Пятница, 20.04.2018, 09:36
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » СТУДЕНТАМ-ЮРИСТАМ » Материалы из учебной литературы

Причинность в криминологии

Причинные объяснения любых событий, процессов и явлений имеют несколько важных преимуществ по сравнению с другими методами изучения реальной действительности, например анализом функциональных связей. Несмотря на разнообразные сомнения относительно ценности причинных объяснений, полагаем, что они в криминологии, как и в других науках, отнюдь не исчерпали себя. Причинное объяснение предполагает выявление, по возможности, всей совокупности внешних и внутренних обстоятельств, оказывающих то или иное влияние на изучаемое явление. При этом дело не ограничивается перечнем факторов, а раскрывается механизм их взаимосвязи и воздействия на данное явление. На этой основе можно моделировать изучаемый процесс и предвидеть его последующее развитие. Как писал известный философ и естествоиспытатель, “причинное отношение означает предсказуемость”. А это дает возможность в той или иной мере воздействовать на события, иначе говоря — перейти от теоретического анализа к практике. Изучение причин преступности — основа разработки мер борьбы с этим явлением. Причинность — разновидность, одна из форм детерминации, под которой понимается любая закономерная зависимость между различными процессами и явлениями. В широком смысле детерминация охватывает и функциональные связи, и связь состояний, и некоторые другие виды зависимостей. Однако детальное рассмотрение сущности детерминации всегда требует обращения к причинным отношениям, потому что именно этот вид связи отвечает на вопросы, почему и как произошло то или иное событие. Можно сказать, что причинность есть внутреннее содержание детерминации, ее сущность.

В социальной среде причинность обладает несколькими специфическими особенностями. Общество представляет собой систему, для которой характерны не столько динамические — однозначные, жесткие, сколько статистические закономерности. Вероятностные, случайные процессы занимают здесь достаточно существенное место, причем они тоже подчиняются законам причинности. Далее, общество — это развивающаяся система, которой свойственны внутренние противоречия: между стабильностью и изменчивостью, между свойствами целого и отдельных элементов, между стремлением системы к равновесию и так называемыми возмущающими воздействиями. Причинные отношения в такой системе отличаются особой сложностью, неустойчивостью, обилием обратных связей. Все это отчетливо проявляется при анализе генезиса преступного поведения.

Спецификой социальной причинности является то, что в качестве причин и следствий выступают не материальные явления, не вещи, а большей частью процессы и состояния, общественные отношения людей. Если в природе и в сфере техники от причины к следствию передаются вещество, энергия или информация, то в обществе проявляется главным образом информационная связь.

Уникальная особенность причинных связей в области социальной жизни состоит и в том, что они, как правило, проходят через сознание людей, выражаясь в целях и мотивах их поведения. Отражение объективной действительности в сознании человека приводит к появлению так называемого целеполага- ния, которое вовсе не присуще неживой природе. Тем самым причинность в социальной среде выступает как сложная цепочка взаимодействий между объективным и субъективным, как совокупность разнообразных механизмов, охватывающих индивида, малые и большие социальные группы и все общество с его экономическими, политическими, социальными и духовно - нравственными явлениями и процессами.

Причинность в общественной жизни может быть прослежена на общесоциальном, групповом и индивидуальном уровнях. Представление о нескольких уровнях причинного объяснения социальных явлений имеет весьма важное значение для понимания мотивов конкретного преступления и преступности в целом.

Если рассматривать общество в плане взаимосвязанных уровней, высшим из которых являются глобальные процессы общественной жизни, а низшим —

поступок отдельного индивида, то следует отметить, что эти уровни не сводимы один к другому и характеризуются разными свойствами. При этом между ними существует тесная взаимосвязь: элементы нижестоящего уровня “представлены” в вышестоящем и подчиняются его закономерностям. В то же время вышестоящий уровень не может быть сведен к нижестоящему. Так, например, хотя общество в конечном итоге состоит из индивидов — отдельных людей, но закономерности его развития иные, чем функционирование человека; они не ограничиваются законами жизни малых социальных групп. А личность не может быть сведена к организму с его физиологическими функциями.

Можно выделить три уровня рассмотрения преступного поведения. На нижнем уровне — индивидуального поступка, мы изучаем механизм отдельного правонарушения (хотя бы и в обобщенном виде), личность правонарушителя, причины его деяния. На более высоких уровнях — философском и социологическом — исследуем состояние, структуру и тенденции преступности в целом, ее причины, а также отдельные виды преступлений.

По мнению А.И. Долговой, “не существует какой-то общей, основной, главной причины, которая исчерпывающе объясняет происхождение преступности в конкретных условиях во всем ее разнообразии” . Но все дело в том, на каком уровне анализируется поставленный вопрос.

Рассматривая проблему причин преступности на наиболее высоком — общесоциальном или, точнее, философском уровне, можно утверждать, что хотя в разных социально-экономических формациях, в различных исторических условиях причины преступности не одинаковы, все же их объяснение имеет нечто общее: в основе этих причин всегда лежат объективные социальные противоречия. “Детерминация преступности при этом связывается с социальной, интеллектуальной и моральной неоднородностью общества, которая ведет к противоречиям и даже антагонизмам в интересах людей.

В 60—70-е годы советские криминологи, выдвинувшие тезис о социальных противоречиях как основной причине преступности, связывали их главным образом с остатками капиталистических общественных отношений, частнособственнической психологией. Так, автор данной работы писал: “Это противоречия между новым, прогрессивным, и старым, отживающим, не имеющим исторической перспективы... Ими являются остатки индивидуалистической психологии в общественном сознании, опирающиеся на некоторые объективно существующие трудности, недостатки и неантагонистические противоречия социалистического общества”. Правда, в те годы появились и более широкие обобщения. Так, П.Н. Лебедев полагал, что “тщетно искать какие-то особые причины преступности, свойственные социалистическому обществу... Ключ к раскрытию причин при социализме лежит в понимании причин преступности капиталистического общества”.

Он был прав лишь в том смысле, что наиболее общий, философский, подход к проблеме причин преступности для любого общества одинаков: ими являются социальные противоречия. Но, конечно, характер этих противоречий различен. При капитализме на первый план выступают противоречия между трудом и капиталом, расслоение между богатыми и бедными, различия в декларируемых целях и доступных людям средствах их достижения. Что же касается того государственного социализма, который 70 лет существовал в нашей стране, то при нем общей причиной преступности можно было бы считать противоречие между реальными — духовными и материальными — потребностями людей и их возможностями, существенно ограниченными административно-командной системой управления.

И те и другие противоречия порождены в конечном счете определенной ступенью социально-экономического развития общества, что вызывает к жизни и обостряет классовые и иные социальные противоречия, природа которых в разных формациях неодинакова.

Философский уровень причинных объяснений конкретизируется и детализируется далее, при переходе к нижестоящему, социологическому, уровню. На нем анализируются социальная структура общества, конкретные процессы и явления в экономической, политической, социальной и духовной сферах жизни, вызывающие преступность.

В основе социальной структуры современного общества лежит разделение труда. Оно обусловливает существование классовых и других социальных различий между людьми, диктует и определенный перечень профессий — набор рабочих мест, необходимых народному хозяйству страны. Этим порождается общественная потребность в людях определенных знаний, возраста и образования. Происходит социальная дифференциация. Рабочие места, предпринимательская активность, потребность в обученных кадрах и т. д. определяют степень занятости людей, уровень их доходов, условия и образ их жизни. Образовавшаяся в результате социальная структура, с учетом различий в формах и размерах собственности, уровне культуры, условиях жизни людей, порождает различия в их интересах, а следовательно, и в их поведении. Это поведение, направленное на достижение своих целей, несовпадающих интересов, может быть как правомерным, так и противоправным, преступным. Последнее зависит от того, создает ли общество условия для достижения человеческих целей правомерным путем или безразлично к этому, а то и препятствует позитивному процессу. Можно согласиться с тем, что “существует тройной механизм социальной детерминации преступности: во- первых, путем определенного социального формирования личности; во- вторых, путем дачи ей предписаний противоправного либо противоречивого характера; в третьих, путем постановки личности в ситуации, вынуждающие и облегчающие выбор преступного варианта поведения”. На социологическом уровне исследования и выявляется этот механизм.

Разные авторы выдвигают в рассмотренном процессе на первое место различные факторы, разные стороны жизни, продуцирующие преступность. Так, Л.И. Спиридонов обращает особое внимание на рассогласование социальных позиций, статусов людей даже в демократическом обществе, при котором, по его мнению, “иллюзорное политическое полноправие лишь прикрывает действительную экономическую беззащитность”. Это обусловливает социальную и психологическую неустойчивость многих индивидов, социальных групп, порождает отрицательное отношение к общественной системе и охраняющему ее праву, негативизм по отношению к юридическим запретам. Имея в виду капиталистическое общество, он пишет: “Противоречия между социальным положением людей, которое определяет их социальные возможности и само определено обществом, и их потребностями, производимыми тем же обществом... образует закономерность капитализма и постоянную причину преступности”. Соглашаясь в принципе с этим тезисом, нужно лишь добавить, что отечественный опыт последних лет указывает на его более общее значение, выходящее за рамки капитализма или какой-либо иной общественно экономической формации.

Американский криминолог Э. Шур отмечал, что в наши дни “ни один думающий американец не может больше игнорировать тесной зависимости между нищетой, неравными социальными возможностями, чувством обездоленности и несправедливости, с одной стороны, и преступностью — с другой” . Это — тоже констатация общей закономерности. “Основными причинами преступности во многих странах, — говорилось в докладе VI Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, — являются социальное неравенство, расовая и национальная дискриминация, низкий уровень жизни, безработица и неграмотность значительных слоев населения”. Исследования причин преступности, проводимые на социологическом уровне, позволяют выявить специфику этих причин в разных странах, в разное историческое время и применительно к различным видам преступлений.

Резюмируя соображения о причинах и условиях преступности, Н.Ф. Кузнецова высказала мнение, что ими можно назвать “систему социальнонегативных, с точки зрения господствующих общественных отношений, явлений и процессов, детерминирующих преступность как свое следствие”. А.И. Долгова с этим не согласна и замечает, что преступность могут порождать и “самые позитивные факторы”, если они взаимодействуют с негативными. Это замечание верно, если отвлечься от криминологической специфики рассматриваемого вопроса. То, что порождает преступность, уже по определению не может быть позитивным. Очевидно, здесь смешиваются разные значения одного и того же фактора. Например, миграция населения может рассматриваться как полезный процесс с демографической точки зрения. Но если для него не подготовлены условия, он будет криминологически негативным. Относительный характер оценки социальных явлений объясняется многозначностью их причинных связей.

В каждом обществе социальная среда, состав населения и отношения между людьми специфичны. Социологическое (криминологическое) исследование дает возможность определить те действительные причины и условия, которые вызывают преступность именно в данной стране. В российских условиях переходного периода, всеобщего социального кризиса особое внимание необходимо обратить на тяжелое экономическое состояние общества, на возрастающий разрыв между бедностью и богатством, ослабление государственной власти, разрушение позитивных ценностных ориентаций, упадок нравственности и культуры. Смена общественного строя вызывает глубокое потрясение как в экономической и социальной, так и в духовной сфере жизни, приводит к росту антиобщественных проявлений и преступности. “Миллионы людей чувствуют себя ущемленными, а это всегда таит угрозу протестующего поведения, крайней формой которого является преступное”. Правовая система не справляется со своими функциями, ослабли авторитет, а следовательно, и превентивная сила закона. Кризис в социальной и духовной сферах не может не сказываться и на причинах индивидуального преступного поведения.

Категория: Материалы из учебной литературы | Добавил: medline-rus (17.04.2018)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%