всему классу предпринимателей, а надо заметить, что, судя по социологическим опросам, этот класс является притягательным образцом для многих людей. Хотели бы стать предпринимателями свыше 40 % опрошенных молодых людей. Соответственно и потребности у них формируются аналогичные.

Представления о завышенных стандартах потребления широко распространяются через рекламу в средствах массовой информации и, таким образом, начинают мотивировать поведение и тех людей, которым удовлетворение таких потребностей законными средствами практически недоступно.

в)  расширение зоны извращенных потребностей. Оно также идет двумя путями: для некоторых обеспеченных людей аморальный образ жизни становится привычным; с другой стороны, такие извращенные потребности, как пьянство, употребление наркотиков выполняют замещающую роль у части обездоленного населения в силу фрустрации, вызванной безработицей, неосуществленными желаниями, бесперспективностью существования.

Таким образом, система потребностей у населения искажается, а именно: стали более распространенными минимальные, жизненно необходимые потребности, с одной стороны, и выросли завышенные и извращенные потребности - с другой. Это происходит за счет размывания уровня нормальных потребностей, ранее составляющих основную часть всех потребностей населения.

Эти изменения в сфере материальных потребностей неизбежно влекут за собой рост корыстной мотивации поведения. В группе населения, живущей ниже уровня бедности, корыстная мотивация становится вынужденным способом физического выживания. В группе богатых людей она представляет собой путь к удовлетворению гипертрофированных и извращенных потребностей. Я уже упоминал о том, что только за счет указанной деформации потребностей корыстная мотивация поведения возросла по крайней мере втрое. А как обстоит дело с возможностями удовлетворения своих потребностей, влечений и жизненных планов? Здесь также наблюдается неоднозначная картина. Сначала рассмотрим ситуацию с законными, допускаемыми государством и правом возможностями обогащения. Такие возможности в переходный период, с одной стороны, расширились, а с другой - сократились. Они расширились прежде всего за счет признания частной собственности и разрешения предпринимательства. Отменены запреты на спекуляцию, коммерческое посредничество, ликвидирована монополия внешней торговли, фактически разрешены сделки с валютой и т.п. К тому же колоссально возросли возможности тратить заработанные (или украденные) деньги. Отменены прежние запреты на число и размеры домов, дач, автомашин, стало возможным приобретение недвижимости за рубежом и многое другое.

Сокращение же реальных возможностей удовлетворения материальных потребностей произошло в основном в бюджетной сфере, включая научных работников, преподавателей вузов и школ, врачей, работников учреждений культуры. Резкое понижение уровня заработной платы, да к тому же регулярные задержки с ее выплатой, постоянное повышение цен и ликвидация ряда ранее существовавших у населения социальных льгот (почти бесплатное жилье, санатории и дома отдыха, детские учреждения и т.д.) отбросили значительную часть «бюджетников» в группу малообеспеченных людей, существенно снизив их возможности зарабатывать деньги честным путем. Отсюда две линии движения населения: первая - в легальное предпринимательство, вторая - в сферу незаконной деятельности (корыстные преступления). Работать на государство стало невыгодно, а воровать -не только выгодно, но даже и престижно.

Теперь обратимся к области незаконных возможностей. Она существенно расширилась, главным образом из-за почти полной бесконтрольности со стороны государства за функционированием экономики. В результате наблюдаются такие явления, как неурегулированность вопросов собственности, недостаточный контроль за законностью происхождения капиталов, разбаланси- рованность финансово-кредитной системы, высокая степень монополизации при относительной свободе ценообразования, неразвитость системы налогообложения, операций с ценными бумагами. Все это создает ни с чем не сравнимые возможности незаконного обогащения, в том числе путем разнообразных мошеннических махинаций и прямого хищения материальных ценностей. Разумеется, подобные возможности есть далеко не у всех групп и слоев населения.

К этому надо добавить, что законные возможности обогащения в сфере предпринимательства, как это ни парадоксально, ограничены в наших российских условиях в большей степени, чем возможности незаконные. Многие предприниматели, особенно мелкие и средние, жалуются на то, что их «душат» налоги, обирают взяточники-чиновники, да еще «наезжают» рэкетиры. Все это ведет к широкому использованию незаконных форм предпринимательской деятельности, росту корыстной мотивации и, следовательно, к увеличению числа корыстных преступлений.

Мы рассмотрели только некоторые обстоятельства, влияющие на состояние корыстной мотивации и, соответственно, рост корыстной преступности. Однако переживаемый кризис переходного периода сказался и на других видах поведения, в том числе на преступлениях агрессивного характера.

Резкое расслоение населения на богатых и бедных имеет не только имущественное, но и более многообразное социальное содержание. Например, безработица (а ее уровень дошел до 13 %) означает утрату значительной частью граждан прежнего социального статуса. Это вызывает неудовлетворенность потребностей в самоуважении, в отношениях с социальным окружением, в профессиональном росте. Деньги, богатство стали определять положение в обществе, а коль скоро они доступны далеко не всем, возникают состояние фрустрации, чувство утраты жизненных перспектив и, как следствие, агрессивное поведение либо замещение недоступных целей путем пьянства, наркотиков, вандализма. Таким образом, социально-экономическое состояние общества порождает преступность, воспроизводит и усиливает ее.

Политические и правовые причины

Экономические трудности в кризисном обществе сочетаются, к сожалению, с негативными обстоятельствами государственно-политического и правового порядка. Главное из них состоит в относительной слабости государственной власти, неумении навести должный порядок в стране, бессилии в борьбе с отрицательными явлениями общественной жизни.

Одно из проявлений этой слабости - невозможность заставить руководителей регионов соблюдать общие для Федерации нормы поведения, единые законы. Продолжается издание на местах таких нормативных актов, которые прямо противоречат общероссийским нормам. Это явление, названное «войной законов», подрывает веру в способность центральной власти решить насущные проблемы, в частности, покончить с произволом и беззаконием на местах, защитить граждан.

Все еще не преодолены конфликты, а порой и резкое противостояние между ветвями государственной власти. Хотя уже в прошлом такие события, как путч 1991 года и обстрел парламента 1993 года, тем не менее отношения между законодательными и исполнительными органами, а также Президентом все еще нельзя назвать вполне нормальными. Политические разногласия и дискуссии возможны в любом демократическом обществе; они даже необходимы для его полноценного существования. Но у нас эти разногласия еще не приобрели цивилизованного характера и каждый раз ставят страну на грань раскола, вызывают ненужную напряженность в обществе.

Слабость государственной власти выражается и в нерешенности многих социально-экономических, межнациональных, религиозных, культурных проблем. В результате авторитет власти падает, это распространяется и на другие сферы жизни и приводит к естественному результату: решению людьми своих повседневных проблем без опоры на правопорядок и без надежды на защиту со стороны государства.

Особенно негативную роль играют непрофессионализм чиновников, бюрократизм и коррупция в их среде. Эти явления не только разъедают государственный аппарат, но и прямо толкают неустойчивых людей на преступный путь; как сообщают опрошенные социологами предприниматели, их дело не может нормально развиваться без «подмазки» соответствующих чиновников и платы «дани» вымогателям из разных муниципальных, региональных и федеральных служб.

Такими службами являются и некоторые правоохранительные органы. Несмотря на многочисленные «чистки», особенно в рядах милиции, коррупция там далеко не искоренена. Она сочетается с низкой профессиональной подготовкой кадров. Более трети следователей МВД не имеют высшего юридического образования; немногим лучше положение в органах прокуратуры. Слабость правоохранительной системы - прямой результат специфики ее положения в советское время. Тогда она полностью зависела от партийных органов и выполняла их указания. Теперь никаких указаний «сверху» нет, а работать самостоятельно и отвечать за свои действия многие сотрудники правоохранительных органов так и не научились. И они продолжают подвергаться давлению, только теперь не «сверху», а скорее «сбоку»: со стороны коммерческих структур, прессы, а также организованной преступности. И далеко не все выдерживают это испытание.

Наконец, политико-правовые причины высокого уровня преступности заключаются в несовершенстве или отсутствии необходимых законов. Особенно это касается хозяйственной, банковской, внешнеторговой сфер, где совершается основное количество сделок, проворачиваются большие суммы денег, проводятся сложные коммерческие операции. Отсутствие контроля со стороны государства за экономической жизнью общества - весьма выгодная ситуация для преступных элементов; она поощряет их к безнаказанным действиям, причиняющим нашему обществу колоссальный ущерб.

Причины в духовной сфере

Глубокая ломка общественного строя означает крах прежних ценностей, пересмотр взглядов на очень многие проблемы и жизненные отношения. У нас за последние годы образовался вакуум в сфере идеологии и морали, наблюдается повсеместная утрата уважения к государственным установлениям, к правовым нормам и нравственным предписаниям, к образованию, науке и культуре.

Деформация социальных норм, достаточно развившаяся и затронувшая в той или иной мере всю нормативную систему, влечет разрушительные последствия, прежде всего - рост неверия населения в нормативные регуляторы. Право, нравственность, обычаи и традиции отвергаются. Наступает состояние так называемой аномии, т. е. жизни без нормативной определенности, по сути дела - в состоянии безвластия. Как полагает югославский исследователь Д. Пантич, аномия проявляется в познавательном плане (дезориентация, путаница целей), в эмоциональном плане (отупение, беспричинный страх, пессимизм) и в плане мотивировочном (апатия, уход в себя). История знает много примеров подобного рода. Надо лишь заметить, что, как правило, дело редко доходило до столь крайней степени общественного упадка или же этот период разложения был не столь длительным.

В таких условиях, когда нет ни веры в закон, ни уважения к органам власти, легко развязываются агрессивные, экстремистские силы, возникают и ширятся самые резкие конфликты. Одновременно зарождаются и новые, в основном негативные нормы отношений между людьми: растут озлобленность, пренебрежение интересами других людей, эгоизм, вседозволенность в выборе средств. Система ценностных ориентаций искажается, становится неполной.

Отсутствие в системе ценностей человека такого принципа, как уважение к другим людям, превращает ее в мировоззрение эгоиста, эгоцентриста. Понятно, что пробел в системе ценностей неизбежно заполняется противоположными представлениями: если не ценится личность, то, значит, главенствующая роль принадлежит искаженным групповым (националистическим, клановым и т. д.) или эгоистическим интересам и представлениям. Подобного рода ценности с противоположным знаком называют иногда «антиценностями», имея в виду их антисоциальную направленность.

Далее, искажения в системе ценностных ориентаций могут выражаться в противоречивости этой системы, ее неустойчивости. Таковы, например, популистские требования «справедливости», когда, с одной стороны, провозглашается лозунг всеобщего равенства, а с другой - стараются достичь личной выгоды за счет других. В этом случае человек лишь внешне адаптируется к требованиям общества, широко используя демагогию, ханжество, лицемерие как способы самоутверждения и как средство достижения личных корыстных целей. Появились такие идеологические и психологические явления и установки, как национализм, шовинизм, нетерпимость к взглядам и поступкам других, жестокость.

Многие проявления в сфере «массовой культуры» содействуют углублению указанного противоречия, внедряя в сознание и поведение обывателя терпимость, а то и привычку к насилию, аморализму. Достаточно напомнить о пропаганде насилия на телевидении и в кино. Индивидуалистические ценностные ориентации ведут к отрицанию норм общественной морали и права, что особенно заметно влияет на взгляды и поступки молодежи и подростков. Надо заметить также, что ценностные представления, а также связанные с ними общественные настроения не остаются уделом личностей или малых социальных групп. Они, во-первых, распространяются вширь, охватывая большие слои населения, классы, общество в целом, а во-вторых, закрепляются в лозунгах, призывах, становятся знаменем общественных движений, партий, платформ.

В результате, как отмечают исследователи общественного сознания, наступило общественное разочарование в политике и политических партиях. В 1992-1995 годах шел процесс адаптации населения к новым политическим и экономическим условиям. После пяти лет реформ около 70-75 % граждан, утратив веру в государственную и общественную поддержку, стали надеяться в жизни только на себя и свою семью.

По наблюдениям профессора Н. И. Лапина, в сознании людей в 1990 году можно было отметить три ценности: инициативность, независимость, нравственность. Из них к 1994 году определенно сохранились первые две. Один из девизов этой позиции: «я сам сделал себя, а другие пусть сами о себе заботятся». О нравственных нормах люди не упоминают.

Если посмотреть на изменения в системе ценностных ориентаций населения глазами криминолога, то нетрудно увидеть здесь рост индивидуалистских, эгоистических взглядов, что, конечно, прямо поддерживает и усиливает корыстную, а в ряде случаев - и агрессивную мотивацию поведения. При резком ослаблении социального контроля, что характерно для периодов кризиса, такая мотивация служит благоприятной основой активизации преступного поведения.

Значит ли все сказанное, что и новое - послекризисное общественное сознание может характеризоваться только отрицательно? Есть ли позитивные цен-

ности в том общественном строе, который приходит на смену существовавшему у нас государственному социализму?

Исторический и социокультурный анализ приводит к выводу, что они есть. Это ценности упорного труда, самоограничения, социальной ответственности, уважения к другому человеку, строгой деловой этики, предприимчивости, верности поставленной цели. Все это уже давно разработано в западной культуре, но отсутствует в нашей.

Исторический опыт показывает, что обычно уже в недрах разрушительного процесса возникали и начинали складываться новые нормы, которые соответствовали рождающимся общественным отношениям новой формации. Тем самым образовывались истоки новой нормативной системы - нравственной, религиозной, правовой. Так же, как на обломках устаревших социальных институтов рождаются новые, так и старая нормативная система исчезает тогда, когда новые нормы начинают пробивать себе дорогу, знаменуя возникновение и укрепление новых общественных связей.

У нас такие новые связи должны были бы появиться прежде всего в сфере экономики, при становлении и развитии рыночных отношений. Но процесс этот происходит крайне медленно, противоречиво. Тяжелое состояние экономики вынуждает сохранить многие прежние административные методы и нормы управления хозяйством, а новые рыночные нормы «не работают» в силу экономических, психологических и прочих причин. Налицо прямое разрушение нормативной системы и пока что слабые попытки создать новую - без видимых позитивных результатов. Конечно, это не может никого удовлетворить. Воспитание положительного идеала в новых социальных условиях - одна из важнейших задач, которая стоит перед государством и обществом.

Категория: Материалы из учебной литературы | Добавил: medline-rus (17.04.2018)
Просмотров: 10 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%