Пятница, 20.04.2018, 10:03
Приветствую Вас Гость | RSS



Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 25
Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
регистрация в поисковиках



Друзья сайта

Электронная библиотека


Загрузка...





Главная » Электронная библиотека » СТУДЕНТАМ-ЮРИСТАМ » Материалы из учебной литературы

Преступление и общество

Модели генезиса преступного поведения представляют собой имитацию, изображение пути, который проходят человеческое сознание и воля по направлению к запланированному и совершаемому поступку. Но что влияет на этот генезис извне? Ведь сознание человека функционирует, и его поступки совершаются не в безвоздушном пространстве!

Такими детерминантами генезиса преступления являются личность виновного и общественные отношения людей. Как справедливо отмечала А.И. Долгова, “преступность можно рассматривать в качестве продукта взаимодействия определенных типов социальной среды и социальных типов личности”'.

Личность и внешнюю среду в принципе можно было бы также назвать субъективными и объективными детерминантами, но такие термины, пожалуй, были бы неточными. Внешняя среда преломляется через сознание человека, и ее объективное значение может при этом сильно исказиться, субъективизи- роваться. Вместе с тем чисто субъективные качества личности, например характер, темперамент, существуют на самом деле, т.е. объективно, и часто влияют на поведение независимо от контроля сознания. Поэтому будем придерживаться упомянутой выше терминологии: внутренняя и внешняя детерминация.

Сначала рассмотрим внутреннюю детерминацию, то есть те свойства и характеристики личности человека, которые, сами не являясь элементами генезиса преступного поведения, влияют на него, детерминируют его развитие. Нельзя ли, зная эти свойства, предвидеть поведение субъекта, предсказать его?

На этот вопрос можно дать лишь приблизительный ответ. Полной картины, раскрывающей свойства человеческой личности, мы пока еще не имеем. Известно, что поведение человека определяется бесчисленным множеством различных обстоятельств, действующих в разное время и при различных условиях. Все это усложняется в связи с тем, что многие из указанных обстоятельств не производят сразу видимого действия, а “откладываются” в сознании человека, накапливаются и затем сочетаются с другими, положительными и отрицательными воздействиями. Саморегулирование, гибкость и подвижность сознания, разная глубина предвидения, корректировка поведения на основе “обратной связи” приводят к тому, что действие личностных свойств переплетается с влиянием объективных событий текущей действительности. Есть и два принципиальных момента, которые существенным образом затрудняют предсказание поведения конкретного лица: 1) уникальность каждого человеческого индивида и 2) статистический, вероятностный, характер причинных связей в человеческом сознании.

Оба эти момента были рассмотрены ранее. Уникальность человека означает, что практически “невозможно найти двух представителей одного и того же вида с одинаковыми логическими структурами или одинаковыми “связями” в центральных нервных системах”. А это говорит о том, что выводы о возможном поведении одного человека не могут быть полностью идентичны выводам в отношении другого лица. Еще более существен второй момент. Он состоит в том, что механизм связи между внешними и внутренними воздействиями и поступками человека “работает” по статистическому принципу, включая элементы случайности. При этих условиях, по справедливому замечанию Ф. Розенблатта, “требовать точной логической структуры нервной сети для предсказания ее поведения равносильно тому, чтобы требовать знания точного положения и скорости каждой молекулы находящегося в сосуде газа для предсказания его температуры.

Поэтому невозможен никакой индивидуальный прогноз. Нельзя точно сказать, как будет себя вести данное лицо завтра или через год в какой-то конкретной жизненной ситуации, например, пытаться утверждать, что именно данное лицо на будущей неделе вступит в пьяную драку и совершит убийство. Такое “предсказание” основывалось бы на фаталистических предсказаниях о поведении человека, рассматривало бы его как “игрушку судьбы” или, что еще хуже, выводило бы поступки человека из его прирожденных особенностей.

Однако индивидуальный прогноз возможен, если его природа будет соответствовать природе самого человеческого поведения, т.е. если он будет строиться в вероятностном аспекте. Другими словами, мы можем утверждать с большей или меньшей степенью вероятности, что данный человек поступит так, а не иначе; что от одного лица с большим основанием можно ждать хорошего поступка, чем от другого, и т.д. По существу, на таких прогнозах базируются многие человеческие взаимоотношения, индивидуальные оценки и характеристики. Это относится и к преступному поведению.

Понятно, что криминологическую науку и практику может удовлетворить лишь научно обоснованный прогноз, который основан не на отдельных, отрывочных наблюдениях и случайных оценках, а на точных, проверенных данных. Следовательно, необходима методика криминологического предсказания.

Наиболее сложная задача при выработке методов индивидуального прогнозирования — определить те показатели, которые имеют криминологическое значение. Мнения исследователей по этому поводу существенно расходятся, так как подход к подбору тех или иных групповых показателей неразрывно связан с методологией исследования, именно с той концепцией причин преступности, которую поддерживает каждый ученый.

Исследования и практический опыт говорят о том, что в обществе существуют социальные слои и группы людей, более склонных в силу сложившихся обстоятельств жизни к совершению преступлений, чем другие. Статистика показывает, что эти слои и группы не совпадают с классовым, национальным, возрастным или профессиональным делением общества, хотя оно и имеет с рассматриваемым нами вопросом известную связь. Тем не менее критерии отграничения этих социально опасных групп населения (назовем их “группами риска”) специфичны. Поисками таких критериев занимались многие зарубежные и российские ученые.

Термин “группа риска” имел первоначально медицинское происхождение и употребление. Речь шла о группах людей, физиологические данные которых, а также условия их жизни свидетельствовали о повышенной вероятности того или иного заболевания. Например, люди астенического телосложения, живущие в неблагоприятных условиях (плохое питание, тесное жилище и т. д.), скорее могут заболеть туберкулезом, чем другие. В медицинской науке уже давно разработаны системы показателей, характеризующих подобные группы риска для разных видов соматических и психических заболеваний.

Такую же работу пытались проделать и криминологи. Еще в первой половине XX века американские ученые — супруги Шелдон и Элеонора Г люк составили прогностические таблицы для несовершеннолетних правонарушителей, описав в них три группы факторов: так называемый “социальный фон” (точнее — образ жизни подростка), психологические особенности личности и психиатрические характеристики. Сочетание этих факторов, по мнению авторов, должно было свидетельствовать о повышенной вероятности того, что такое лицо встанет на преступный путь.

Опыт супругов Глюк оказался полезным и был использован и в других странах. Например, польский центр пенитенциарных исследований еще в 60-е годы, изучив группу несовершеннолетних правонарушителей в возрасте от 13 до 17 лет, выделил следующие признаки “общественной деморализации” подростка, дающие основание предполагать его последующее преступное поведение: 1) отставание в учебе свыше трех лет; 2) уход из родительского дома; 3) алкоголизм в возрасте до 14 лет; 4) прежняя судимость . Эти признаки были положены в основу профилактической работы с подростками по месту их жительства и учебы.

Аналогичные изучения групп риска в сфере преступности проводились и в нашей стране. Одной из наиболее полных по числу исследованных признаков явилась работа В.Д. Ермакова, Н.М. Гуськова и Е.Н. Савинковой, проведенная в 80-х годах во Всесоюзном институте по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. Авторы выделили 121 показатель, характеризующий в 47 случаях негативные условия социальной среды и в 74 случаях — негативные личностные особенности, детерминирующие преступное поведение несовершеннолетних.

Однако этот перечень оказался слишком велик и потому неопределенен: почти у каждого мальчика или девочки найдется в биографии хотя бы один из упомянутых показателей. В результате “группа риска” становилась расплывчатой, а прогноз — ненадежным. Поэтому авторы далее сузили систему показателей, выделив из нее только те факторы, которые, по мнению специалистов, характеризуются либо повышенной распространенностью, либо особой криминогенной значимостью. Назовем основные из них:

Негативные условия жизни и воспитания:

? антиобщественное поведение родителей;

1 алкоголизм, нервно-психические заболевания родителей;

? низкий уровень культуры в семье;

? отсутствие у подростка родительского дома и постоянного места жительства;

? унижение достоинства подростка дома, в школе или на работе;

? поощрение или сокрытие фактов аморального и противоправного поведения подростка (безнаказанность);

? обучение и воспитание в детском доме, интернате и т. п.

Негативные особенности личности и поведения:

? прежняя судимость; совершение иных противоправных поступков;

? значительное сужение круга интересов и потребностей;

? завышенная оценка собственной личности; высокий уровень притязаний и самооправдания;

? негативное отношение к нравственным ценностям;

? злобность, грубость и мстительность;

? безразличие к другим людям, включая близких;

? пьянство, употребление наркотиков, азартные игры;

? побеги из дома или воспитательных учреждений;

? ранние половые связи, половая распущенность;

? привычка к присвоению чужого, насилие над слабыми товарищами.

Прежде чем остановиться еще на одной работе отечественного криминолога, коснемся нескольких вопросов общего порядка.

Во-первых, почему большинство из этих исследований посвящено несовершеннолетним? Надо полагать, что это объясняется двумя обстоятельствами. Главное состоит в том, что круг социальных факторов, воздействующих на подростка, достаточно определенен и более или менее ограничен: это семья, школа, производство (если подросток работает). Поэтому и изучать их проще, чем это было бы применительно ко взрослому лицу. Кроме того, подростковый период короток и личность его еще не вполне сформирована по сравнению со взрослым человеком. Отсюда и высокая надежность прогноза. Аналогичные таблицы, составлявшиеся в отношении взрослых, обладают значительно меньшей прогностической ценностью.

Во-вторых, требует пояснения сама идея вероятности совершения преступления лицом, оказавшимся в “группе риска”. Думается, нет необходимости говорить о том, что вероятность отнюдь не означает неизбежности; “группа риска” лишь свидетельствует о существовании ряда объективных и субъективных факторов, которые могут толкнуть находящихся в этой группе людей на преступный путь, т. е. повышают вероятность их преступного поведения. Отсюда третий вопрос — о цели выделения “группы риска”. Эта цель профилактическая: желательно изменить, перестроить социальное окружение группы, сократить число неблагоприятных факторов, усилить внимание к упомянутым людям. Но речь ни в коем случае не идет о применении каких-либо “превентивных мер” силового, принудительного характера. Конституция РФ, уголовное и процессуальное законодательство не допускают никакого вмешательства в образ жизни и поведение личности, не нарушившей закон. Теперь обратимся к исследованию отечественного криминолога Р.М. Абызова. Оно представляет интерес, в частности потому, что автору удалось, кроме “группы риска”, сформировать также противоположную систему показателей (назовем ее “группа исправления”) и дать каждому из них количественную оценку.

К группе факторов, способствующих совершению преступлений несовершеннолетними, были отнесены: 1) продолжительное употребление спиртных напитков; 2) негативное влияние на подростка родителей или лиц, их заменяющих; 3) общение подростка вне семьи с лицами, совершающими преступления, мелкие правонарушения, а также связи его с ранее судимыми; 4) незанятость общественно полезной деятельностью (не работает и не учится); 5) совершение преступления в прошлом; 6) наличие психической аномалии, не исключающей вменяемости; 7) повышенная внушаемость подростка, подчинение его влиянию антиобщественной среды; 8) низкий образовательный и общий культурный уровень родителей; 9) преждевременный уход подростка из общеобразовательной школы; 10) недостаточный контроль за поведением подростка со стороны семьи, школы, общественности, милиции.

К группе факторов, препятствующих совершению преступлений, были отнесены: 1) наличие у подростка жизненной перспективы, желание продолжать обучение в вечерней школе, техникуме, институте, приобрести интересную профессию; 2) осознание подростком своего отрицательного поведения, осуждение его, желание измениться в лучшую сторону; 3) независимость от влияния неформальной группы или отдельных лиц; 4) неупотребление спиртных напитков; 5) наличие социально полезных увлечений (спорт, музыка, коллекционирование, техника и т. п.); 6) добросовестное отношение к учебе в школе, работе на производстве; 7) отсутствие связей с антиобщественной средой, общение с положительно направленной группой сверстников либо со взрослыми; 8) отсутствие негативных влияний на подростка в семье, где он получил воспитание; 9) контроль за подростком со стороны семьи, школы, общественности; 10) положительное изменение поведения подростка после пребывания его в СПТУ.

Автор не ограничился составлением этих перечней, а построил количественные модели признаков, которые были опробованы на практике и оказались достаточно достоверными. Тем самым было проведено не только качественное, но и количественное моделирование обстоятельств, детерминирующих преступное поведение.

Рассмотрим еще одну, весьма подробно разработанную модель индивидуального прогнозирования, составленную А.П. Закалюком.

В качестве иллюстрации этой модели приведем в несколько сокращенном виде одну прогностическую таблицу А.П. Закалюка, касающуюся лиц, конфликтующих в сфере семейно-бытовых отношений (оценки со знаком “+” говорят о неблагополучном прогнозе, а со знаком — о благоприятном).

Лица, конфликтующие в сфере семейно-бытовых отношений

№ Признаки личности и среды Прогностические

оценки

1.

По месту жительства

— положительно

- 10

характеризуется:

— скандалит, конфликтует

+ 8

— не желает работать

+ 6

— пьянствует

+ 7

2.

Отношение к труду:

— работает или учится

- 12

— не работает, не учится

+ 17

— уклоняется от труда

+ 19

3.

По месту работы (учебы)

— положительно

- 22

характеризуется:

— нарушает дисциплину

+ 15

— пассивен

+ 12

 

 

— не участвует в общественной

ЖИЗНИ

+ 4

— пьянствует

+ 5

4. Поддерживает связи с лицами

антиобщественного поведения

+ 13

5. Меры административного воздействия

применялись за хулиганство и нарушения

общественного порядка

+ 9

— за пьянство

+ 9

6. Личные качества

— озлобленность

+ 3

— наглость (нахальство)

+ 4

— ЛЖИВОСТЬ

+ 7

— решительность

+ 9

7. Отрицательная

— не имеется

- 12

микросреда

— есть в сфере досуга

+ 15

 

Правило: подсчитать раздельно суммы отрицательных и положительных чисел, из большей вычесть меньшую и итог оставить о знаком большей суммы. Вывод: при итоговом значении меньше +40 нет оснований ожидать со-

179

 

вершения преступления; при значении от +40 до +80 нельзя сделать определенный вывод; при значении +80 и выше следует ожидать совершения преступления, требуется его активная профилактика.

Модели этого автора имеют три особенности. Во-первых, речь фактически идет не об одной, а о шести моделях, так как А.П.Закалюк разработал прогностические таблицы относительно: а) лиц, подлежащих административному надзору; б) лиц, ранее судимых, но не подлежащих надзору; в) лиц, ведущих паразитический образ жизни; г) лиц, конфликтующих в сфере семейнобытовых отношений; д) несовершеннолетних правонарушителей; е) лиц, систематически злоупотребляющих спиртными напитками. Всего им было изучено 2935 человек из указанных групп и свыше 1000 человек составили контрольную группу. Во-вторых, автор применил математические методы, которые дали ему возможность присвоить числовую оценку каждому фактору риска (всего их было 125); суммируя эти оценки, можно было в отношении каждого испытуемого определить степень вероятности совершения им преступления в будущем. Наконец, в-третьих, автор суммировал (объединил) факторы (признаки) риска в пять групп, которые относятся как к личности (три группы), так и к социальной сфере (ситуации) — две группы. Тем самым он наметил органическую связь между личностью, социальной средой и генезисом преступного поведения.

Приведенная и другие подобные таблицы составлялись и использовались с целью индивидуального прогнозирования поведения исследуемых лиц. Но нас они интересуют несколько в ином аспекте: с точки зрения связи между поведением лица и обстоятельствами, характеризующими личность и окружающую среду. Эти таблицы указывают, по сути, на те внешние и внутренние факторы, которые влияют на генезис преступного поведения, стимулируют или, напротив, тормозят его развитие. По мнению А.П. Закалюка, “большинство признаков, оказавшихся связанными с совершением преступления, так или иначе характеризовали антиобщественную направленность и даже общественную опасность личности и поведения". Но надо добавить: в неменьшей степени прогностические признаки свидетельствуют и о неблагополучии социальной среды.

При внимательном рассмотрении показателей (признаков), характеризующих “группу риска”, возникает вопрос о том, в какой связи они находятся с генезисом преступного поведения. Является ли эта связь только функциональной, или здесь имеется и причинная зависимость, и если она имеется, то какой показатель “группы риска” на какой элемент генезиса влияет?

Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим какой-либо из показателей, выделенных Р.М. Абызовым, например низкий образовательный и общий культурный уровень родителей подростка. Очевидно, этот фактор имеет многостороннее значение. Скорее всего, он прямо или косвенно свидетельствует об образе жизни семьи, которая, возможно, материально недостаточно обеспечена, и вряд ли в состоянии уделять необходимое внимание детям, да и уровень воспитательного воздействия в такой семье, надо полагать, оставляет желать лучшего. Перечисленные обстоятельства отрицательно влияют на систему ценностных ориентаций подростка, мотивацию его поведения, ограничивают его потребности и возможности их удовлетворения. Разумеется, такая цепь рассуждений имеет лишь вероятностное значение, но не следует забывать, что один рассмотренный признак дополняется в “группе риска” по модели Р. Абызова еще девятью, каждый из которых также отрицательно воздействует на различные элементы генезиса преступного поведения. Та же закономерность видна и в таблицах А.П. Закалюка.

Суммируя сказанное, следует прийти к выводу, что показатели (факторы) “группы риска” имеют комплексный, неоднозначный характер и влияют на разные элементы генезиса преступного поведения, причем большей частью не непосредственно, а через промежуточные обстоятельства: образ жизни взрослого либо подростка и его семьи, характер ближайшего окружения и его субкультуры, стереотипы принятия решений и т.п. Комплексное, интегрирующее значение показателей “группы риска” ценно в двух отношениях: а) оно позволяет ограничиться очень небольшим количеством факторов, учитываемых при составлении прогноза, и б) система показателей оказывается пригодной для проведения сравнительных криминологических исследований межнационального (межрегионального) характера, а также исследований, относящихся к разным временным периодам.

Все это позволяет сделать вывод и о том, что “группа риска” в ее практическом смысле представляет людей, для которых характерны два обстоятельства: во-первых, им свойственны отдельные (в данном случае негативные) черты личности; во-вторых, эти люди находятся или склонны находиться в проблемной (в данном случае криминогенной) ситуации. А личность и ситуация тесно связаны с генезисом преступного поведения и детерминируют его.

Для того чтобы точно очертить круг людей, находящихся в группе риска, было бы полезно знать все свойства личности, связанные с генезисом преступного поведения, уметь распознавать их у конкретных лиц (подростков и взрослых), и к тому же представлять себе все ситуации, в которых эти люди сейчас находятся или могут в скором времени оказаться. Но это практически почти неосуществимо. Современные психологические, педагогические и психиатрические исследования позволяют лишь суммировать некоторые черты, присущие разным категориям преступников".

Психологическая наука еще не достигла такого уровня, чтобы можно было достоверно определить криминогенные качества любого человека. И если он не совершил никакого преступления, исследовать его сложно или даже непозволительно. Остается косвенный путь: изучить условия, в которых формировалась данная личность, и выявить внешние проявления такой личности среди ее окружения. Это фактически и делают ученые, составляющие таблицы факторов (признаков) группы риска.

Изобразим на рис. 18 схему факторов, относящихся к личности. Их можно разделить на три группы: факторы, характеризующие формирование личности (с 1 по 4); свойства личности (с 5 по 9) и проявления личности (поступки) во внешней среде (с 10 по 13).

Обозначим факторы, характеризующие формирование личности, взяв соответствующие из рассмотренных моделей. Ими будут, например, негативное влияние родителей (1), низкий культурный уровень семьи (2), общение с ранее судимыми (3), бесконтрольность в школе или на производстве (4). Далее, к свойствам личности отнесем: наличие психической аномалии (5), повышенную внушаемость (6), озлобленность и жестокость (7), лживость (8), конфликтность (9). Наконец, внешними проявлениями личности будут: систематическое пьянство (10), уклонение от труда (11), совершение преступления в прошлом (12), пренебрежительное отношение к окружающим (13) и т. д.

Формирование Проявления личности

Рис. 18. Факторы риска, характеризующие личность

свойства личности

Соответственно можно суммировать и внешние, объективные факторы, относящиеся к криминогенной ситуации. Они тоже делятся на три группы (рис. 19).

Давление

объективных

обстоятельств

 

Условия,

способствующие

преступлению

Поводы к преступлению Рис. 19. Факторы риска, характеризующие ситуацию

Объективными обстоятельствами, оказывающими негативное давление на субъект, могут быть, например, тяжелое материальное положение (1), семейный разлад (2), конфликтная обстановка на работе (3). Поводы к преступлению: неправомерное поведение потерпевшего (4), дурной пример сверстников (5), доступность ценной вещи (6). Наконец, к условиям, способствующим совершению преступления, относятся бесконтрольность имущества (7), безразличие общественности (8), неэффективность правоохранительных органов (9) и др.

Если факторы, относящиеся к личности, в конечном счете “погружаются” в психологию субъекта, то свойства ситуации тесно связаны с крупными социальными процессами, такими, как экономические трудности, социальные и бытовые конфликты, слабость социального контроля и др. Социальное неблагополучие сказывается как на объективных (ситуации), так и на субъективных (личность) факторах: резко увеличивается число разводов вследствие распада семей, широкое распространение получает нищенство, растет число имущественных и насильственных преступлений и т. п. По сути дела, идет деформирование образа жизни людей.

Таким образом, факторы группы риска, с одной стороны, характеризуют

личность, попавшую в опасную ситуацию, которая негативно влияет на гене-

184


зис преступного поведения, а с другой, они связаны с “большим обществом” и отражают его противоречия и характерные черты.

Категория: Материалы из учебной литературы | Добавил: medline-rus (17.04.2018)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Загрузка...


Copyright MyCorp © 2018



0%